Archive for Рецензии

Фэнтезийная реальность на границах Русского мира

Вук Задунайский

Чем только люди не занимаются под грохот артобстрелов! Я уже не раз писал об этом. Удивлялся – и писал. Писал – и удивлялся. На них падают снаряды, в них целятся снайперы, а они выращивают розы и устраивают фантастические – в прямом и переносном смысле слова – конвенты.

А теперь они еще и пишут потрясающие воображение многостраничные сочинения про отблески, оставленные на явлениях окружающей нас действительности циклом романов «Отблески Этерны» Веры Камши. Причем не только пишут, но и издают, и активно обсуждают, что не может не вызывать искреннего восхищения.

Отблески Отблесков. По правде сказать, найти их можно в чем угодно – было бы желание. Ведь изначально Этерна вроде бы оторвана от нашей реальности не менее чем то же толкиеновское Средиземье или, скажем, мартиновский Вестерос. Что же прячется за фэнтезийно-барочной оберткой Этерны и почему на этот цикл так чутко отреагировали именно на рубежах русского мира?

Ответ напрашивается сам собой. Крупное материковое государство имперского типа, мощнейшее и фактически непобедимое, но осаждаемое со всех сторон врагами и страдающее от внутренней гнили, которая однажды прорывается наружу. Власти в этот момент проявляют глупость и недальновидность, а то и вовсе предают свой народ, войска же стоят не в столице, а на фронтире – и защитить вековые устои империи оказывается некому. Это ли не устойчивый паттерн русской цивилизации?! Read more

Писатель Ольга Валькова: «Книга Ищенко «Борьба цивилизаций» – отражение океана в капле воды»

Луганский ИнформЦентр

О посылах новой книги члена Союза писателей ЛНР, литературного критика и культуролога, кандидата философских наук Нины Ищенко «Борьба цивилизаций в «Отблесках Этерны» ЛуганскИнформЦентру рассказывает популярная российская писательница Ольга Валькова (Москва).

КНИГА КАК КУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН

Произведение литературного критика, кандидата философских наук Ищенко «Борьба цивилизаций в «Отблесках Этерны» – необычная книга. Автор ставит перед собой задачу проанализировать цикл современных романов Веры Камши с точки зрения культуролога, то есть ученого, для которого книга – феномен породившей ее культуры. Читатель получает возможность взглянуть на произведение чуточку сверху, так, чтобы увидеть его в окружающем ландшафте, понять связи и закономерности. В этой книге читатель найдет ответ на вопрос, как культурные конфликты русской и протестантской цивилизаций проявляются в мышлении, характерах, поступках вымышленных персонажей и событиях, развернувшихся в фэнтезийном мире романов Камши «Отблески Этерны». Read more

Огненное дыхание Дикого Поля: на перекрестке времени и пространства

От редакции: книга «Дыхание Дикого Поля» (составитель Вук Задунайский) скоро выйдет из печати в Москве. Но у нас появилась возможность почитать ее заранее, и мы расскажем читателям «Одуванчика», почему она интересная и на нее стоит обратить внимание. 

 

Нина Ищенко

Историческое и мистическое фэнтези

«Дыхание Дикого Поля» – второй сборник российских и донбасских авторов исторического и мистического фэнтези. В этом сборнике развиваются основные темы первой книги «Паны, холопы и Другие. Тайная история Тартарии» (2021): война, память, языческая магия. Специфика новой книги – особое внимание к теме культурной границы.
Дикое Поле в историческом плане – это малозаселенные степи Причерноморья и Приазовья, от Днестра до Дона. В настоящее время территория Дикого Поля приходится на Южную Украину и Южную Россию. Однако ныне обжитые места хранят память о том времени, когда здесь встречались Лес со Степью, оседлые и кочевые племена, ненадолго задевали друг друга и навсегда сливались в разные народы и культуры, от греков и русских до скифов, тугар и татар. Дикое Поле выступает как фронтир, культурная граница, пространство непрерывного взаимодействия и трансформации культур на протяжении столетий. Именно этим процессам культурного контакта посвящена новая книга в жанре фэнтези «Дыхание Дикого Поля».

Прозрачные и нерушимые границы культур

Культурная граница – неотъемлемая часть любой культуры. Граница создает пространство трансформации явлений внешнего инокультурного мира в явления своей культуры. На границе вырабатываются механизмы понимания и способы включения инородного и чуждого в собственное культурное пространство. Именно на границе задерживаются, отбраковываются те культурные формы, которые интегрировать невозможно. Хотя по своему внутреннему смыслу граница соединяет разнокультурные миры, однако с точки зрения самоописания культуры граница эти миры разъединяет. Осознать себя значит осознать свою специфику, но сам факт наличия границы показывает, что в инокультурном мы ищем что-то свое.
В сборник «Дыхание Дикого Поля» включено восемь повестей и поэма как эпилог ко всей книге. В каждом произведении тема границы определяет сюжет и действия персонажей. В книге рассматриваются границы трех видов: между народами в пространстве, между народами или одним и тем же народом во времени, между миром людей и мистическим миром нечеловеческих сущностей. В некоторых произведениях эти три границы существуют одновременно, и пространство их проявления – Дикое Поле.

