Как провести досуг в Луганске. Афиша мероприятий

<< >>

Кинотеатр «Луч», Луганск. Афиша на 12-18 мая

ул. Челюскинцев, 16 (рядом с GoodZone) тел: 0999453003 Смотрите с 12 по 18 мая: 14-30 18-00 "В активном поиске" комедия 16-30 "Маршрут построен" триллер, ужасы В выходные дни 12,13,14,15 мая доп.сеанс 12-50 "Норм и несокрушимые" мультфильм  13 мая спецпоказ фильмов вместо сеансов в 16-30 и 18-00 16-20 "Пятница,13 2009 г" 18-00 "Пятница,13 4 часть 1984 г" Цена билетов: 30* и

План мероприятий «Светлицы». Май 2016

hUcCYPMrTvs

План работы Центра культуры и учебно-методической работы "Светлица" в мае 2016.

Программа спектаклей русского драматического театра. Май 2016

театр луспекаева

Луганский академический русский драматический театр имени П. Луспекаева предлагает в мае такие спектакли:

Программа спектаклей украинского музыкально-драматического театра на Оборонной. Май 2016

Театр на Оборонной

Програма Луганського академiчного українського музично-драматичного театру на Обороннiй  на травень 2016 року:  

Программа творческого центра «Красная площадь, 7». Май 2016

академия

При Луганской государственной академии культуры им. Михаила Матусовского действует Творческий центр «Красная площадь, 7». За 10 лет существования центр стал неотъемлемой частью культурной жизни Луганска. Со дня его создания здесь было представлено зрителю более  500 программ.    Предлагаем вам Репертуар творческого центра «Красная площадь, 7» на май  2016.

Программа концертов Филармонии. Май 2016

филармония

Анонс концертов Луганской академической филамонии в мае 2016

«Диоптрик» на «Одуванчике»

ОбложкаДавно ожидаемое пополнение он-лайн библиотеки — созданный в Луганске барочный роман "Диоптрик". Отчёт о презентации есть на "Одуванчике"

Сегодня все интересующиеся литературой и философией могут скачать роман с сайта. В отличие от бумажной версии, электронная содержит иллюстрации. 

В своей дебютной художественной книге Андрей Лустенко сознательно поднял планку и выбрал себе достойный образец. Предлагаемый читателю роман отсылает к произведениям Гофмана и Умберто Эко. Читайте и наслаждайтесь!

Диоптрик_ 1-4

Диоптрик_ 5-8

Диоптрик_ 9-12

Марина Кудимова. Время Донбасса (рецензия)

w620h420

Литератор Марина Кудимова: "В критическом снисхождении сборник "Время Донбасса" не нуждается"

О ярком художественном осмыслении в сборнике "Время Донбасса" войны гражданской, ставшей Отечественной, ЛИЦ рассказывает известный российский литератор, поэтесса Марина Кудимова.

 

"Развяжи мои губы словом…"

Альманах Союза писателей ЛНР "Время Донбасса" выстроен по всем правилам подобных сборников: тематически объединенные стихи, проза и драматургия под одной обложкой. Вот только повод для издания особый: Война. Само это слово и обстоятельства, в нем скрытые, подспудно предполагают некую журналистскую или пусть художественную, но торопливо слепленную канву. Ведь донбасская война с героическим сопротивлением Народных Республик нацистской экспансии продолжается. И нет пока паузы на художественное осмысление подвига Донбасса, на взгляд с порядочной временной дистанции. Недаром Елена Настоящая пишет:

Нет, это не "Тихий Дон".

И даже не "Война и мир".

Хотя похоже…

Конечно, прежде всего, в истории останется сам этот подвиг. Чем бы ни закончился русский бой за самостояние Новороссии, память народа сохранит его героический посыл. Но подвиг без литературного осмысления, без художественного освоения и запечатления мало-помалу превращается в миф. И только литература гарантирует ему адекватное содержание и форму.

Ни в малейшем критическом снисхождении сборник не нуждается. Публикации отличаются высоким литературным качеством практически без исключений.

