• Да не оскудеет рука дающего! Новый перевод Елены Заславской из Сергея Жадана. Очень сильно — рекомендую!
    * * * 
    Пливи, рибо, пливи – 
    ось твої острови,
    ось твоя трава,
    ось твоя стернова:
    править твій маршрут,
    шиє тобі парашут,
    пасе тебе в глибині
    при своєму стерні.
    Коли зелені зірки
    падають в гирло ріки,
    тоді твоя стернова
    промовляє слова:
    це ось – мої сни,
    це – рибальські човни,
    це – ніч, це – течія,
    це – смерть, певно, моя.
    Життя – це тиша й сміх.
    Його стане на всіх.
    Його вистачить всім – 
    всім коханням моїм.
    Тому лети, рибо, лети – 
    я знаю всі мости,
    знаю всі маяки,
    роблю все навпаки.
    Лише твої слова,
    лише таємниці й дива,
    лише сповідь і піст
    в одному з портових міст.
    Кохай, рибо, кохай,
    хай безнадійно, хай,
    хай без жодних надій –
    радій, рибо, радій.
    Любов варта всього – 
    варта болю твого,
    варта твоїх розлук,
    варта відрази й мук,
    псячого злого виття,
    шаленства та милосердь.
    Варта навіть життя.
    Не кажучи вже про смерть.

    * * * 
    Плыви, рыбка, давай, – 
    это твои острова,
    это твой дом родной,
    это твой рулевой:
    он прокладывает маршрут,
    шьет тебе парашют, 
    пасет тебя в глубине
    при верном своем руле.

    Когда зеленые огоньки
    падают в устье руки,
    взявшись за свой штурвал
    судьба говорит слова:
    вот – сладкие сны мои,
    вот – рыбацкие корабли,
    это – течение, это – ночь
    а это – смерть моя, точь в точь.

    Жизнь – это тишь и смех. 
    Ее хватит на всех.
    Хватит и тем, и другим –
    всем любовям моим.
    Потому лети, рыбка, лети –
    я знаю все опасности на пути,
    каждый мост и маяк,
    но делаю все не так.

    Только твои голоса,
    тайны и чудеса,
    только суровый пост,
    и каждый город мне порт. 
    Люби, рыбка, люби,
    пусть без надежды и 
    безнадежно, бессмысленно, зря,–
    радуйся, рыба моя.

    Любовь стоит всего –
    отчаяния твоего,
    стоит твоих разлук,
    адской боли и мук,
    воя, ночей без сна,
    милосердия и безумств,
    даже жизни стоит она
    а про смерть я и не говорю.

    Tags: ,

  • 229372_433788766657916_546294809_n

    Сегодня, в Международный день переводчиков, этих почтовых лошадей просвещения, предлагаю образцы художественного перевода Елены Заславской. Знакомясь с ее сюрреалистическими эскападами перевода Дайниуса Гинталаса, понимаешь, что ей доступны все стили и жанры, кроме скучного.

    ПЕРЕВОД ИЗ Dainius Gintalas
    «По крупицам собрал тебе чистейшей ласки.
    Молись. Захрипела дорога.
    Молись. Крикнуло утро. Давай!»
    С. Вальехо

    …в предместиях метался слишком рано
    глаза-пустынники сияли из-под косм 
    искрился криком раздирая раны
    как бабочка ночная свой распоротый живот
    верста, тампон, пергаменты. пассат,
    чадящий дымоход, трехногая собака,
    утопленница, вариант
    в бреду роятся в шахте рта 
    ночные мотыльки щекоткой страха
    восстать, воспрянуть, воспарить,воспламениться,
    воткнуть, впихнуть, втереться, возродиться,
    возникнуть, вылиться, и слиться.
    гость первый бред другой тоннель сознанья
    а третий гость агония воспоминанья
    ночные бабочки утоплены в ведре
    забыть, забит, затравлен, и зарыт,
    запить, за упокой, заесть, заплакать,
    и в забытьи, зажат в тиски, достиг
    она мала мала как
    острая игла
    всего за шаг за сто ложь облегчит
    за милю за версту за
    она еще пускает пыль в глаза
    она так близко как за лейкоцит