Ось между мирами на кургане Телепень

Все три вида границы читатель найдет в самом большом по объему центральном произведении сборника «Тайна кургана Телепень» Вука Задунайского. Это повесть в жанре альтернативной истории, с сильным сатирическим элементом, что уже привычно в произведениях этого автора. Действие повести происходит в наши дни на территории Дикого Поля, которая в результате развилки в конце 2010-х гг. принадлежит не только Украине, но и Новороссии – федерации бывших областей Украины, присоединившихся к Донбассу после начала настоящей войны Украины с Россией в 2018 году. В результате постмайданная власть удержалась только на небольшой территории вокруг Киева, где и находится реально существующий курган Телепень, мистическая ось событий. Главный герой, российский следователь в Новороссии, распутывает преступление с мистической подоплекой и идет по следам преступника, ведущим к кургану Телепень.
Хронотоп этой повести очень богат. Граница в пространстве соединяет/разъединяет несколько секторов: Россию, Новороссию, постмайданную Украину. Россия выступает как центр цивилизации и порядка, структурирующего хаос. Новороссия показана как переходная зона, где преступления украинской власти расследуются, переживаются и изживаются, обстановка нормализуется, гуманитарная катастрофа преодолевается. Украинская территория принадлежит мистическим темным силам, проявляющим себя в национализме и его ритуалах, героизирующих преступления.

Людоедство в степях Украины

Граница во времени соединяет два периода – XVIII век, когда впервые прославился курган Телепень, и современную Украину. В украинской истории реально существующий недалеко от Киева курган Телепень был местом дислокации банды Мацапуры (Павла Шульженко), действовавшей в 1730-40 гг. Действия банды выходят за рамки человеческого. В 1927 году историк Николай Горбань отыскал в Харьковском историческом архиве документы следствия, проведенного в бурном XVIII веке. Шокированный прочитанным, исследователь написал очерк «Разбойник Мацапура», в котором есть грабеж, убийство беременных женщин, сатанинские ритуалы и людоедство. За время действия банды Мацапуры курган Телепень стал массовым захоронением, и такой могильник называется по-украински майданом.
Вук Задунайский мастерски обыгрывает это смысловое единство, показывая, как те же силы с тем же результатом действовали на Майдане в 2014 году и продолжают войну Украины с Донбассом в наши дни. Граница во времени оказывается прозрачной, проницаемой, события настоящего повторяют события трехсотлетней давности. Граница между человеческим миром и миром темных сил также прозрачна, она не разделяет, а соединяет миры и времена. В альтернативной Украине Вука Задунайского мистическую границу удается закрыть с помощью креста и молитвы. Будем надеяться, что этот путь не закрыт и для Украины реальной. Read more

Русский Борхес: «Звездные гусары»

Действие романа Елены Хаецкой «Падение Софии» происходит в мире, который описан автором в сборнике «Звёздные гусары». Это техногенная цивилизация, покорившая звезды, в которой не было ни одной революции 1917 года и последующей перестройки страны. Россия осталась какой была, развивалась дальше без катаклизмов и катастроф, спокойно покорила космос, но осталась таким обществом времен Пушкина или в крайнем случае Тургенева. Дворянские усадьбы, барон Брамбеус и Руссо, барышни танцуют с гусарами, гусары служат на инопланетных форпостах у дальних звезд, попы выполняют свой долг и крестят инородцев других планет, воинские приключения и скука постоялых дворов, которые ничуть не изменились со времен Чичикова, даром что находятся не между уездными городами N, а между планетными системами.
 
Сборник интересен как литературный эксперимент по перенесению сюжетов русской классической прозы начала XIX века в цивилизацию будущего, покорившую космос. Всё сохранилось, всё узнаваемо: движения души, тонкий психологизм, достоверность в деталях. Сборник состоит из коротких рассказов и повести «Дикий подпоручик». Мне больше всего понравилась повесть: тут есть детективный сюжет, любовная история, взаимоотношения сестер, счастливый финал.
 
По атмосфере этот сборник гораздо светлее и радостней, чем более позднее «Падение Софии». Там уже вампирский трэш, детектив с загадочными убийствами и разоблачением работорговцев, и в целом более мрачная атмосфера. Гностическое название указывает на гностическое содержание: светлый и радостный мир падает, отягощается злом и населяется вампирами. Я много лет люблю обе книги, но честно до сих пор не могу проследить, как и почему происходит это превращение. Я не вижу в этом закономерности. Какие-то недостатки есть в любом обществе. Значит ли это, что вампиры закономерно заводятся везде?
 
