Archive for Эссе

Первый заговор Катилины и Помпей

Предлагаем нашим читателям новое эссе постоянного автора Одуванчика Тимофея Алёшкина о политической борьбе в последние годы Римской республики. Период римской демократии за двадцать лет до возвышения Цезаря: интриги, шпионы, драки на форуме, уличные банды и политические заговоры. В этой обстановке действуют знакомые лица, будущие великие политики, маркирующие своими именами целых культурные феномены: Цезарь, Помпей, Красс, Катон, Цицерон, Катилина.

Как это было, как Цезарь завоевал доверие миллиардера Красса, почему Помпей в конце концов проиграл будущую гражданскую войну, какой политический расчет стоит за блестящими речами Цицерона — читайте в исторически-конспирологическом рассуждении «Первый заговор Катилины и Помпей»

Алёшкин Первый заговор Катилины и Помпей

Белёв, от патриотических манифестаций к нехватке хлеба…

thagastan

Первую мировую провинциальная Россия встречала настроениями ура-патриотическими и шапкозакидательскими. Свидетельством тому

«Рапорт
исправника Белёвского уезда от 28 июля 1914 года
тульскому губернатору
о патриотической манифестации жителей г. Белёва в связи с объявлением войны

В[есьма] срочно.
Секретно.
Доношу вашему превосходительству, что устроенная жителями г. Белёва патриотическая манифестация началась в центре города около 10 час. 30 мин. вечера и первая по пути ея была квартира уездного воинского начальника, у которой она остановилась. Когда же уездный воинский начальник подполковник Подкопаев вышел к толпе, то некоторые стали просить его послать телеграмму с выражением верноподданнейших чувств, на что подполковник Подкопаев согласился и немедленно послал означенную телеграмму. К дому городского головы манифестация не подходила, так как жителям города Белёва известно, что городской голова всегда ложится спать около 9 часов вечера.

И. об. исправника [Подпись]
Резолюция:
30 июля представить м[инист]ру для всеподданнейшего доклада».

ГАТО. Ф. 90. Оп. 1. Т. 47. Д. 41532. Л. 87.

Как видим из резолюции, имперские губернаторы не избегали похвастаться перед начальством патриотизмом народной массы, испытываемыми ей верноподданнеческими чувствами… Только вот настроения населения имеют свойства меняться. И первым заметили это не укрывшиеся в Берне эмигранты, не бойкие журналисты, а скромный полицейский чин. Напоминает об этом хранящееся в «жандармском» фонде

Read more

Как умирают империи

Надежда Пахмутова

На страницах «Одуванчика» последнее время появлялось немало публикаций, посвящённых революционной эпохе (имеются в виду как Октябрьская, так и февральская революции)  и периоду становления советской власти в Новороссии.

Особенный уклад  жизни юга России  обусловил  особые вызовы и угрозы, с которыми пришлось столкнуться русским западной окраины Российской империи. Однако в предоктябрьский период по всей стране имели место схожие кризисные процессы, которые не смогла ликвидировать или хотя бы затормозить администрация Временного правительства.

О причинах недееспособности российских властей в разгар Первой мировой войны – непосредственно перед февральской революцией и в межреволюционный период – мы предоставляем судить читателям на основе подборки документальных свидетельств того времени. Их публикует в своём блоге под рубрикой «Как умирают империи»  старожил города Тулы, инженер по профессии, пользователь ЖЖ thagastan.

Как выглядели призывники 1914  года, выросшие в деревне на экологически чистых продуктах? Была ли царская Россия тем индустриальным «тигром», которого нам рисует либеральная пропаганда? Так ли сыто жилось высококвалифицированным тульским оружейникам при царе-батюшке? Как выражали свой патриотизм помещики-заводчики?

Предлагаем вашему вниманию первую публикации подборки. Read more

Камень Штифтера

Адальберт Штифтер (1805 — 1868) — солнце и вершина бидермайера, человек, в чьих романах и новеллах этот стиль сделал предметом размышлений самого себя. Всю свою жизнь считал себя в первую очередь художником, а не писателем. Последнюю его картину А. Михайлов описывает так, что мороз по коже. Однако названия картина Михайлов не приводит, и в сети редакция ее не нашла. Если кто-то знает, что это за картина и где она есть, редакция с радостью примет вашу помощь. 

http://padaread.com/?book=48787&pg=714

Дружественные камни Каспара Давида Фридриха:

Обновление: камень Штифтера (спасибо жж пользователю origan)

Патруль времени

Армен Асриян

Есть такая традиционная фантастическая тема, затертая до того, что фантасты от нее практически отказались, только кино ее юзает — как всегда, на поколение отставая от литературы — «патруль времени»… Сводилась к защите существующей истории от разнообразных энтузиастов, норовящих перкроить ее в пользу любимых героев или идеологий…

Подумалось, что тему вполне может ожидать вторая молодость. В свете воцаряющейся на западе тоталитарной идеократии и параллельного процесса окостенения общественных и граничащих с ними полу-естественных — вроде антропологии или палеонтологии — наук. Процессы, очевидно, взаимосвязаны — ну, да не о них сейчас речь.

