Archive for Книги

«Немного диалектики»

Нина Ищенко

Сегодня «Одуванчик»  с удовольствием представляет книгу Ольги Вальковой «Немного диалектики».

olga_edelberta_nemnogo_dialektiki_98106

Формально перед нами фанфик по Гарри Поттеру, но по существу — независимое произведение, в котором известные герои и ситуации составляют известный читателю фон, позволяя не отвлекаться на продумывание этой для автора периферийной стороны событий. В то же время все необходимые для понимания сюжета данный в романе приводятся, так что чтение сериала Роулинг — не обязательное требование. 

С точки зрения критика основная тема произведения может быть прояснена следующим образом. По принципам, которые реализуются в момент этического выбора, людей можно разделить на две категории. Первые исходят из себя — своих эмоций, чувств, привязанностей, их яркости и силы. Для них главное в чувстве искренность, а не разумность. Личная привязанность и личное отношение играет решающую роль в принятии решений. Для вторых же главное — сверхличный долг, моральный закон Канта. С одной стороны стоит Дориан Грей, с другой — радистка Кэт. 

Все персонажи Гарри Поттера относятся к первой категории. Единственный и неоднозначный, кого нельзя сразу же сюда отнести, это Северус Снейп. До самого конца эпопеи писательница сохраняла эту неоднозначность, пока в седьмом романе не определила Снейпа решительно и бесповоротно в первую категорию. На наше счастье, эпопею стали экранизировать до её окончания, и Алан Рикман сыграл Снейпа с той шекспировской глубиной, которая не закладывалась в образ автором. В литературе же эту глубину показывает читателю предлагаемый роман. 

Рассматривая художественные средства, использованных в книге, хочется от всей души поблагодарить автора за Александра Грина. От современного читателя редко требуется знание его книг, но отсутствие этого мира на современной литературе сказывается не лучшим образом. Грин — тот автор, о котором с наибольшим правом можно сказать, что он пишет из материи снов: его произведения воспроизводят структуру и логику сна как ни у кого другого, сквозь те события, которые он нам позволяет увидеть, постоянно просвечивает другой уровень, другая мелодия, другая странная логика, необходимость которой познается в прочтении. Воспроизвести это или как-то использовать нелегко, но у автора получилось. 

Вторая важная и приятная встреча — Кристобаль Хунта, который мелькает где-то на самом краю сюжета, но согласно своему характеру играет в событиях решающую роль. Ученики Стругацких в своих произведениях повторяют либо внешние формы, антураж того мира, который создали АБС, либо развивают только одно идейное направление — гностическую линию о разделении людей и разделении миров. В этой же книге мы видим другую сторону — радость творчества и научного поиска, дорогу за горизонт. 

Книга «Немного диалектики» представляет нам яркий пример освоения в нашей культуре инокультурного произведения, которое представляет собой систему самых важных, базовых идей другой культуры, причем идей разрушительных и чуждых. Сама возможность такого освоения  — сложный вопрос, который решён сейчас самым лучшим способом, созданием художественного произведения, в котором это стало возможно. Как всегда, решение сложных теоретических вопросов находят в книге критики постфактум, а читатели находят увлекательную историю и чистое читательское удовольствие!

Источник

Елена Заславская «Год войны»

oblozhka03

«Эта бесхитростность, этот срывающийся, но чистый голос — дорогого стоят. Когда для беды и страдания вдруг найдены свои, а не чужие, чистые, а не затёртые слова. Здесь каждая строка — весит. Здесь каждое слово — осязаемо. Это как будто ребёнок вдруг научился говорить взрослыми словами — и такая боль, и такая печаль. Это как будто взрослый понял, что он так и остался ребёнком — и такой ужас у него, такое одиночество. Всё это разорвало бы сердце, когда бы не высокое чувство Родины в этих стихах, когда бы не вера в то, что Господь сохранит Родину в своих ладонях. Так давно не слышно поэтов с чувством Родины. Так давно поэзия не звучала молитвенно — и молитва эта была во славу нашу — вместо очередного стенания про наш позор. Здесь — счастье какое — нет злобы и осуждения, нет всей этой подлой и глупой мути про «никогда мы не станем братьями». У этой поэзии нет врага в лице одуревших пацанов, какой бы ни были они национальности, по ту сторону фронта: враги в этих стихах — чёрные бешеные птицы, шакальё и демоны, зло как таковое. Радость, что такая книжка есть. Появившаяся песня — оправдание нашему времени. Если у нашего времени есть такие песни — значит, правда была за нами», — писатель Захар Прилепин

god_v

 

В. Смирнов, «Социальные механизмы общественного развития»

Книга о развитии, модернизации, обществе, Советском Союзе, марксизме, народе как субъекте истории и прочих интересных вещах!

smirnov

«Гуманитарные аспекты высшего профессионального образования»

Научно-практическая заочная конференция в ДНР, которую проводила Донбасская национальная академия строительства и архитектуры, город Макеевка, состоялась в апреле 2016 г.