Чрезвычайно интересна проза, где самые популярные писатели — Сергей Шаргунов, Герман Садулаев и другие — предстают в новой для себя и читателя ипостаси. Особого внимания заслуживает раздел драматургии с интереснейшим опытом Глеба Боброва "Оглашение Крама". И все же я позволю себе остановиться подробно на поэтической рубрике. Потому что именно в поэзии – наиболее оперативном, нервном и емком жанре литературы – отражается, словно в капле, преломленный опыт человека и народа. Только поэзия способна увидеть "небо в чашечке цветка" и весь современный мир – в поле "жаркой бойни, скосившей злак" (Вера Агаркова).

Русская военная поэзия – от Державина до Симонова и от Пушкина до Межирова – тема неисчерпаемо огромная. "Во дни торжеств и бед народных" она была траурным эскортом, сопровождающим погибших, и знаменем, возвышающим живых. Стихотворение "Жди меня" стало своеобразной гражданской молитвой, которую повторяли из уст в уста и которой перекликались фронт и тыл. Я уверена, что многие стихи "Времени Донбасса" напрочь опровергают десятилетиями внедряемое мнение о якобы утраченном интересе к поэзии и катастрофически внутрикорпоративном ее бытовании. Эти стихи доказывают совершенно обратное!

Только поэтическое слово способно на мгновенную сверхэмоциональную реакцию в ситуации, когда "Тихий Дон" писать попросту некогда – разбомблен кров и расщеплен снарядом стол, за которым может быть создана трудоемкая эпопея. А стихи пишутся где и когда угодно, не требуя ни комфорта, ни документальной оснастки, ни большого времени. Они складываются в походе и на пожарище, как "Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины", у дорогой могилы, как "Враги сожгли родную хату", прямо среди боя, как лучшие главы "Василия Теркина". Безусловно, есть великая поэзия, рассчитанная на долгую историческую память – Пушкин не участвовал в Полтавской битве, а Лермонтов – в Бородинском сражении. Но пушкинский "Делибаш" и лермонтовский "Валерик", написанные по непосредственным впечатлениям, равновелики "Полтаве" и "Бородину". Стихи альманаха рождены разрывами и ночными обстрелами, моментальными смертями и командирскими решениями. Тем они и бесценны – при всем ужасе совершающегося.

Великую поэзию рождают не только великие победы. Поражения и отступления, неизбежные во всякой войне, тоже способствуют вдохновению, ибо его природа неуловима и никем не определена. Почему Афган и Чечня не оставили сколь-нибудь заметного следа в поэзии? Почему сложнейшая затяжная Кавказская война родила непревзойденные шедевры? Почему малоудачная Крымская война создала целый новый жанр – военную прозу Льва Толстого? Вразумительного ответа нет. Но лишь два типа войн неизменно оставляют после себя полярную, непримиримую на поверхностный взгляд и несокрушимо подлинную литературу – война гражданская, где, как пишет автор сборника Валерий Сурненко, "у всех своя правда, и все не правы", и война за Отечество. А битва за Новороссию соединяет и то, и другое в одном страшном и прекрасном лике.

Здесь нет выбора – что лучше: без стихов, зато без войны, или с войной, но со стихами. Мы не выбираем историю – она беспристрастно выбирает нас. Вот стихи Сигиды-старшего и Сигиды-младшего. Старший пишет:

в нашем рабочем посёлке

каждая хата — блокпост

Младший с молодым темпераментом вторит:

Те, кто не спился в девяностых,

Кто не сторчался в нулевых,

Не сгинул в наркохолокосте

От огнестрельных, ножевых —

Сегодня здесь.

Сильнейшее впечатление от поэзии сборника – ее соприродность, неотделимость от крови и почвы, пропитанной этой кровью. Елена Заславская, чья подборка представляется одной из самых мощных, воплощает эту неразрывную взаимосвязь:

Последний пласт. Из недоступных недр.

Наверх. Из самой преисподней.

История желает перемен

И крутит, крутит, крутит чёрный жёрнов.

Мы стали чёрным хлебом на войне,

А были… были золотые зёрна.

Тему продолжает вопрошание Светланы Сеничкиной:

Как, если корни вырвешь из земли,

Живым остаться?

Вот в этих корнях вся сила – и истории, и литературы! С течением времени любые противоречия сглаживаются, и остается единое тело народа, воплощенное в национальной словесности. Но что останется от "майдана"? Неумелые косноязычные вирши "Никогда мы не будем братьями"? А от Времени Донбасса – без кавычек – останутся, в этом нет сомнений, обильные страницы, заполняющиеся на наших потрясенных глазах.

