С новым 1941! Балийский новый год и прочий тотемизм

Ольга Бодрухина 

Посещение Бали для меня из необходимости (когда заканчивается виза, из
Индии положенно выезжать, игнорирование этого факта может закончится
попаданием в черные списки и даже заключением в места), постепенно
превращается в очередной гонзо-паломнический тур.

Не успело мое сектантское тело остыть после очередной Кумбхамелы

Кумбха Мела 2019. Фоторепортаж из сердца Индии.


и жизни в старейшем храме Праяграджа, а также предшествующему
зачислению в старейший институт йоги (да, тот самый, который с 1918
года, еще до прозападных извращений, ковриков из суперпенки и прочих
стретчингов промежностей), как пришлось пережить еще и индуистский
новый год на Бали.

Парадокс. Жители острова богов провожают старый год в компании
демонов, а новый встречают в полной тишине и темноте. Вот такой вот
холодец.

Нйепи – так называется этот праздник, отмечается индуистской веткой 7
марта настолько на государственном уровне, что даже аэропорт на Бали в
этот день закрыт. Более того, на улице даже нет полиции, вместо
патрульных — волонтеры, прошедшие специальный очистительный обряд.
Главная их обязанность как раз состоит в том, чтобы отлавливать
шатающихся аборигенов и даже туристов, нарушающих одно из главных табу
этого дня – покидать пределы родного двора. Только «скорая помощь»
функционирует. Другие ограничения, так называемые «амати» — не
зажигать свет и огонь, не выполнять никакую работу и не развлекаться,
желательно вообще не разговаривать и по возможности поститься. За день
до НГ владельцы отелей и гестхаузов вывешивают на самом видном месте
письмо, в котором, помимо перечисления ограничений, иностранным гостям
рекомендуется смириться и медитировать все 24 часа, пока длится
праздник. Нйепи еще называют «днем тишины». Считается, что все
указанные виды деятельности могут отпугнуть удачу нового года. По
другой версии, это отголоски анимистических верований, согласно
которым в этот день концентрация негативной энергии достигает
максимума, все-таки, конец года, нечисть агонизирует и лучше особо ее
внимания не привлекать, а затаиться тише воды ниже травы. Еще я
слышала такую версию – над островом летают гигантские
драконы-прародители, и лучше их не драконить, яркого света и шума они
не любят.

Особо нетолерантные туристы от такого колорита «сливаются» на
мусульмансие острова, хотя бы на Ломбок. Только вот, в прошлом году во
время землетрясения острова особо пострадали, и угроза повторных
толчков все еще реальна…

Празднества накануне «дня тишины», впрочем, с лихвой компенсируют
последующий анабиоз. Начинаются они чуть ли не за неделю. Красочные
многолюдные процессии из храмов с мелодичной живой музыкой и прочими
башнями фруктов на головах влекут божеств и драконов на омовение к
океану. Для меня это время начала путешествия – мой паспорт летает по
ченнайскому аэропорту в руках сотрудницы авиакампании «Эир Эжиа» с
криками «Ukraine! Work!» что значит,
«мы-знаем-ты-Украина-едешь-на-работу-из-Индии-на-Бали-покажи-свой-обратный-билет-куда-угодно-только-не-назад-в-Индию-а-лучше-назад-в-свою-страну».
Удостоверившись, что он все-таки есть, и на Бали я не останусь, меня
пропускают дальше, на иммиграционный контроль, где я рассказываю,
какой я правильный сектант (потому что рассказывать индийским
таможенникам что-то другое через десятилетие в стране, которая мне
никакием боком не родная, не имеет смысла), и меня выпускают. Через
две пересадки и 14 часов перелетов-остановок я рассказываю уже
индонезийскому офицеру, что точно работать в клубе на Бали не буду
(слава Богу, в этот раз догадалась не брать свою гитару, которая так
меня подставила на «иммигрейшине» в прошлом году). И, даже, напротив –
сама ищу на Бали работников из местных, которые отольют прекрасные
серебряные украшения по моим силиконовым шаблонам потому что я
концептуальный дизайнер-ювелир в процессе создания своего бренда, уже
сотрудничающий с одним из крупнейших рынков Азии в Мумбаи. Такой
правды на индонезийской таможне от держательницы украинского паспорта
еще не слышали, и в этот раз мы выплываем без позора.