Материалы можно почитать на Одуване, чтобы составить представление о состоянии гуманитарных наук в ДНР во время войны. 

sbornik_konf_in_2016

Вдогонку — о Шекспире

Ольга Валькова

                                                         И была у Дон Жуана шпага.
                                                         И была у Дон Жуана донна Анна.
                                                         Вот и все, что люди мне сказали
                                                         О прекрасном, о несчастном Дон Жуане.
                                                                                М. Цветаева

      Не был Шекспир ни королевой Елизаветой, ни графом, ни виконтом, ни даже придворным драматургом. То есть наоборот. Он-то — запросто, и даже после третьего стакана, — хоть графом, хоть королевой эльфов, а вот все перечисленные Шекспиром не были.
      Я понимаю, что для специалистов мои доводы — ни разу никакие не доказательства. Но это, между прочим, взаимно. Мне их доказательства тоже представляются высосанными из пальца фантазиями, где все сплошь лорды, а про суконщиков неинтересно.
     Он не умел придумывать сюжеты. Из тридцати семи пьес — заимствованный сюжет в тридцати четырех. "Сон в летнюю ночь" — сказка со всеми стандартными сказочными поворотами, да и две других нельзя сказать чтобы были очень уж оригинальными в этом плане. Не умел. Мышление у него было организовано по-другому.
      Любой  придворный обязательно мыслит сюжетно  ("что было, что будет, чем дело кончится, чем сердце успокоится…), ему иначе нельзя. Если для него главным во всякой жизненной ситуции не будет ее возможное развитие, если, чтобы за линией этого развития уследить, он не научится отбрасывать как несущественные всякие тонкости и моменты эмоциональной наполненности — он очень быстро перестанет быть придворным, а если не повезет — вообще перестанет быть.
    А вот для актера все совсем наоборот. О сюжете, о голой последовательности событий ему думать не надо — ему ее дают готовой, его дело — наполнить этот каркас жизнью, смыслом, внутренней обоснованностью всего, что происходит.
     В одном из давних интервью Татьяна Лиознова вспоминала, как поступала во ВГИК, Во время одного из туров ей показали картину Саврасова "Грачи прилетели" и предложили рассказать, что на ней изображено. Сначала девушка говорила скованно, стандартно, потом увлеклась — и стала играть перед комиссией каждого грача в отдельности.
     Шекспир в своих пьесах именно этим и занимается: берет чужой сюжет — и играет каждого грача в отдельности.
     Актером он был. Актером. Со всем, что требовало от души и в чем душу формировало его великое и страшное ремесло.
     Ну, а уж разговоры о том, что Шекспир был женщиной… Граждане, вы что, совсем,что ли, в унисекс впали, чтобы мужчину от женщины по интонации не отличать?
     Но это все ерунда.
     По-настоящему потрясающим, удивительным и загадочным в этой потрясающей и загадочной истории является то, что эти пьесы и эти сонеты писал один и тот же человек.                                                                                                                                     

«Диоптрик» на «Одуванчике»

ОбложкаДавно ожидаемое пополнение он-лайн библиотеки — созданный в Луганске барочный роман "Диоптрик". Отчёт о презентации есть на "Одуванчике"

Сегодня все интересующиеся литературой и философией могут скачать роман с сайта. В отличие от бумажной версии, электронная содержит иллюстрации. 

В своей дебютной художественной книге Андрей Лустенко сознательно поднял планку и выбрал себе достойный образец. Предлагаемый читателю роман отсылает к произведениям Гофмана и Умберто Эко. Читайте и наслаждайтесь!

Диоптрик_ 1-4

Диоптрик_ 5-8

Диоптрик_ 9-12

След ушедших следов

Вторая книга хайку свободного стиля донбасского художника и поэта Александра Грошенко. Первый сборник можно скачать на "Одуванчике" в разделе "Книги"

На мокрой скамье

Букетик жёлтых цветов.

Забытых.

 

На пути к любимой

Летний дождь застал –

Любовь сильней.

След ушедших следов

Обрывки сезонов

13082623_507134952803393_8510823885507702412_n"Одуванчик" представляет сборник хайку донбасского поэта Александра Грошенко. . 

Александр Грошенко, 1977 г. р., родом из Попасной, учился в Луганске, окончил физмат ЛГПУ имени Т. Шевченко. Участник философского монтеневского общества. Художник-миниатюрист. Поэт, пишет хайку свободного стиля. Любимые авторы: Одзаки Хосай и Танеда Сантока. 

"Обрывки сезонов" (2003-2006) для наших читателей. 

 

Снова тепло.

Возле старого балкона

Вишня зацвела.

***

Вздохом ветра

Дождливые слёзы в лицо

Уронила дубовая ветка.

Обрывки сезонов

Сирано в России

Нина Ищенко

"Сирано де Бержерак" Эдмона Ростана пополнит сегодня книжную полку Одуванчика. Это будет перевод Соловьева, из редкого издания пятидестяых годов, которое я держала в руках в ранней юности, и я считаю большим везением, что знакомство с Сирано произошло именно так. 

20160325_163829[1] Хотелось бы написать несколько слов о том, что мог знать о Сирано рядовой советский читатель\зритель в первое постсоветское десятилетие, какой образ отважного гасконца имелся в русской культуре к тому времени. 

Пьеса была написана в 1897 году, и была довольно популярна в России до революции в среде творческой интеллигенции. Пьесеу переводила молодая Щепкина-Куперник, известная впоследствии советская переводчица Шекспира — в черном восьмитомнике, по которому в доинтернетную эру знакомились с Шекспиром, очень много её переводов. Перевод Щепкиной-Куперник понравился Максиму Горькому. Петербургский театр «Литературно-художественного общества» поставил этот вариант в 1898 году.

Read more

Русский мир

МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ
НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ
КОНФЕРЕНЦИИ
«РУССКИЙ МИР, ПРАВОСЛАВИЕ, ЦЕРКОВЬ И ГОСУДАРСТВО В XXI ВЕКЕ»
28 октября 2015 года
Луганск

russ-mir-conf