Archive for Чтиво

Гордость и предубеждение и зомби

Нина Ищенко
 
Прелестный фильм 2016 года, в котором действие знаменитого романа Джейн Остин «Гордость и предубеждение» разворачивается в мире, где существуют зомби. И не просто существуют, а весь XVIII век активно борются с живыми, и даже английский король Георг сошел с ума от ужаса при виде бойни, которую устроили зомби.
 
Как говорит мистер Дарси в этом фильме, девушка должна быть воспитанной, начитанной, хорошо играть на музыкальных инструментах и владеть навыками боя. Пять сестер Беннет изучали боевые искусства в Шао Лине, а теперь в мирном Хартфордшире матушка Беннет, как и в оригинале, ищет им всем женихов.
 
В фильме сохранены узловые сюжетные моменты: знакомство с Бингли на балу, стремление Дарси расстроить брак своего друга, поездка Джейн в гости верхом, а не в карете, неудачное сватовство мистера Коллинза (которого играет Мэтт Смит, тот Доктор, что с Эми и Рори), отвергнутое предложение Дарси, более чем жесткий разговор с леди Кэтрин де Бер, вся линия Уикхема и счастливый финал. Все эти моменты украшены поединками между персонажами и боями с ходячими мертвецами, которые полностью вписываются в стиль той эпохи: все персонажи выражаются сложноподчиненными предложениями, а спарринг в решающие моменты только добавляет достоверности выяснению отношений (особенно в сцене Лиззи и леди Кэтрин, которая и в классическом сериале 1995 года оставляет ощущение, что меч каждой даме не помешал бы).
 
Для тех, кто не знаком с сюжетом, этот фильм – зрелищный боевик с элементами детектива, но для тех, кто читал и любит роман, это настоящий праздник.

Непобедимое солнце, имманентная философия и Честертон

Нина Ищенко

В августе 2020 года вышел новый роман Виктора Пелевина «Непобедимое солнце». Книга о тридцатилетней москвичке, которая ищет смысл жизни, а находит пульт управления мирозданием в окружении архатов, эонов и бодхисатв. Этот буддистский сюжет автор пишет всю свою жизнь, и с годами он интересней не становится.

Написано живо, читается легко. Историко-мистический детектив, в котором повествование приятно закруглено и все ружья стреляют. По стилю это книга, в которой обо всем рассказывают, но мало что показывают. Это значит, что в романе очень много диалогов для пары «Учитель – Ученик», и вещают в таком ключе буквально все персонажи, которые встречаются главной героине. В то же время действия, драмы, мимезиса в книге мало, основные свои идеи автор доносит через разговоры.

Несмотря на все мистические претензии, эта книга не ставит задачей духовное преображение читателя, такого рода мистику нужно искать у Пушкина и Достоевского. У Пелевина же получился полностью безблагодатный мир поздней античности, совпадающий с продвинутым миром прогрессивного человечества наших дней. Война брендов, тотальное господство рынка, бунт против системы, включенный в систему, феминистки и трансгендеры, за которыми стоят тайны, ритуалы, посвящения, загадки и мистерии, за которыми, в свою очередь, стоит безличная пустота, безграничная черная скука.

Позволю себе необходимое отступление о скуке. Как-то по поводу романа «Илья» Ольги Вальковой мой друг сказал, что после прочтения видно: автору совершенно неинтересно зло. Ей и ее героям искренне скучно проходить посвящения, совершать ритуалы и подставлять перстни для поцелуя неофитам. А Пелевину только это и интересно. В этом суть сюжета – пройти квест, оказаться на троне в золотой короне, и чтобы вокруг голые девушки танцевали с веерами.

Философской основой этого романа является буддизм в том широком смысле слова, в котором его понимали увлекающиеся буддизмом интеллектуалы начала ХХ века. В этой плеяде находится масса духовных ориентиров европейской культуры, от Германа Гессе до Елены Блаватской. Это тот самый буддизм, с которым постоянно борется Честертон, например, в рассказе «Преступление Габриэла Гейла». Этот буддизм сливается с солипсизмом имманентной философии, утверждая, что нет никакого объективного мира, а все вещи суть лишь имманентные представления всемогущего субъекта, иллюзия, майя. Вот что пишет об этом Честертон, с той стороны баррикады, глядя через прицел: Read more

Применение пропаганды для изменения культурной идентичности современной Украины

В сборнике материалов круглых столов, проведенных Центром этики и эстетики Русского мира в 2019 — 2020 гг. опубликована актуальная статья Елены Заславской о методах агрессивной украинской пропаганды, нацеленной в первую очередь на русские регионы страны. На Украине, где русские составляют значительную часть населения, конструируется новая идентичность, призванная заменить русскую культурную идентичность. В статье рассмотрены такие пропагандистские приемы внедрения новой культурной идентичности как приклеивание ярлыков, трансформацию образов и создание стереотипов на примере работы проектов
«Пропогандариум» и «Ре-визия истории», реализованных на Украине в 2019 году. 