На острове, однако, праздники. Толку торговаться с владельцам фабрик,
если нужные мне мастера на каникулах, ведь большинство из них —
гастарбайтеры с Явы. Такой форс-мажор.

Неожиданно появившееся окно, как обычно, было решено заполнять
физическим и духовным развитием, а также третим сезоном «Твин-Пикса».
Знаю, это дело прошлого года, но на него в Индии не находилось
времени. Кстати, вот первый и второй сезон, если не считать далекого
детства, когда на экране все происходящее было заманчиво, но
непонятно, тоже смотрела в Индии. Лет пять назад в Гималаях, недалеко
от резиденции Далай-Ламы. Когда только начинала учится ручной
ювелирной работе у тамошних мастеров. И там все как-то совпало –
тибетцы, кольца с совами. А потом в один день я вдруг встретила
однорукого карлика (причем конечность у него отсутствовала так же, как
у хозяина Черного Вигвама, Майка, и вообще он на него был жутко
похож), а также трансвестита-европейца в индийском сари (кто смотрел,
короче, в курсе, только мой «транс» был еще красивее героя Духовного).

…Остаток второго сезона спала с включенным светом, так, на всякий
случай… В итоге владелец горного домика, который я арендовала,
просто выселил меня под предлогом, что по ночам я не сплю, как все
верующие, а занимаюсь черной магией. И даже денег вернул. Деньги я не
взяла, а предложила хозяину на эту сумму провести очистительный
ритуал, чтоб им потом не так страшно было в этом доме жить.

В этот раз конечно, было проще. Хозяева моего нынешнего обиталища –
балийские хинду, не такие пуганые, как гималайские брахмины.
Вообщем-то, они были не против, что по ночам я смотрю «Твин Пикс», а
днями просто отсутствую. И вообще они жили в доме наверху.

Я уже точно знала, что Черный Вигвам существует, и что портал в него
не только в снах, где он втягивает тебя, как воронка ужасного торнадо,
слепой черный хобот, от которого не скрыться, но и на мосту в Станице
http://oduvan.org/nashi-proekty/vojna-na-donbasse-ochevidcy/trip-na-ukrainu/.
И задавалась вопросом: а не сделать ли точную копию «печатки» с
совами? Раз уж я и так тут по ювелирным делам. Тем более, это не
литье, а ручная работа, и помощь яванцев не нужна. Только нафиг. Это,
конечно, вау-факторная вещь, но слишком стремная, лучше, наверное,
кольцо с изящным курсивом «Let’s rock!!». Думала о том, что порталы в
ЧВ появляются там, где для его обитателей много пищи. И что,
например, на Кубхамеле открывается портал в Белый Вигвам, все там
кайфуют, люди там всасывают амброзию и боги от этого становятся
бессмертными. Приблизительно это на разных языках мы напару с одним
садху из Харидвара пытались объяснить известному тележурналисту,
который брал у нас интервью на Кумбхамеле для канала то ли
«национальное самосознание» то ли УТ-1 (Уттар Прадеш, инд. штат).
Накануне в Кашмире произошел терракт, в Аллахабаде тоже было
неспокойно. И все вопросы были скользкими – про восстановление храма
Рамы на месте разрушенной мечети и прочее – но нас за зад таким не
возьмешь по понятным причинам…