Новый патруль должен не охранять историю, какая есть — а приводить ее в соответствие с кодифицированной университетской нормой. Населить древность вожделенными «переходными формами» в товарных количествах, чтобы подтвердить, наконец, правоту дарвинизма (благо, подлогом дарвинизм промышляет еще со времен отцов-основателей), наверное, не удастся — чудеса генетики, может, и позволят вывести чаемых зверушек, но потребных бюджетов никакие инстанции не утвердят.

Но устранять нежелательное — запросто. Отнимать луки у древних племен, ежели официальная историография полагает, что луки появились парой тысячелетий позже. Мимоходом убивая особо строптивых охотников, не желающих расставаться с любимым оружием. Срезать стремена в неположенном времени — пусть как хотят, так и поражают противника копьем, не опираясь на стремена — сказано же: нет в этом времени стремян! Истребляя слишком зажившиеся стада динозавров — им когда сказано вымирать? А они все норовят чуть не до средневековья дотянуть! Read more

Сусанна — вероятный прототип Настасьи Филипповны

«Замысел и первоначальная работа над «Идиотом» относится к периоду заграничного путешествия конца 1860-х гг., одним из сильнейших впечатлений которого было посещение Дрезденской картинной галереи. Отзвуки его (упоминание картины Гольбейна) звучат и в окончательном тексте романа. Из дневника 1867 г. А. Г. Достоевской мы знаем, что, посещая галерею, сначала она «видела все картины Рембрандта» одна, потом, обойдя галерею еще раз, вместе с Достоевским: «Федя указывал лучшие произведения и говорил об искусстве»

Трудно предположить, чтобы Достоевский не обратил внимания на картину Рембрандта «Сусанна и старцы». Картина эта, как и висевшее в том же зале полотно «Похищение Ганимеда» («странная картина Рембрандта», по словам Пушкина), должна была остановить внимание Достоевского трактовкой волновавшей его темы: развратным покушением на ребенка. В своем полотне Рембрандт далеко отошел от библейского сюжета: в 13-й главе книги пророка Даниила, где рассказывается история Сусанны, речь идет о почтенной замужней женщине, хозяйке дома. А «старцы», покушавшиеся на ее добродетель, совсем не обязательно старики. Между тем Рембрандт изобразил девочку-подростка, худую и бледную, лишенную женской привлекательности и беззащитную. Старцам же он придал черты отвратительной похотливости, контрастно противоречащие их преклонному возрасту (ср. контраст между похотливой распаленностью орла и маской испуга и отвращения на лице Ганимеда, изображенного не мифологическим юношей, а ребенком).»

Лотман Ю. М. Символ в системе культуры

http://www.philology.ru/literature1/lotman-92e.htm

Падение Метеллов

Новое эссе о Римской республике  Тимофея Алёшкина. Постоянной темой очерков нашего постоянного автора  является римская политическая система накануне активных действий Цезаря как самостоятельного игрока, интриги и борьба кланов, ареной которых становится всё Средиземноморье. 

Padenie_Metellov

Приятного чтения в новогодние выходные!

История географии и герцог Абруццкий

Нина Ищенко

Четырёхтомник Рихарда Хеннига «Неведомые земли», Terrae Incognitae, был в нашей поселковой библиотеке, правда, всего два тома — второй и четвертый. Достоинства этой книги я оценила еще в школьные годы. Она состоит из коротких историкогеографических исследований: сначала приводятся первоисточники по какому-то географическому вопросу (Геркулесовы столпы, путешествие китайского императора к богине Сиванму или открытие Винланда), а потом даётся анализ географических реалий, которые стоят за этим рассказом. Иногда захватывается и общекультурный фон, но специально историей идей автор не занимается.

Последние впечатления об этой книге (я недавно ее скачала на падабуме полностью) — это великолепный свод географических идей конца XIX — начала XX века. Труд выходил в тридцатые годы, но цитируются авторы еще прошлого века, и даже восемнадцатого — не как материал, который надо интерпретировать, а как живой источник научных идей. В физике ссылки на Лавуазье или Ампера без комментариев и уточнений вообще невозможны, даже в школьном учебнике, а у Хеннига можно на такое посмотреть.

Ну и впечатливший меня человек из эпохи Паганеля — это герцог Абруццкий, принц и первооткрыватель, адмирал и путешественник, альпинст и полярник, что-то невероятное. Посмотрите его биографию в википедии: совершил кругосветное путешествие, первым взошёл на гору Святого Ильи (5489 м) на Аляске, экспедиция в Арктику, экспедиция в Уганду, мировой рекорд подъёма на высоту для того времени (7498 м). Способностью конвертировать высокое общественное положение в реально интересные занятия этот человек мне напоминает Петра Первого.