Заславская Е. А. Применение пропаганды для изменения культурной идентичности современной Украины

 

Россия, Донбасс, Украина: в поисках цивилизационной идентичности

Вышел из печати сборник материалов круглых столов, проведенных в Москве  «Центром этики и эстетики Русского мира» в 2019-2020 учебном году. Издание адресуется ученым, учителям, студентам, а также всем, интересующимся проблематикой культуры Русского мира. В сборнике опубликованы статьи редакторов «Одуванчика» Нины Ищенко и Елены Заславской. 

Статья Нины Ищенко «Россия, Донбасс, Украина: в поисках цивилизационной идентичности» посвящено цивилизационным основам общественной солидарности в названных культурных регионах. Проблема общественной солидарности в современной России стоит очень остро. Общественная солидарность позволяет обществу выступать как субъект истории, отвечать на вызовы времени, реализовывать единую стратегию развития. Отсутствие общественной солидарности порождает невозможность совместного действия и может вызвать гражданский раскол и войну в обществе, как это можно видеть на примере украинского общества и войны, которую ведет Украина против республик Донбасса с 2014 года. Война стала возможна в результате действий украинских властей по разрушению общей цивилизационной идентичности украинского общества, которое по базовым культурным константам принадлежит ареалу русской культуры. 

В украинском обществе пока отсутствует сформированная альтернатива русской культурной идентичности, хотя работа в этом направлении ведется с применением всего ресурса государственной власти в области насаждения националистической идеологии и европеизации населения. Украина в настоящий период находится в зоне цивилизационного конфликта, из которой Россия вышла в период Смуты. Республики Донбасса в 2014 году оказались в зоне активной фазы этого конфликта, когда их принадлежность к русской цивилизации была заявлена открыто, на Украине же проблема цивилизационной идентичности до сих пор является одной из важнейших в культурной сфере.

Ищенко Н. С. Россия, Донбасс, Украина в происках цивилизационной идентичности

 

Культурная география

Статьей Нины Ищенко о книге Елены Заславской «Донбасский имажинэр» открывается четвертый номер российского литературного журнала «Северо-Муйские огни».

От всей души благодарим редакцию журнала за возможность встретиться с читателями на страницах этого замечательного издания!

Текст статьи в пдф: Нина Ищенко СМОг №4-2020

Чтиво помятых, или сказки памяти с индейского кладбища

Ольга Бодрухина о связи творчества К. Тарантино и Р. Михайлова в ретроспективе.

Однажды в ГолливудеЭто вольное и интуитивное рассуждение о сходстве работы с памятью на примере режиссера, сценариста и актера Квентина Тарантино, а также математика, писателя, театрального и кино-режиссера Романа Михайлова. Аналогии будут взяты, главным образом, из самых новых  творений этих личностей, а именно, романа «Антиравинагар», релиз которого состоялся 21 июня 2020, а также киноленты «Однажды… в Голливуде».

Выбор этих произведений не случаен – они лучшим образом синтезируют диверсионную деятельность своих авторов, заплетая их прошлые эксперименты и озарения в венец. По сути же, являются ритуалом, расколдовывающей мантрой и одой вечному возвращению: не иначе, как через тернии жанра, памяти и истории. Read more

Дегуманизация русских Украины Интернет-сообществом Фофудья в предвоенный период

Статья Нины Ищенко о технологиях манипуляции общественным сознанием в современном информационном обществе на примере дегуманизации русских на Украине за несколько лет до начала войны. В статье показано, как распространение деструктивных дегуманизирующих идеологий в процессе межкультурной коммуникации в сети Интернет приводит к легитимации насилия в обществе по отношению к представителям дегуманизированной группы. Механизм дегуманизации коллективного антагониста рассмотрен на примере сообщества Фофудья, которое действовало в украинском сегменте Интернета в довоенный период, изобретая термины-антагонисты, дегуманизирующие русских, и переосмысливая термины «бандеровцы», «фашисты» в позитивном ключе.

Статья была опубликована в Тюмени в 2019 году. Библиографическая ссылка:

Ищенко, Н. С. Дегуманизация русских Украины интернет-сообществом «Фофудья» в предвоенный период / Н. С. Ищенко // Вестник Тюменского государственного института культуры [Текст] науч. журн. / Тюменский государственный институт культуры ; гл. ред. И. Н. Омельченко, зам. гл. ред. А. Я. Криницкий ; науч. ред. В. И. Семёнова. – Тюмень. : РИЦ ТГИК, 2019. – № 02(12). – С. 51 – 54.

