По поводу гибели лидера ДНР Захарченко

Нина Ищенко

Я пишу этот текст потому что вижу, как трагедия становится поводом для разделения и раздробления общества, превращается в очередной информповод, на котором кто-то пиарится, а кто-то, что важнее, ссорится. Общество в очередной раз раскалывается, дорожки ветвятся, и вот уже кто-то живёт в мире, где Захарченко убили украинцы, а кто-то в другом мире, где его убила ФСБ, и миры эти расходятся всё дальше, теряя точки соприкосновения и блокируя возможность солидарного действия для тех, кто в них оказался. За 2018 год Россия вложила в Украинскую экономику около пятисот миллионов долларов США, из них полтора процента ушло на АТО, то есть прямо потрачено на убийство русских. Вот что такое отсутствие солидарности и почему это важно. Я понимаю, что помешать расхождению дорожек один пост не в силах, но тут уж делай что должно, и будь что будет.

Я не буду здесь обсуждать очевидные вещи, а именно:

политического лидера могут убить как частного человека, по личным причинам;

нет настолько незначительной, убыточной и просто опасной должности, ради которой какой-нибудь человек не согласился бы рискнуть всем; например, какой-нибудь мелкий чиновник из правительства ДНР решил стать вождём и убил Захарченко.

Это могло быть, но об этом я не знаю ничего и ничего говорить не буду.

Еще одно: я не следила за политической ситуации в ДНР, не слушала выступлений Захарченко, не читала его интервью и программных текстов, я не знаю даже по именам ни одного другого политика ДНР и совершенно не представляю тамошней ситуации изнутри. Я не могу как Штирлиц нарисовать картинки, провести анализ и понять, кто чем дышит. Так что об этой стороне дела я тоже писать не буду.

Остаются две основные версии – СБУ и ФСБ. И тут я хочу озвучить пару очевидных вещей, которые для других неочевидны.

Украина ведёт с нами войну уже пятый год. Свои цели украинцы провозглашали  громко, явно, и не меняют их весь военный период. Эти цели – сломить сопротивление Донбасса, уничтожить всех, кто сопротивляется, запугать нонкомбатантов, воевать до полного стирания наших республик с карты и из памяти. Другое дело, что там не хватает ресурсов это сделать, включая инфраструктуру, организацию и толковых исполнителей, но когда удается собрать рассеянные силы, действия Украины направлены только в одну сторону, и колебаний в этом плане не было и нет. Поэтому когда убивают значительную фигуру из наших, Украина – первый подозреваемый. Нужны очень веские причины, чтобы отвести от нее подозрения. То, что предлагается в качестве таких веских причин противниками этой версии, меня не убеждает из общих соображений. Рассмотрим их по порядку.

1. Убийство произошло накануне выборов. После этого – многозначительное молчание. Я не такой фанат демократической системы, чтобы полагать, будто выборы в современном мире имеют реальное значение, а не являются дорогостоящей декорацией, поэтому такое совпадение в моих глазах не является знаковым и мрачным. Напоминаю, мы живём на войне – во всех смыслах. И локально, в Донбассе, и глобально, в мире, каждый день происходит что-нибудь важное – сравнимое по важности с выборами в ДНР или на Украине. Когда бы ни убили нашего командира, это произойдет после или накануне важных перемен, серьёзных катастроф, боевых столкновений и ответственных переговоров. Выводить из такого совпадения стратегические следствия на уровне геополитики – удивительное занятие, самое поразительное в котором – как оно не надоело за много лет.

2. Объяснение от Шария: скоро на Украине выберут вменяемого президента, который захочет реально вернуть Донбасс в состав Украины, а Захарченко этого не захочет, поэтому его убрали заранее. Лучшим комментарием к этому объяснению будет сказка об умной Эльзе: http://hobbitaniya.ru/grimm/grimm34.php.

3. Такого рода версии упускают одну очевидную очевидность: ДНР – это проект не Захарченко, а Путина. Если Россия решит нас отдать Украине, смерть одного командира на окраине империи не сдвинет решения ни в какую сторону, это просто несравнимые вещи.

Более того, если Россия решит это сделать, результата можно добиться гораздо проще, быстрее и со всех сторон удобнее – перестать нас финансировать. Оставить бюджетников без зарплат, студентов без стипендий, пенсионеров без пенсий, больницы без лекарств, школьников без завтраков, военных без оружия… Никакой харизматичный лидер не накормит своей харизмой несколько миллионов человек на регулярной основе. Перенаправить финансовые потоки в более приятное место – в свой карман, не в пример легче, чем делать что бы то ни было  другое.