    тяжелая ущербная луна
    дым табака дурманящий и сладкий
    и на стекле окна ночные мотыльки
    расплюснутые всмятку
    черника, голубика, клюквы сок. 
    медузы, ленточные черви.
    крылатые пернатые стучат в висок
    из снов из грез невеяных в преддверии
    и длится месса язва рана шрам
    очищенный желудок
    и расползаются кишки как фарш
    раздавленных голубок
    как это голо. любо, сильно,
    жестоко, гадко, и невыносимо,
    желудок печень заусенцы
    и гусеницы в яблоке как в сердце
    щупальца и это
    вдруг накрывает яростью и светом
    тепло и холод, дурнота и блажь,
    и сине-красный стриж как паж.
    я пес я грыз я кость телёнок
    я каторжный валет тапир и войлок
    я крылья амфисбены кротость сучья
    я сумрачное бешенство запальчивость барсучья
    порезами, царапиной, крестом,
    крест накрест, быстро, резко,
    во сне. на корточках, всем животом,
    рыча, терзая, вслушиваюсь в вечность.
    и хмурится дорога на века
    ком в глотке
    птица ворон
    время петуха
    весна весна уж твой февраль приходит
    уже. и нет. еще. и может быть.
    прости-прощай. и не за что. и нечем.
    издохну на рассвете я бродя
    по желчи меж твоих легких
    огромных как киты

    ПЕРЕВОД ИЗ ДМИТРИЯ ЛАЗУТКИНА

    ***
    сегодня ливень грянул, и однодневки гибли
    пар от земли струился, как дым в простор высот
    и в белый свет мы верили, ведь нам его гасили
    и верили мы в камень, ведь был тот камень тверд
    и все ж твоя планета как кофе растворимый
    и звездами сияют познавшие любовь
    глаза прекрасных мавок зеленые и синие
    и красные усталые
    не ведавшие снов
    поджарена медуза — нефть выплесни как надо
    и флагами трепещут затеяв ворожбу
    мы видно не отсюда, мы малость космонавты
    мы просто камикадзе и мы летим в трубу
    полет нормальный мама сегодня грянул ливень
    как часто — утром осень а вечером зима…
    зима она чудесна 
    труба она красива
    полет нормальный мама полет нормальный ма

     

    Tags: ,

  • vstavka_2016

    Tags: , ,

  • КАГАЛ м. собрание еврейских мирских старшин, род думы, правления; | вся жидовская община, громада, мир; | * шумная, крикливая толпа. Кагальный, к кагалу относящ., прнадлежщ.; | сущ. старшина в кагале, еврейский голова, староста.

    Tags:

  • "А вот это портрет Льва Моисеевича Матусовского" — говорит нам А. А. Редькин, подводя к очередной своей скульптуре. "Я снимался у него в кон. 40-х годов, когда учился художественном училище. Его мастерская была самой популярной в городе. Он так умел делать фотографии, что человек был похож и узнаваем и в то же время выглядел лучше, чем в действительности. Потом он уехал к Мише (так Александр Архипович дружески и почти по-семейному назвал Михаила Матусовского), где вскорости умер от тоски по нашему городу". Это было сказано так просто и так непререкаемо, что я подумал "Ну ладно, пусть это больше характеризует самого человека (умереть от тоски), но может это характеризует и наш город, от тоски по которому можно умереть"…1280px-umansky_with_followers_lev_matusovsky_etclev_matusovskys_photo_studio

    Tags: ,

  • ИЛЬМЕНЬ м. астрах. озеро, особенно образующееся от широкого разлива реки, озеро, в которое впадает река и из него снова вытекает; озером назыв. там соленое. | Новорос. разливы, поймы среди камышей. Вообще же у ильменя берега в камышевых, тростниковых, мокрых зарослях; голое озеро не ильмень. Ильменный арбу, астрах. сырой, растущий на мокром месте, у прибережья ильменей; бугровой ядренее и слаще. Ильменистый, богатый ильменями. Ильменка, часто вязанный невод, для ловли рыбы, живущей в тине. (Наум).

    Tags:

  • «Большой Донбасс»: литература военного времени | Русская весна

    В Донецкой народной республике прошел литературно-бардовский фестиваль «Большой Донбасс», пишет «Журналистская Правда». 