Скачать статью: Ищенко Н. С. Дегуманизация русских Украины сообществом Фофудья

Midnight Gospel — апокалипсис хипстера

Ольга Бодрухина

Паталого-анатомическое вскрытие феномена «Полуночного Евангелия»

Как бы, если у вас есть друзья — из тех, что с хроническим упорством (если не сказать — упоротостью) вылавливают из англоязычной сети «новинки», не дожидаясь русских титров, то они уже наверняка задолбали вас по-цыгански настырным промоушином, за которым им стопроцентно не платят: посмотри да посмотри. Чего посмотри? Евангелие. Какое-такое Евангелие, у вас что, православный карантин (а таки да)? На что они с улыбкой превосходства ответят, что смотреть надо «Полуночное Евангелие» от комика и ведущего Данкана Трассела, и безумного визионера, мультипликатора-раскадровшика Уорда Пенделтона.

Если что, я не из секты борцов «за актуальное». Но, как аниматор по одному из образований и призваний, не могу пройти мимо больной на всю голову темы. Ибо анимация в арсенале троглодитных режимов уже давно, со времен мистера Уолта с его диснеевским замком — суть «пряничным домиком», точь как у колдуньи из «Гензель и Гретель» (для тех, кто не в курсе, в оригинале сказки домик казался пряничным благодаря чарам, а по факту сложен был из человеческих останков). Так оно и в современной анимации, тем более с пометкой 18+. Арго-лексика и рисованные порно, снафф и прочие радости цивилизации, украшают практически любую актуальную анимацию для взрослых, подготавливая общество к очередным «революционным» преобразованиям. То, что через мультяшки вроде «Южного Парка» программируют хлеще и изощреннее, чем через «зомбоящик», не отрицают даже их фанаты. Да, и для детишек в Интернете «южные парки» намного доступнее и интереснее, чем шоу для их возрастной группы. Read more

«Одуванчик» рекомендует: «Бледное пламя»

Роман Владимира Набокова «Бледное пламя» очередной раз демонстрирует высочайший уровень владения словом. Композиционно книга представляет собой поэму Джона Шейда и комментарии к поэме, составленные его коллегой по колледжу Кинботом. Поэмы занимает примерно четверть книги, основной сюжет разворачивается в комментариях. Чтобы понять смысл событий, нужно прочитать книгу не один раз, так что кто боится спойлеров, тому здесь делать нечего.

Поэма Шейда – автобиографическая. Само по себе великолепно мастерство поэта, который создает невероятные стихи о спокойной жизни провинциального преподавателя. Вот, например, взятое наугад описание природы:

В тетрадях школьных радостным лубком
Живописал я нашу клетку: ком
Кровавый солнца, радуга, муар
Колец вокруг луны и дивный дар
Природы – «радужка»: над пиком дальним
Вдруг отразится в облаке овальном,
Его в молочный претворив опал,
Блеск радуги, растянутой меж скал
В дали долин разыгранным дождем.
В какой изящной клетке мы живем!

Но самое интересное разворачивается в комментариях. Комментатор уверен, что в своей поэме Шейд зашифровал историю короля Земблы, который был свергнут экстремистами, сидел под арестом во дворце, бежал по подземному ходу и скрылся в другой стране. Также в поэме есть мистический план, поскольку в ней предугадан маршрут убийцы короля, посланного в погоню экстремистами.

Посмотрим, каким методом пользуется комментатор, чтобы найти все эти удивительные вещи в поэме о житейских перипетиях скромного американцы. Первые несколько строк второй песни выглядят следующим образом:

Был час в безумной юности моей,
Когда я думал: каждый из людей
Загробной жизни таинству причастен,
Лишь я один – в неведеньи злосчастном:
Великий заговор людей и книг
Скрыл истину, чтоб я в нее не вник.

Комментарии к этим строкам таковы:
Был час – комментатор устанавливает, в какой именно день и час поэт написал эти строки;
Загробной жизни – длинные рассуждения о христианских и атеистических взглядах на посмертие;
Великий заговор – подробное описание операций роялистского подполья Земблы по спасению короля, а также биография убийцы, посланного экстремистами;
Людей и книг – перечисление мнений поэта Шейда о разных авторах и учениях, включая марксизм и фрейдизм.

Таким образом, в шести строках скрывается множество отсылок к самым разным происшествиям, временам, идеям, и в конце концов оказывается закодирован огромный объем информации.
Таким методом Кинбот комментирует всю тысячу строк поэмы. Комментарии постоянно ссылаются друг на друга, комментатор признается, что кое-где он приврал и подделал текст, одним и тем же событиям дается несколько объяснений, и в целом вся эта грандиозная система ссылок, отсылок и кодов охватывает всю жизнь короля и тех, кто его знает, и содержит ответы на любые вопросы о современном мире.