В Уганде герцог Абруццкий прояснил вопрос об истоках Нила — в связи с этим его упоминал Хенниг — и был первым европейцем, который по этому поводу смог что-то добавить к известиям Клавдия Птолемея. Волшебно, по-моему. 

Одним словом, тот дух поисков и открытий, который вдохновлял не только Саню Григорьева и капитана Татаринова, но и Борна с Гейзенбергом, веет в четырехтомном компендиуме дотошного немецкого профессора:
http://padabum.com/d.php?id=31634

Пиратство как часть системы римского господства над Средиземноморьем

Тимофей Алёшкин

Античные историки рассказывают, что пираты безраздельно властвовали на Средиземном море приблизительно с середины 70 годов до нашей эры и по 66 год, когда терпение римского народа иссякло и Помпей, получивший по закону Габиния верховное командование и власть на всём море и его берегах, за три месяца уничтожил пиратство. Я опишу свою версию того, как Рим использовал пиратов. 

Римская Республика захватила первую провинцию в Азии – бывшее Пергамское царство – в 129 году, а около 100 года превратила в провинцию Киликию. Остальные города и царства Восточного Средиземноморья оставались более или менее независимы и подчинялись Риму как вассальные. В 100 году до н. э. в Риме был принят закон, направленный на борьбу с пиратством. Этот закон предписывал каждому из городов и государств бороться с пиратами на своей территории. 

Но, насколько нам известно, как раз римляне-то на своей территории с пиратством и не боролись! Например, наместник Киликии в 79-75, Сервилий Исаврийский, все три года своего наместничества провёл в войнах с киликийцами, выиграл сражение с пиратами на море, но потом воевал в глубине страны с горными племенами и городами, а пираты на побережье за это время только усилились. 

О деятельности следующих за Сервилием наместников Киликии – Лукулла в 74-67 и Марция Рекса в 67-66 известно многое, но ничего о том, как они боролись с пиратами в своей провинции. А между тем это были как раз годы наивысшего расцвета киликийского пиратства, а Киликия, наряду с Критом и была главным центром пиратства. 

Итак, выходит, Рим запретил зависимым от него государствам бороться с пиратами, а на своей территории их практически не трогал. Попробуем предположить, какую роль пираты на самом деле играли в экономике и политике римской державы в 70-60 годах.

Хлеб и рабы

С сайта http://ru.warriors.wikia.com

Реконструкция внешнего вида киликийского пирата

Два важнейших товара, на которых стояла римская средиземноморская держава. Хлеб нужен, чтобы кормить Рим (в 70-е годы раздачи дешёвого хлеба гражданам в Риме были восстановлены, а производство хлеба в Италии было совершенно недостаточным, требовалось много хлеба из провинций, прежде всего с Сицилии). Рабы нужны чтобы производить хлеб в товарных количествах для Рима (на Сицилии хлеб производился на крупных рабовладельческих хозяйствах). И не только для производства хлеба – к тому времени почти каждый римский гражданин должен иметь хотя бы одного раба. Рабы требуются экономике Республики всегда, все время, каждую минуту. 

Рабы — это особый товар, значительная их часть становится рабами заведомо незаконным путем. Вообще-то все Средиземноморье состояло к тому моменту из формально признающих друг друга государств, ни один гражданин которых просто так в рабы обращен быть не может – в других государствах этого не признают, и в Риме с его демонстративным уважением к законности — прежде всего. Любой римский магистрат в Риме и в провинции человека, если он незаконно сделан рабом, скорее всего отпустит. Но рабы нужны. Для этого и существуют пираты.  Read more

«Не заслоняй солнце» по-донбасски

Сергей Шмидт

Еще одна красивая легенда.
Александр Литвинов, более известный как Веня Д’ркин (а в начале 1990-х как Дрантя), кем-то названный «третьим после Башлачева и Янки настоящим гением в русской рок-музыке», умирал весной 1999 года после целой серии химиотерапий.
Тогда с ним приключилась довольно забавная история — продюсер Александр Шульгин и его жена певица Валерия собрались делать из Д’ркина «звезду круче Гребенщикова». Они устроили его в лучшую больницу. Валерия читала ему вслух пункты контракта.
И вот якобы Веня Д’ркин дослушал внимательно до конца текст контракта и произнес такую фразу: «Ребята, вы чокнулись. Ну что может дать Москва художнику, кроме мужеложества?»
Легенда, наверное, но сама фраза это неплохое добавление в транслируемый из эпохи в эпоху сюжет на тему «поэт и…»: поэт и толпа, поэт и власть, поэт и фининспектор, поэт и солнце, поэт и продюсер… Сюжет, который начался, наверное, со знаменитого «Не заслоняй солнца».