Archive for admin

Первый заговор Катилины и Помпей

Предлагаем нашим читателям новое эссе постоянного автора Одуванчика Тимофея Алёшкина о политической борьбе в последние годы Римской республики. Период римской демократии за двадцать лет до возвышения Цезаря: интриги, шпионы, драки на форуме, уличные банды и политические заговоры. В этой обстановке действуют знакомые лица, будущие великие политики, маркирующие своими именами целых культурные феномены: Цезарь, Помпей, Красс, Катон, Цицерон, Катилина.

Как это было, как Цезарь завоевал доверие миллиардера Красса, почему Помпей в конце концов проиграл будущую гражданскую войну, какой политический расчет стоит за блестящими речами Цицерона — читайте в исторически-конспирологическом рассуждении «Первый заговор Катилины и Помпей»

Алёшкин Первый заговор Катилины и Помпей

Заседания монтеневского общества на ближайший месяц

21 марта 2018 — «Дружба как доминанта межличностных отношений и ее общественный эффект»

28 марта 2018 — «К философии миграций: переселенцы — полинезийский вариант. Разгадка тайны острова Пасхи»

4 апреля 2018 — «Смысл искусства в преобразовании нравов или Магический реализм Гарсия Маркеса»

Начало в 14.30, аудитория 11 второго корпуса. 

Елена Заславская. Дисгармония вечера.

Шарль Бодлер — великий мастер формы, чеканщик, ювелир, скульптор стиха. В строгую форму своих поэзий он заключил порывы своей необузданной больной души, пламень сердца, откровения ума. Одно из прекраснейших созданий мастера — «Гармония вечера», написанное в жанре пантуна. И вот в одно освященное музами мгновение я обратил внимание Елены Заславской на этот шедевр и спросил: «А вы могли бы?». Результатом поэтического состязания между классикой и современностью стал этот апокалиптический пантун.

Дисгармония вечера. Оммаж Бодлеру

Посвящаю В. Я. Карбаню

Вот час, когда на горизонте дальнем
Как дивные цветы взошли огни мортир,
Возжег садовник их – незримый командир:
Ударный резкий марш, дымы и громыханье!

Как дивные цветы взошли огни мортир;
Дрожит земная твердь, как сердце в миг признанья;
Ударный резкий марш, дымы и громыханье!
Закатных туч кровав изорванный мундир.

Дрожит земная твердь, как сердце в миг признанья;
Ужасна смерть и мир в миг превращенный в тир!
Закатных туч кровав изорванный мундир.
И солнца диск исчез – прямое попаданье…

Ужасна смерть и мир в миг превращенный в тир!
Смешались сон и явь, болят воспоминанья!
И солнца диск исчез – прямое попаданье… 
Ты в памяти моей разносишься как взрыв!

На родине Мастера.

Прекрасный роман с ложной идеологией.

Читая это пятикнижие Богдана Лепкого (1800 стр., как-никак, писано в 20-е гг. 20-го века) постоянно вспоминал дискуссии советского литературоведения о противостоянии системы и метода в творчестве одного писателя. Метод у него, дескать, прогрессивный, диалектический, а вот система подкачала — содержит дворянские предрассудки и проч. Такое же противопоставление проводили, иногда, между содержанием и формой. Ну так вот. По форме это произведение — блестящее; яркий, богатый, сочный язык, правда, попадаются изредка устаревшие слова, но к этому быстро привыкаешь, прозаические фрагменты сменяются лирическими рифмованными абзацами, мастерство описания выше всяких похвал — все живет, движется, действует, любит, страдает и тоскует. Но пусть вас не обманывает объем этого труда — это никакой не эпос, в котором автор, как правило, старается сохранить равноуважительное отношение ко всем протагонистам драмы. Здесь все четко поделено — Иван Мазепа, его единомышленники и друзья — это рыцари без страха и упрека, их борьба святая и поэтому любые их деяния уже заранее оправданы высшим судом, а вот их противники — царь Петр, Меньшиков, москали, «калмуки» изображены в резко негативном свете — они жестокие, злобные, кровожадные без причины, по самой своей природе. Здесь автору изменяет всякое чувство меры и им часто овладевают приступы настоящей ксенофобии, фашистского деления народов на «чистых» и «нечистых». Но вы ошиблись бы, если бы ждали такого же отношения, например, к шведам — они ведь вторглись на территорию иноземного государства (Российской империи) и с точки зрения международного права являются захватчиками. Но странное дело, любые враги России, чтобы они не творили, заранее оправданы — они ведь защищают европейские ценности, европейскую культуру (уже тогда, в двадцатые годы такой принцип существовал). Таким образом, — этот роман, а лучше сказать, лубок — это настоящий компендиум «украинства», еще до всякого Крыма, его основные принципы были осознаны и сформулированы — Украина — страна вольных, трудолюбивых, вечно поющих и танцующих людей, где нет никакого притеснения и эксплуатации, а рядом лежит Россия и смотрит хищным оком на свою соседку — как бы ее захватить, подчинить, ограбить. И пока она будет рядом, не будет счастья украинцам. И если все так, как кажется автору, остается один, самый важный вопрос — почему же украинцы в своем подавляющем большинстве не поддержали Мазепу, почему за ним ушло каких-то жалких 7-10 тысяч, а вся Украина видела в России своих единоверных и единокровных союзников? Но автор не дает ответа на этот вопрос, иначе пришлось бы отказаться от всей системы.