Борхес описал принцип, по которому работал Набоков, в эссе «По поводу классиков»:
«Классической является та книга, которую некий народ или группа народов на протяжении долгого времени решают читать так, как если бы на ее страницах все было продуманно, неизбежно, глубоко, как космос, и допускало бесчисленные толкования».

Набоков показал нам, как это делается на практике, выступив сам и как автор текста, и как множество читателей, создающих бесчисленные толкования. Вселенная в миниатюре, модель культурного космоса.

В эпоху постмодерна считается, что классическим может быть любое произведение. Если уделить достаточно внимания звену «народ решает», и применить современные методы управления сознанием, то можно сделать классикой и Шевченко, и кто там на этой роли в несчастной Белоруссии. Набоков честно показывает, что будет, если пытаться впихнуть в текст невпихуемое: безумный мир рушащегося сознания.
Книга очень сложная, но читать стоит. В конце концов, это не «Критика чистого разума», прорваться к смыслу можно за обозримое время. А раз можно, то значит, нужно.

Сакральная жертва в практике цветных революций

Нина Ищенко

Статья посвящена проблеме продуктивности политтехнологических манипулятивных технологий, которые используются для организации государственных переворотов путем так называемого мирного протеста. Показано, что реализация сценария «цветной революции», включающего сакральную жертву среди протестующих, опирается на мифологические пласты общественного сознания. Для анализа мифологического составляющего современного массового сознания использованы категории философии мифологии Шеллинга: теогонический процесс, сукцессивный политеизм, царство Кроноса, огненная жертва, разрушающая это царство. На основе анализа советской политической мифологии, показано, что образ советского государства в массовом сознании сильно мифологизирован и имеет характерные черты царства Кроноса. На материале украинского Евромайдана в 2014 г. и его политтехнологического обеспечения выявлено, что те же специфические черты воспроизводит в своих клише пропаганда «цветных революций», описывая реальность того государственного строя, который она хочет свергнуть. Рассмотрены актуализации архетипа сакральной жертвы в антисоветской пропаганде периода утверждения демократии и в антироссийской пропаганде последних двух десяти-
летий, а также полноценную реализацию архетипа сакральной жертвы в образе «Небесной Сотни» (несколько десятков человек, убитых в Киеве в 2014 г. при переходе протеста в фазу открытого насилия). Причина того, почему сакральная
жертва вызывает уничтожение старого строя и реализацию новых политических форм, лежит в актуализации мифа об уничтожении царства Кроноса, который был подробно проанализирован Ф. Шеллингом. 

Ключевые слова: Ф. Шеллинг, философия мифологии, мифологизация сознания, общественное сознание, сакральная жертва, цветные революции, Евромайдан 2014 г.

«Цветные технологии» становятся частью политической жизни современных обществ. Все чаще в течение последних десятилетий для устранения неугодного правительства наряду с прямым военным переворотом используются цветные революции. Примеры этого только на постсоветском пространстве следующие: революция роз в Грузии в 2003 году, тюльпановая революция в Киргизии в 2005 году, оранжевая революция на Украине в 2004 году и Евромайдан там же в 2014 году, бархатная революция в Армении в 2018 году. Одним из важных элементов цветной революции является сакральная жертва со стороны протестующих. Архетип жертвы за новый порядок имеет мифологические корни и может быть осмыслен с привлечением философии Шеллинга.

Цветные революции делаются по одному и тому же сценарию, описанному у Джина Шарпа в «Политике ненасильственных действия»: начинаются с мирных протестов, а заканчиваются государственным переворотом. Несмотря на то, что книга вышла еще в 1973 году, цветные технологии продолжают работать, причем с теми же самыми людьми, которые наблюдая процесс со стороны, в другой стране, полагали, что сами никогда не поддадутся на манипуляцию.

Гибель сакральной жертвы во время протестов, одного человека или коллективного героя (на Украине в 2014 году это была так называемая «Небесная сотня»), воодушевляет протестующих, провоцирует эскалацию насилия, и легитимизирует противоправные действия в глазах сторонних наблюдателей, которые сами не участвуют в событиях. Вариант этот настолько важен, что в некоторых случаях сакральную жертву убивают сами протестующие, выдавая это за действия противника. Не существует рационального объяснения того, почему гибель одного человека должна лично коснуться миллионов жителей страны, заставить их одобрять насилие, государственный переворот и следующий за этим хаос в экономике и внутренней политике своего государства. Объяснение этому можно найти, обратившись к мифологической составляющей массового сознания. Read more