Я не случайно назвала свои беглые заметки строкой Анны Ревякиной "Развяжи мои губы словом…" Обезвоженная постмодернистскими тщетными ухищрениями русская поэзия в лице молодых Республик обретает новый голос. Так Великая Отечественная вдохнула жизнь в советскую поэзию, дала свежие имена, изменила интонационный строй. Словесное запечатление трагедии и подвига Донбасса не утешит всех обездоленных и уж точно не воскресит безвинно погибших. Но в будущем – и утешит, и воскресит, и вдохновит пока неизвестных нам и бессловесных творцов. Ведь, по слову уже цитированной Елены Заславской:

Эти русские мальчики не меняются:

Война, революция, русская рулетка.

Умереть, пока не успел состариться,

В девятнадцатом, двадцатом,

Двадцать первом веке.

Великое дело сделано Глебом Бобровым сотоварищи, без скидок великое!

***

Марина Кудимова – известный российский поэт, прозаик, эссеист, историк литературы. Член Союза писателей СССР и член Союза писателей Москвы. Лауреат ряда литературных премий, в том числе Бунинской и Международной премии "Писатель XXI века".

 

 

Читаем Даля: СТИХИЯ

СТИХИЯ ж. греч. вещественное начало, основа, природное основанье; простое, неразлагаемое вещество, цельное, несоставное; начальное, коренное вещество. Стихиями иногда зовут основные вещественные, неживые силы природы, по древним четыре: земля, вода, воздух и огонь; ныне зовут так те вещества, которых химия доселе не смогла разобрать, разложить на составные вещества, и потому почитает самственными; напр. воздух разложен на кислород, азот и углерод, которые и почитаются стихиями, стихийными телами, веществами; все металлы, сера, фосфор и пр. стихии. | Стихии, составные части чего-либо, в прям. и иносказат. смысле. Стремления человека слагаются из разных стихий, в числе которых самотность занимает не последнее место. Стихия зла присуща человеку. Стихийные перемены, воздушные, погодные.

«Обрывки сезонов» А. Грошенко

 

 

В наш дружный советский коллектив "затесалась" пара космополитов. Жена устраивает мастер-классы старинного турецкого искусства эбру, а муж пишет целые сборники хайку, как будто ему тесно в рамках русских частушек)))
Вот именно сборник хайку А. Грошенко "Обрывки сезонов" мы прочли и решили сказать пару слов.
Сам жанр хайку уже настолько освободился от строгих формальных канонов, что, особенно, в переводах или в западной традиции, стал практически неузнаваемым. Грошенко тоже сильно отступил от первоначальных требований — деление хайку на две смысловые части он применяет далеко не всегда, у него это часто одно предложение, поданное, как три строки. я уж не говорю о правиле строить произведение по принципу слогового членения 5-7-5. Что же осталось у него от этого жанра, можно ли в таком случае говорить что это хайку? Я думаю, можно и нужно. Ведь главное в этом старинном стихотворении — умение увидеть какое-нибудь природное явление и соотнести его с человеческими чувствами, подать природное, как одушевленное. В лучших своих образцах автор блестяще решает эту проблему, тонко всматривается в окружающий нас мир, находя в нем примеры, близкие нашему сердцу. Ну и, конечно, обязательным атрибутом хайку является лаконизм — умение нарисовать картину, используя минимум слов — никаких повторов, никаких лишних описаний, то, что называется иероглифизм.
***
Как подморозило!
Голубь, нахохлившись,
В лужице льдинку клюёт.
***
Перед тишиной
Наговориться друг с другом
Листья спешат…дождь.
***
Запоздалая роза
Последние лепестки роняет.
Так холодно на ветру!

 

Фото Владимира Карбаня.