Роль эсхатологических ожиданий в трансформациях русской культуры в XVII веке

Нина Ищенко

Изучение социокультурных трансформации в результате межкультурной коммуникации особенно актуально в наши дни, когда информационные, экономические и культурные связи охватывают большую часть человечества, создавая единое целое из разных народов, до сих пор развивавшихся независимо. Это общепланетное единство начало формироваться в эпоху Великих географических открытий в XV веке, и окончательно сложилось в XX веке. Это объединение происходило под влиянием европейской культуры, которая проводила его целенаправленно, с использованием политических и культурных ресурсов. В результате этих процессов все обещства, с которыми столкнулись европейцы, трансформируются. Социокультурные трансформации неевропейского общества, возникшие под влиянием европейской культуры, получили название модернизации.

Под модернизацией понимают усвоение обществом единого комплекса ценностей. Этот комплекс составляют идеи о том, что существуют законы развития любых обществ, которые действуют везде одинаково; под действием этих законов все общества развиваются, проходя одинаковые стадии  развития; некоторые общества продвинулись на этом пути дальше, чем остальные, и должны служить примером, по которому перестраивают свою жизнь все другие народы; в этой перестройке помогает наука и научный прогресс, а также планомерные изменения социальной структуры общества в сторону усвоения демократических ценностей, построения правового государства и так далее. Повсеместное движение всех народов Земли по европейскому пути развития приведет ко всеобщей модернизации и увеличению счастья и разумности обществ.

Критика разных положений этой концепции привела к развитию теории множественных модерностей, которая утверждает, что процесс выработки культуры модерна в европейских странах и процесс ее усвоения неевропейскими обществами принципиально отличны друг от друга, и каждое общество вырабатывает свой вариант развития модерности на основе собственной культуры [1, с. 43].

Началом и основой русской модернизации считаются изменения русского общества, которые начались в XVII веке, в период преобразований Петра Первого [4]. Эти изменения называются европеизацией, вестернизацией, модернизацией. Они происходили под сильным европейским влиянием. Однако тут есть вопрос, который требует ответа: межкультурное взаимодействие России и Европы длилось не одно столетие, Россия сталкивалась с Европой католической и Европой протестантской, вплоть до эпохи Петра Европа не становилась образцом для подражания. Почему же европейское влияние оказалось так сильно именно в это время и изменило русскую жизнь так, что последствия этого мы ощущаем до сих пор? Read more

Культурные трансформации на ФМО в Луганске

В среду, 28 февраля 2018 года, приглашаем принять участие в обсуждении доклада «Роль эсхатологических ожиданий в трансформации русской культуры в XVII веке». Докладчик — Нина Ищенко. Место проведения то же самое — Далевский университет, 2 корпус, кабинет 111. Начало в 14.00!

Приходите, участвуйте, дискутируйте, вырабатывайте свое мнение и корректируйте чужие!

Сериал «Троцкий»: история революции в реальности и на экране

Очередное заседание философского монтеневского общества города Луганска было посвящено сериалу “Троцкий”, в главной роли Константин Хабенский. Докладчик, преподаватель Академии Матусовского Андрей Кондауров сравнивал несколько образов революционера. Первый медийный образ был создан самим Троцким в автобиографии, второй создавался в советское время, изменяясь в зависимости от побед Троцкого и от его поражений, и последний образ создается в наши дни средствами постмодерна.
На заседании присутствовали студенты, преподаватели, любители философии и культурологии, киноискусства и истории.
В ходе обсуждения основатель философского общества Арсентий Атоян высказал идею, что создатели сериала “Троцкий” повторили коллизию Тургенева и Базарова: выполняя госзаказ создать отрицательный образ революционера и революции режиссер Алекснадр Котта и его команда сделали фильм, в котором Троцкий оказывается самым привлекательным сильным и ярким персонажем. В мире до сих пор существует разветвленная сеть Четвертого Интернационала, основателем которого был Троцкий и мечта о справедливом общества живет как в странах третьего мира, так и в странах золотого миллиарда: по последним данным из рассекреченных британских архивов Джон Леннон активно помогал левому движению и его убийство могло быть политическим.
С интересом обсуждались вопросы о роли личности в истории, о соотношении образа и реальности, о сравнении исторического момента сто лет назад и в наши дни.