    Впечатлил он, конечно, по всем фронтам. И по уровню, и по организации…

    Когда я была моложе и лучше, войны не было, а государство Украина было похоже намилого ленивого котика, а не на хтоническое чудовище Йормунганда, я успела насмотреться (и поучаствовать) на украинские поэтические фестивали. Они так меня впечатлили, что когда я поняла, что это не разовый факап, а система, я перестала участвовать в литературных фестивалях вообще (не только украинских) на семь лет.

    (Не знаю, может, это потом прошло, но тогда была мода на слэм-формат, что, безусловно, сказывалось на качестве околопоэтического перформанса, но отрицательно — на качестве текстов).

    Вернемся к «Большому Донбассу».

    Организаторы, Владислав Русанов и Владимир Скобцов, провернули потрясающую работу. Во-первых, на фестивале можно было увидеть и послушать легендарных совершенно гостей из России: Евгения Лукина (бард, фантаст) и Андрея Лазарчука (фантаст). Да и многие другие приглашенные показали высокий класс. Это барды Сергей Матвеенко (Москва) и Алексей Нежевец (Минск), поэтесса Ольга Старушко (Москва) и другие.

    Во-вторых, отлично была составлена программа. Правда, донецкая погода умудрилась существенно испортить финал — гала-концерт на открытой сцене в парке имени Щербакова состоялся под проливным дождем.

    Зато фактически стартовал фестиваль потрясающим концертом Евгения Лукина. Лукин уже видел одну войну — в Приднестровье. И песни двадцатилетней давности очень, очень больно звучат в сегодняшнем дне.

    Вот оплот сепаратизма — детский сад.

    Перекрытия лохмотьями висят.

    Как в копеечку легли десятки мин.

    Хорошо с пристрелкой было у румын.

    Я бреду через Бендеры наугад

    под внимательными взглядами солдат,

    а над нами, как изваянная злость,

    заводской трубы обглоданная кость.

    Нет в округе неисклеванной стены.

    А окошки-то уже застеклены.

    Страшновато и нелепо вместе с тем —

    будто стекла оказались крепче стен.

    Тут и там асфальт расплескан, тут и там.

    А за мною сумасшедший по пятам.

    — Ты! Турист! — кричит. — Гляди, куда забрел!

    Где ж ты был, когда бомбили нас, орел?..

    Но послушай, да ведь я ж не виноват,

    что ни разу не попал в подобный ад,

    не свихнулся и не выгорел дотла, —

    просто очередь до Волги не дошла.

    По Бендерам, по Бендерам — в никуда,

    в предстоящие, пропащие года…

    По Бендерам, где грядущее страны

    тупо смотрит из проломленной стены.

    Была презентация новых книг Андрея Лазарчука. Была организованная для гостей поездка в Горловку и Углегорск, по местам разрушений. Была экскурсия на Саур-могилу.

    Еще один интересный и неожиданный момент — наличие в ДНР собственных авторов, которые пишут действительно хорошо. Без скидок, я имею в виду, понятно, что некоторым читателям любая асадовщина понравится, лишь бы патриотичненько написано было. Так вот, в Донецке есть хорошие авторы.

    Из фантастов это Владислав Русанов, из поэтов — Анна Ревякина и Александр Сигида-младший (коварно экспроприированный у соседней Луганской народной республики). Впрочем, у Луганска осталась Елена Заславская, которая на фестиваль тоже приехала.

    Сильное, в общем, впечатление оставил «Большой Донбасс». Он действительно оказался на порядок круче среднего украинского довоенного фестиваля.

    В заключение, пожалуй, процитирую понравившихся поэтов, чтобы вы убедились, что статья — не пропаганда, а чистейшая правда.

    Ольга Старушко

    — …Вы простите, что с личным я:

    в списках здесь

    тридцать тысяч — без отчества.

    Вероятно,

    есть его фамилия.

    Имя есть.

    Я отца своего тут искал.

    Лопатина.

    Если можно,

    я вот что у вас хотел

    уточнить:

    способен ли кто в архивах

    между сотен фамилий

    на букву «Л»

    обнаружить,

    пока мы помним и живы,

    пусть не отчество — адрес,

    откуда был

    призван он.