 

Читаем Даля: ТАЛАНТ

ТАЛАНТ м. вес и монета у древних греков и у римлян; | природный дар, дарования человека и способность к чему. Талантливый, даровитый, с природными способностями. Талан, счастье, удача; | рок, судьба, участь; | барыш, прибыток вят. перм.; | находка тамб. Талан на майдан! привет играющим на деньги. Наш талан — с сумой по дворам. Мой талан ушел по горам (съел баран). Талану к коже не пришьешь. Не наш талан, чтоб найти, а наш, чтоб потерять. На дочернино счастье лошадь продал. Бог дал пять рублев талану, наживы. Кому есть талан, тот будет атаман. Нашему Ивану нигде нет талану. Всеми молодец, да нет талану на роду. Худ талан, коли прост (пуст) карман. Не возьмешь товаром, не возьмешь и таланом (и божбою). Овому талан, овому два (прибавка: а нет талану, не пришьешь к сарафану). Талан не туман, не мимо идет. Как в поле туман, так ему счастье, талан! (слова повитухи, за кашей) Знать по всему, что не быть талану. Чужой талан скоро растет, а наш — ни ползет, ни лезет! Таланный, к талану относящ. Таланное дитя мачехино! Будешь таланен, так наспишься по баням (т. е. без крова). Таланливый, счастливый, удатный, кому везет. Таланлив ли тебе сон приснился? И счастлива будешь, и таланлива. говор. ворожейка. Парень-то таланлив, да некорыстен сон! Таланить кому, безлич. быть счастью, удаче, счастливить, удаваться. Ему все таланит. | Вор вору таланит, сиб. угождает, норовит, или потакает. Рыбакам заталанило, повезло. Исталанился талань мой! Поталанило было счастье, да и село. Проталанило ему с год. Не поталанилось мне. | Таланить, искажен. табанить.

Читаем Даля: САРЫНЬ

САРЫНЬ ж. собират. вост. калужск. (сор?) толпа мальчишек, шалунов; толпа, ватага черного народа; сволочь, чернь. Сарынь по улице гомонит. Сарынь на кичку! бурлаки, на нос судна! по преданию, приказ волжских разбойников, завладевших судном. Велика сарынь (толпа), да некого послать.

Рукописные плакаты

002

Живописный постер — чисто ганийский феномен, не встречающийсая больше ни в одной африканской стране. Их производили относительно недолго, с начала 90-х гг. ХХ века и примерно по 2010 год. Стандартные размеры постера — 120-160 см в длину и 100-120 см в ширину — продиктованы спецификой используемого материала. В качестве дешёвого источника холста художники использовали мешки из-под муки.

Некоторые художники, такие как «Леонардо» Эдвард Лампти из Аккры, Авал Сунил Шетти из Теши или «Мистер Брю Арт» Квеси Блю из района Кейп-Кост специализировались исключительно на видеопостерах. Они могли скопировать сюжет с обложки видеокассеты, но зачастую рисовали такое, чего вовсе не было в фильме. Красочные, фантастические изображения изобиловали пугающими элементами вроде отрезанных голов, жутких монстров или сосудов, наполненных кровью. Избыточная жестокость использовалась для привлечения зрителя.

Поскольку плакаты располагались на улице, подвергались воздействию солнца и дождя, путешествовали вместе с мобильными кинотеатрами от деревне к деревне, они часто повреждались и пачкались. Большинство из них нашли покой в мусорных ящиках, но некоторые счастливчики продолжили свое существование в собраниях коллекционеров и музеев Европы и Америки.

007 008 006 005 004 003 002 001

Ночь музеев в Стaрой Руссе. «Дом Достоевского в сумеркaх»…

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11Весёлaя былa Ночь музеев в Стaрой Руссе, что в Новгородской губернии, нa чудесном светопредстaвлении "Дом Достоевского в сумеркaх"! В тёмное время суток по домику писaтеля бродил призрaк горничной, которaя периодически мылa стеклa нa дверях, a потом кудa-то исчезaлa. Из слуховых гaллюцинaций порaдовaлa мaзуркa, которую Достоевский весело тaнцевaл с Aнной Григорьевной, a тaкже смех в детской. Остaлось рaзгaдaть, по чьей вине по кaбинету Фёдорa Михaйловичa летaли его письмa, и чья рукa утaщилa конфеты из столa русского гения (вкусненькие были конфетки!). Хорошо, что хоть призрaк взъерошенного Митеньки Кaрaмaзовa не явился…

Парнас дыбом: Волошин, Надсон, Андрей Белый

 

Харьков, 1925
Ал. Блок, А. Белый, Виктор Гофман, Игорь Северянин, К. Юлий Цезарь, Владимир
Маяковский,  Демьян  Бедный,  Ал.  Вертинский,  Сергей Есенин, Гомер, Данте,
Крылов, В. Брюсов, К. Д. Бальмонт и многие другие