Такие достойные истории болезни темы перемежевывались с домашними
перформансами из разряда «дикие танцы» под рендомную ретро музычку
типа «Ди Антворда» из Ютуба. Почти сразу по приезду во время
ежедневных обходов выявилось, что каждый храм, деревня, колхоз,
сооружают устрашающее пугало, похожее на «бабая» или «хоху», нередко
4-х метровой высоты. В Индии такие статуи делают по поводу победы Рамы
над Раваной, статую демона потом сжигают. Или на фестиваль Ганеши,
когда божество призывают в статую слоноголового бога, дух живет в ней
какое-то время, а когда уходит, статую топят. Но Ганапати делают
красивого, а здесь какие-то исчадия ада. Более того, многие «бабаи»
очень сильно напоминали индийских богов скажем так, в плохом
настроении. Помимо Кали, были озверевшие Хануман, Нарасимха, Гаруда.
Может, балийцы помнят, что это боги колонизаторов, и подсознательно
относятся к ним, как к «чужим» с космической станции? Иные статуи были
настолько стилизованы, что походили на персонажей комиксов и даже
фильмов, типа Россомахи или Голума. С каждым днем эти творения
эволюционировали в ужасном смысле, кроме того, под ними сооружалось
нечто вроде носилок, чтобы одновременно их могли нести 8- 10 человек.
Шли дожди, было душно и влажно, то тут, то там мне попадались какие-то
полуразрушенные фрески с повещенными на баньяне мужчиной и женщиной, с
гиганской личинкой, которая то ли кусает, то ли сосет грудь девушки,
можно понять, что случись землетрясение или извержение, вообщем-то,
оно бы не выпадало из этого ассоциативного ряда…

В итоге день накануне нового года закончился собранием всех демонов на
главной площади города (Убуд). В оновном, их несли очень молодые люди
и даже дети, что символизировало связь поколений. Это шествие
называлось парадом огогов. Огог – это то же , что и «бабай». Потом
демоны танцевали, именно с этой целью носилки делали такими
маневренными, чтобы с ними можно было носиться и кружиться, впадая в
транс. По обычаю, нужно чтобы статуя обернулась три раза против часой
стрелки. Такое вращение символизирует разрушение, убывание. Учитывая
форму, которую принимают боги и духи в этот день, они являются
гневными разрушителями зла и неведения.

По возвращению с этой «дискотеки» обнаружила на окне предупредительное
письмо о «дне тишины» с наилучшими пожеланиями. На следующее утро на
веранде стояли еда, котрую хозяйка наготовила для меня заранее, ведь
24 часа нельзя было разжигать огонь, фрукты и сладости. Эх, знай об
этом заранее, не готовила бы себе ничего с вечера.

В новый год в шкафу нашла подарок — оставленную кем-то книгу Нила
Геймана «Никогде» на русском. Странно, сколько раз я ее не замечала на
почти пустой полке… Пока был дневной свет, успела ее прочитать.
Потом стемнело, пошел дождь и пришел сон. У них наступил 1941-й, а для
жителей некогда одной шестой части суши это дата со смыслом. Для
жителей новых республик смысл особо актуален. Для меня он актуален
втройне, учитывая что накануне Индия и Пакистан почти что начали
боевые действия https://ria.ru/20190307/1551610933.html, и даже
самолеты, летящие через мусульманское государство, отменяли рейсы и
меняли маршруты. Вообщем-то, вполне реальна ситуация очередной
братской войны. В Индии ведь сейчас тоже выборы… Хочется привести в
пример выдержку из интервью математика Громова о том, что если
Пакистан организует атомный взрыв в Калькутте, то дым от горящих
деревянных домов закроет солнце над всей Землей на годы и температура
упадет на 4 градуса.

… на Борнео, что ли, переехать. Там живут птицы с такими красивыми
перьями, как будто усеянными драконьими глазами…
Война стала частью мира и бежать от нее некуда, это как от бегать от
Черного Вигвама по сновидческим или реальным ландшафтам. Рано или
поздно понимаешь, что в поисках ответов его придется посетить
добровольно.

 

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.