    И сразу станет понятнее:

    там в деревне у нас из любой избы

    ты кого ни возьми — это мы, Лопатины…

    Старика провожает экскурсовод.

    Солнце в мае слепит глаза,

    но не греет.

    Двадцатиметровый бетонный свод.

    Тридцать

    пятая

    батарея.

    Этот батюшка,

    в чёрном,

    седой,

    худой,

    слушал молча,

    лишь горбил сильнее плечи.

    И спросил ещё:

    правда, что под водой

    здесь стояли погибших тела,

    как свечи —

    вертикально —

    что не было места вдоль

    берегов,

    чтоб не в море,

    а в землю лечь им?

    — Я о них и у старца просил молитв:

    за отцов,

    за немыслимые утраты

    пусть Россию когда-нибудь

    бог простит…

    Он ответил:

    уже простил.

    В сорок пятом.

    Анна Ревякина

    Кто читает все эти чёртовы сводки?

    Налей мне водки, промой мои раны,

    мы с тобой в подвале сидим, как в подводной лодке

    имени русой Марии, имени плачущей Анны.

    Наша лампа-лампочка, наша маленькая лампада,

    жёлтая, жуткая, внутриматочная спираль мира.

    Не гляди на меня, Мария, я боюсь твоего взгляда,

    помолчим, Мария, здесь каждое слово — гиря.

    Наш подвал укромен, четыре стены и стулья,

    а ещё эти полки с помидорами-огурцами.

    Нас подвал уменьшает, съёживает, сутулит,

    мы становимся даже не сёстрами — близнецами.

    А на завтра сводки, от которых мне сводит душу,

    а на завтра снова учиться ходить по краю.

    Мы идём по улице — два морячка по суше,

    мы с тобою ещё ни разу не умирали.

    Александр Сигида

    Повелители войны

    В серых сумерках времён

    Хлынут в сердце страны

    Декадентских племён

    На фундаменте былых

    Империй — их господство

    Навязать свою культуру —

    Метод превосходства

    Разрывая плоть химер

    В самом лучшем мире, снова,

    Ради славы эфемерной

    Вновь идут в поход крестовый

    Завоеватели

    Твоей державы

    Славы обладатели

    И знамён кровавых

    Елена Заславская

    В городе, который любила,

    33 дубочка-сыночка

    И калинку-дочку

    Настенька посадила.

    Ни дождем, а огнем

    Умываясь,

    Запылал светлый город ее,

    Будто свечечка восковая.

    Под страшным обстрелом

    От огненных жал свинца

    Сгорели, сгорели, сгорели

    Настинькины деревца.

    Голоса, соловьи и травы,

    Листопад, звездопад и ветер —

    Снятся настинькиным деревьям,

    Если, конечно, верить,

    Что мертвые видят сны.

    А Насте снится её дубрава,

    Листопад, звездопад и ветер,

    Голоса, соловьи и травы,

    И снова травы и соловьи.

    Анна Долгарева14368683_1189150937823685_4238384326517680493_n14463049_337808866564045_2657742676843779388_n

    Tags:

  • ИЗАБЕЛЛОВЫЙ цвет, бледно-соломенный; конская масть, светло-соловая, изжелта-белесоватая, при белом хвосте и гриве.

    Tags:

  • ИНКВИЗИЦИЯ ж. с лат. уголовный суд, некогда установленный папами, для розыску и кары еретиков и преступлений против веры; суд на разномыслящих. Инквизационный, к сему суду или розыску относящ. Инквизитор м. член или судья инквизиции. | В России инквизиторы были учреждены при Петре, 1711 г. в одно время с фискалами, и с тою же обязанностью по духовному управлению; были тогда и протоинквизиторы. Инквизиторский, к инквизитору относящ.

     

     

    Tags:

  • ЗАБАБЕННИК м. бабич, волокита, бабий хвост.

    Tags:

« Previous Entries   

Recent Comments

  • А мне нравится и музыка и стихи...
  • Донбасс- это Украина! Мы победим. ...
  • Чисто механический подход, закон...
  • Людмила, благодарю за ваш отзыв! ...
  • Спасибо! Я рада, что это не мои ли...