Призрачная нить. (Отзыв зрителя).

Следуя любезной рекомендации Нины Офтердинген, посмотрел я фильм «Призрачная нить». Ну, братцы, это же сплошное мучение — смотреть два битых часа на экран, а там ни одного убийства! По жанру — это типичный производственный роман, только если в советских производственных романах плавят сталь и клепают корпуса теплоходов, здесь шьют платья. Главный герой фильма — прославленный кутюрье, мужчина в летах, сухой, черствый, чопорный, подчинивший всю свою жизнь своему ремеслу. Случайно он знакомится с молодой девушкой, противоположной ему во всем — возрастом, социальным положением, воспитанием, характером. Он рассматривает ее как нужный ему предмет, дешевую модель, демонстративно унижает ее. Такое положение не устраивает Алви и она решается на отчаянный шаг — подсыпает ему в еду ядовитых грибов. Замысел удался — Вудкок не умирает, но сильно сдает физически и психологически, он превращается почти в ребенка и отныне полностью подчиняется своей пассии. Через какое-то время опыт с грибами повторяется и вот мы получаем чудесное превращение — вместо самодостаточного, строгого человека мы имеем слабого, безвольного субъекта, но зато теперь он становиться нежным мужем, заботливым семьянином. И что же, неужели мы должны простить и понять новомодную леди Макбет?
Смотрите фильм, пишите свои мнения и оценки!
 
 
 
 
 
 

Революция как необходимость и проявление исторической суверенности России

Константин Тулинов

Введение

В рамках русского мира (возможно, и шире: славянского, но этот вопрос выходит за рамки темы) существует распространенная болезнь мировоззрения, которую можно образно назвать «украинством». Она не связана сущностно ни с украинцами в этническом плане, ни с Украиной как источником: скорее, на Украине она лишь проявилась наиболее ярко и узнаваемо.

У него есть две существенные  черты.

  1. Химерическое сочетание превознесения своей страны, культуры, истории с фактическим полаганием ее фундаментальной несамостоятельности и страдательности.

Для «украинствующего» сознания на Украине ее историю со всеми ее бедами определяет злобная и агрессивная Россия. Для такого же «украинствующего» сознания в России всю ее историю со всеми ее бедами определяет злобный и агрессивный Запад и его агенты. В контексте нашей темы для диагностики такого заболевания достаточно трактовки одного события, Революции 1917 года, события бесспорно важнейшего в истории страны, как реализации каких-то внешних происков, а не ее собственного дела.

  1. Выдумывание побед на месте поражений и поражений на месте побед.

Здесь и выводимые хитрой софистикой «победа» в русско-японской и «украденная победа» в первой мировой, и «невиданные успехи» в экономике и всех социальных сферах накануне революции; и при этом — отрицание спасительного рывка в развитии в послереволюционный межвоенный период, Победы 1945-го, выхода страны в мировые лидеры — в том числе в лидеры идейные. Все эти утверждения не обязательно присутствуют в поврежденном мировоззрении в полном комплекте, но достаточно и части.

Бороться с этой болезнью можно только последовательным осмыслением Революции как  необходимого момента собственной и самостоятельной истории России, и Советского периода как органичного этапа истории России, преемственного как относительно предыдущих этапов, так и внутри себя.

Необходимость можно рассмотреть в двух смыслах. Read more

Революция 1917 года как цивилизационная агрессия Запада

#Донбассвогне

Виталий Даренский

Революции происходили во многих странах, но только для России Революция стала фактом не только историческим, но метафизическим – то есть таким, который ставит под вопрос само ее бытие в качестве России и приобретает эсхатологический смысл. Только русская (хотя и эмпирически, и метафизически она антирусская) Революция – это не просто сокрушение государства и целой цивилизации, это – событие, несущее в себе явный символ и прообраз апокалипсиса и Страшного Суда. Ибо здесь сокрушается не только государство и цивилизация, но сам богоустановленный порядок земного человеческого бытия, причем сокрушается сознательно богоборческими силами, столь же сознательно служащими и врагу рода человеческого в различных его обличьях.

Из всех других «национальных» (а на самом деле антинациональных) революций одна лишь Французская революция 1789 года несла в себе столь же явный метафизический смысл сокрушения богоустановленного порядка, и это сразу было ясно понято ее действующими противниками, начиная с Ф. Шатобриана. Реакция на эту революцию породила все благороднейшие течения европейской мысли и культуры XIX-XX веков – от романтиков до традиционалистов; а когда ныне эта реакция иссякла, смерть европейской культуры можно фиксировать как медицинский факт. Read more