Многие мои друзья заметили, что после гибели Захарченко активизировались попытки втиснуть Донбасс в Украину, пока только в информационном пространстве – Азаров называет жителей Донецка «украинцами, которые скорбят по своему лидеру», призывы нести в Москве цветы к посольству Украины и так далее. Тот факт, что радетелям нашего с Украиной единства приходится обращаться к таким мерам, как убийство донбасского лидера, как раз и показывает, что в их руках нет того рычага влияния на ситуацию, который описан выше.

4. Не может же наша контрразведка быть настолько беспомощной, что наших лидеров убивают каждый год.

Во-первых, любую контрразведку можно переиграть. А во-вторых, к сожалению, может. Как говорил тот же Штирлиц, каждый второй житель Германии даёт показания на своего соседа, а этот сосед в свою очередь даёт показания на своего информатора. Это и есть залог успеха любой контрразведки. Дело движется не благодаря гениальным прозрениям Шерлока Холмса, а благодаря повседневной работе Лестрейда в полицейском участке. Лестрейд ни за что не  догадается, что случайный прохожий – иностранец, раз он смотрит не в ту сторону, переходя дорогу, но он может знать это наверняка, поскольку все иностранцы регистрируются в полиции (Честертон).

В республиках ничего подобного нет. Украинцы не отличаются от нас ни расой, ни языком, большая часть населения республик живёт по украинским паспортам и с украинскими симками, досмотры на границе с нашей стороны – не будем о грустном, людей с проукраинскими взглядами в республиках не меньше, чем в самой России – и если в Москве они организовывают фотовыставки героев АТО, в ДНР им тоже есть чем заняться.

В таких условиях остаётся удивляться, что теракты происходят не так часто, как могли бы. Только в Луганске взрывали красную звезду, несколько раз взрывали памятник погибшим ополченцам возле Горьковки, был взрыв на лавочке возле «Музыкального пика», когда погибла женщина.

Справедливости ради, надо сказать, что на Украине ситуация не намного лучше. Если бы мы поставили себе цель убивать украинских политиков и взрывать их памятники, мы бы добились результата. Другое дело, что мы не ставим таких целей, а Украина ставит. Идёт война, наш противник использует методы терроризма, запугивая и деморализуя мирное население – вот как это называется, и главное – это же не секрет все эти годы.

5. В тех случаях, когда политические лидеры и боевые командиры точно устранялись Россией, это происходило совсем не так, как в случае с Захарченко, не так стилистически.

Бэтмен – послали повестку, послали отряд милиции, убит при задержании; Болотов – после нужных формальностей уехал в Россию и все о нём забыли; Плотницкий – было какое-то шевеление три дня, которое кончилось тем, что он подписал нужные бумаги и тоже уехал. Фигуры сняли с шахматной  доски, оформили это как могли, и продолжаем жить дальше.

Взрывы лифтов, забрасывание бомб в окно или что там ещё происходит – это не наш стиль. Мы сильны своей занудной бюрократией, а не яркими и эффектными поступками отдельных харизматических личностей (об этом хорошо у Холмогорова было, хоть давно, но правда: https://holmogor.livejournal.com/3481987.html). Когда иностранцы начинают описывать ужасы нашей жизни, это выглядит до того неуместно и чужеродно, что просто не знаешь куда девать глаза. То великий и прекрасный Мураками расписывает в деталях, как советский офицер сдирает кожу с пленного, то американский лауреат Ежи Косинский описывает как советские солдаты насилуют женщин прямо в сёдлах своих коней…

Когда рассуждают об убийствах Россией наших лидеров, начиная с Мозгового, упускается из виду ещё одна очевидность, которую я бы хотела удержать: Луганск и Донецк – это обычные русские города, хоть и в необычной ситуации. Оглянитесь вокруг, посмотрите, что происходит в вашем городе, и подумайте, какова вероятность, что ваши чиновники начнут скакать верхом по городу, насилуя женщин в сёдлах, а не найдут какое-нибудь другое решение возникшей проблемы, более скучное, менее зрелищное, и в то же время более эффективное.

Это было о том, почему я считаю, что за убийством Захарченко стоит Украина: декларации, цель, средства, намерения, возможности – всё совпадает, и бритва Оккама тут более чем уместна.

Почему я думаю, что вследствие этого убийства не будет признания республик Донбасса или каких-то других перемен в политике России по отношению к нам – смотрите пункт третий: решения такого уровня не зависят от гибели одного человека. Если бы зависели – за четыре года тут убиты тысячи человек, такие решения давно были бы приняты. Все возмущены? Все уже возмущались военными преступлениями – бомбежкой Луганска 2 июня 2014, бомбежками Донецка регулярно, авиаударом по Станице Луганской 2 июля 2014, даже Одессой. Увы.

С другой стороны, что может случиться в любой день, может случиться и сегодня. По неизвестным нам причинам, но привязано к гибели Захарченко Россия признает Донбасс – почему нет? Мы все делаем что должно, и будь что будет.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*