Обе книги я рекомендую тем, кто любит классическую русскую прозу, а всех авторов XIX века уже перечитал. Также книги будут интересны тем, кто любит литературные игры в стиле Борхеса, но при условии, что такой читатель хорошо знает классическую русскую прозу. Поклонникам собственно космической фантастики и вампирских детективов это не понравится – условности жанра тут используются в небольшом количестве, и искушенный читатель разгадает все загадки сразу же. Но не в них дело. Главное здесь – приключения языка, взаимодействие культур и моделирование возможного будущего.

Парадокс самоописания в романе Мариам Петросян «Дом, в котором…»

Нина Ищенко

Объекты, описывающие сами себя, известны в теории знаков, математике и логике. Они порождают парадоксы в силу того, что такой объект сам включен в тот класс, который он обозначает, ибо кто бреет брадобрея, который бреет только тех, кто сам себя не бреет? Художественное произведение в зависимости от его сюжета и внутреннего пространства можно представить как объект, описывающую свое собственное существование и функционирование. Романа Мариам Петросян «Дом, в котором…» и есть такой самоописывающий объект, и это самоописание приводит к парадоксу.

Роман «Дом, в котором…» относится к жанру магического реализма. После появления романа в 2009 году он стал культовой книгой и породил собственную фан-культуру. Книга состоит из трех томов. Фабула романа – события, которые разворачиваются в интернате для детей-инвалидов накануне выпуска. В романе показаны два хронологических среза – последний учебный год перед выпуском и прошлый выпуск, имевший место десять лет назад, когда нынешние старшие были младшей группой.

Пространство Дома самозамкнуто. Определить страну и время событий можно очень приблизительно. Это страна европейской или вестернизированной культуры примерно последней трети ХХ века. Город, где стоит Дом, не назван. Все персонажи, включая администрацию и воспитателей, названы не по именам, известны только их клички – Акула, Крёстная, Овца, то есть определить их национальность невозможно. Единственный персонаж, чьем имя и фамилию мы узнаем – это Курильщик. Его зовут Эрик Циммерман – номинация интернациональная. Так могут звать человека и в России, и в Европе, и в США. В Доме есть магнитофоны, воспитанники слушают Led Zeppelin (основана в 1968 году) и читают книгу Ричарда Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» (опубликована в 1970 году). Это единственные хронологические указания, позволяющие локализовать Дом в пространстве и времени нашего мира. Таким образом, пространство и время Дома определяется не внешними параметрами, а его внутренними характеристиками. Read more

НОВОРОССИЯ ГРОЗ: ФЭНТЕЗИЙНО-ПАРТИЗАНСКОЕ МНОГОБОЖИЕ У ПОДНОЖИЯ ПРАВОСЛАВНОГО ХРАМА

Ольга Бодрухина

Помимо структуры поэмы Елены Заславской «Новороссия гроз. Новороссия грёз», хочется расшифровать ее основную, на мой взгляд, идею. Здесь она напрямую перекликается с другой поэмой Елены – «Nemo», которую мы осмысливали ранее в рецензии «Запретная любовь, запретная борьба, запретный город». По сути, это одна и та же история о невозможности любви между представителями двух разных миров. Это один и тот же экшн, только с разных точек зрения, в разных мерностях. В «Немо» основной уровень поэмы – мифический. Ведь ни для кого не секрет, что миф, в котором с рождения и до смерти обитает всякий русский человек – это сказка: про мышку-норушку, колобка, избушку, курочку и деревенского смекалистого дурачка. Это более древние, чем все религии вместе взятые, космогонические истории.
В поэме Русалка любит Немо, ее избранник – безымянный Никто. Этот Noname – пришелец извне мифа, герой другого романа, чужак. Луганск – некий затонувший город, и это тоже древний миф многих народов: клочок земли, который будет поднят из пучин хаоса, с самого дна, то ли волшебным вепрем, то ли царем дэвов.
В «Новороссии» же магический, языческий мир пурпурного народного фольклора, вперемешку со скандинавским пантеоном и Голливудом, становится контрастным бэкграундом православного мира, старчества и животворящих икон. Словом, все это буколическое фэнтезийно-партизанское многобожие теперь выглядит как зеленая поросль у величественного храма. Луганск предстает границей света, последним оплотом, в буквальном смысле, за которым в бездну срываются люди и сказочные персонажи, прямиком в заворот и пограничье жизни. Read more

Эффект контраста

Фильм «Дневники Мумбая» (2010), с Амир Ханом в главной роли («Пи Кей», «Три идиота») – это единственный виденный мною индийский фильм, где нет индийских песен и индийских танцев, вообще. Видео сопровождается звукорядом, но никаких массовых танцев. Кроме того, в этом фильме показаны настоящие, а не живописные трущобы (живописные есть в «Трех идиотах»), где всё обшарпанное, ломающееся, повсюду криминал и нищета глядит из каждого угла.
 