     Про: козлов, собак и веверлеев

	СОБАКИ

Максимилиан Волошин

Псу-супостату, взалкавшему мясо!
Зри, на себе раздираю я рясу
И проклинаю тебя я теперь,
Зверь нечувствительный, неблагодарный,
Тать, сластолюбец, лукавый, коварный,
Скверны исполненный, мерзостный зверь.
Буду судиться с тобою я ныне:
Мать родила тебя ночью в полях,
И, о тебе не заботясь, о сыне,
Пуп не обрезала, и не омыла,
И не посолила, и не повила,
Бросила тя на попрание в прах.
Сукой забытый щенок беспризорный,
Был уготован ты смерти позорной.
Я ж тебе молвил: живи во крови.
Жалости полный, слезою Рахили
Вымыл, покрыл тебя епитрахилью
И сочетался с тобою в любви.
Шерсть расчесал твою, блох уничтожил,
У очага разостлал твое ложе,
В пищу дарил тебе лучший кусок.
Ты ж возгордился, безумный щенок,
Сам непомерной облек себя властью,
Полный желаний беспутных, больных,
И распалялся нечистою страстью
К изображениям на мясных.
И, насбирав в околотке паршивых
Псов, доброты моей не оценя,
Ты, блудодейственный, ты, похотливый,
Мясо украл у меня, у меня!
Гнев изолью, истощу свою ярость,
Буду судиться с тобой до конца,
Семя сотру, прокляну твою старость,
От моего не укрыться лица.
Ты не избегнешь положенной кары,
Шею подставлю твою под удары,
Поволоку тебя сам на позор,
Сам подыму на тебя я топор,
Прах орошу искупительной кровью,
Ибо тебя возлюбил от всех псов я,
Больше Барбоса и больше Жужу.
Полный страдания, ныне гляжу
Я на твои неизбывные муки,
Но не опустятся грозные руки,
Ибо я полн справедливости, пес,
Ибо я правды нездешней орудье,
Ибо свершаю не месть - правосудье,
Ибо ты мясо иерея унес...

1917 г.

Далее

О борьбе с загрёзнением

Авраам Болеслав Покой

2014

В последние дни, в связи с новостью об уходе на заслуженный отдых видного деятеля римской церкви Бенедикта Шестнадцатого, — у поп-мыслителей Северного полушария обострились мысли о судьбах христианства вообще и христианских церквей в частности.

Среднестатистическая импровизация извилин этих мыслителей звучит просто. В нашем веке у христианских церквей — западных ли, восточных ли — осталось только два пути, говорят они. Первый: церкви окончательно станут продуктом для отсталых традиционалистов — потных индейцев, чёрных негров и российского нефтебыдла. То есть обрекут себя на противостояние прогрессу и исторический проигрыш. Второй путь озвучивается капризным тоном. «Церкви должны измениться и побороться за умы цивилизованных европейцев», — рекомендуют мыслители. 

Бороться за их умы христианство, по их мнению, должно путём снятия каких-либо реальных требований к ним и замены их на некую неуловимую Духовность.

«Вы же понимаете, что европеец уже довольно давно имеет другие ценности. Для него не представляет интереса всё это круглогодичное окормление, стояние плечом к плечу с единоверцами в одном потном строю, чувство единства с сомнительной общностью, бесчисленные запреты и требования. Даже христианин-европеец скорее будет лицемерить, чем примет все эти запреты и требования всерьёз», говорят мыслители. «Кто-то должен вдохнуть в его застывшие формы новую жизнь. Пора прекратить притеснять ЛГБТ — они всё равно будут любить друг друга. Хватит притеснять чайлдфри — для них собственный духовный рост всё равно важнее традиционалистских ценностей. Пора перестать защищать права абортного материала — всё равно даже верующие будут делать аборты. И пора сделать уже что-нибудь с этим положением про верблюда и игольное ушко, на которое самим иерархам плевать. А то со всеми этими запретами церковь давно стала хранителем далёкого от жизни ритуала», — констатируют они.

Про далёкий от жизни ритуал звучит особенно убедительно от людей, днями напролёт актуально пуляющих из иллюзорных танчиков.

Тем не менее – само предъявленное требование снять требования заслуживает того, чтобы поговорить об этом подробнее.

Далее