В фильме показан огромный город Мумбай как пространство, в котором разворачиваются людские судьбы, пересекаются разные времена, религии, стили жизни. Фильм выступает как некий комментарий к «Шантараму» – в нем нет такого увлекательного сюжета, но есть многие реалии, отмеченные в книге: море, бродяги, работающие на износ люди, разные религии и Ганеша-чатуртхи.
 
Если вам интересно увидеть индийское кино, совершенно не похожее на индийское кино, то стоит посмотреть.
 

Война и единство русской земли в творчестве Александра Пономарева

Нина Ищенко

Современная литература Донбасса создается в условиях войны с Украиной. Эта война вызвана самоопределением Донбасса как русской земли, а народа Донбасса – как русского народа. Стремление Донбасса отстоять свой выбор обосновано ощущением культурного единства с Россией. В последние годы в литературе Донбасса и России происходят интеграционные процессы, в ходе которых писатели Донбасса включаются в русское литературное пространство. Это возможно благодаря очень мощному ответному движению из России. Одним из тех, кто непосредственно участвует во включении донбасской литературы в российский контекст, является автор военной прозы Александр Пономарев.

Александр Пономарев – писатель из Липецка, член Союза писателей России. Вся жизнь и деятельность Александра в той или иной форме связана с военными силами. В советское время он проходил службу в рядах Советской Армии на территории ГДР. С 1994 году служил в МВД России, в том числе в отряде милиции особого назначения при УВД Липецкой области. На переломе тысячелетия принимал активное участие в контртеррористических операциях на территории Северо-Кавказского региона. За плечами Пономарева семь командировок, ранение и контузия. За свою службу награждён государственными, ведомственными и общественными наградами.

В литературном багаже Пономарева шесть книг, а его пьесы неоднократно ставились на сцене и участвовали в театральных фестивалях. Произведения писателя публикуются в литературных журналах и интернет-изданиях России, Украины, Белоруссии, Германии, Финляндии, США, Греции.

Основная тема, которой посвящены произведения писателя, это тема войны. Используя свой личный опыт службы, автор рассказывает о самом сложном – о человеке на войне. В первую очередь Александр пишет о двух важных войнах, оставивших след в народной памяти в течение ХХ века – о Великой Отечественной и о чеченской кампании в девяностых.

В произведениях Александра Пономарева присутствует чувство Родины, общности большой России, единства всех людей, говорящих на русском языке. Это чувство общности воплощается не только в книгах, но и в жизни. Александр Пономарёв и Андрей Новиков приняли участие в праздновании Дня славянской письменности и культуры в Приднестровье в 2017 году, а также в 2018 году совершили литературный автопробег «Великая Россия» по маршруту Липецк-Сахалин-Липецк в честь 10-летия липецкого литературного журнала «Петровский мост». Тема единства и общности русской земли, наряду с войной является основополагающей в творчестве Александра Пономарева.

Рассмотрим две основные темы в малой прозе Пономарева – в его рассказах. Все эти рассказы опубликованы в разных изданиях в течение последнего десятилетия, некоторые участвовали в литературных конкурсах, получали премии и призы. Малая проза Пономарева иллюстрирует положение дел в современной русской литературе и показывает, как реализованы темы войны и единства русской земли в современных литературных произведениях.

Основная тема войны раскрывается в таких произведениях как «В гости к другу», «Кара-Борз», «Кулинарный экскурс», «Наш принцип», «Родинка», «Зори Хингана».

Почти все рассказы из этой подборки посвящены чеченской войне. Автор работает в жанре так называемой окопной прозы – в фокусе его внимания самое низовое звено, те люди, которые воплощают в жизнь военные приказы своими непосредственными действиями, чувствами, решениями. Фронтовая дружба, гибель товарищей, будни в военной обстановке, столкновение с врагом и реальная опасность на каждом шагу – все эти сюжеты присутствуют в рассказах Пономарева и будут интересны не только любителям военной прозы, но и всем, кому важно понять человека как такового. Наш принцип – русские своих не бросают – выступает в одноименном рассказе как универсальный моральный императив, определяющий поведение в самой жесткой и неоднозначной ситуации. В этой подборке малой прозы особо хотелось бы остановиться на рассказе «Кара-Борз».

«Кара-Борз», безусловно, один из самых сильных рассказов Пономарева. Он опубликован в журнале «Нева» в 2016 году. Посвящен поискам мстителя-одиночки солдатами российского военного подразделения, стоящего в чеченской деревне на исходе чеченской войны. Крупные бои позади, российское правительство налаживает мирную жизнь, местные жители в целом лояльны и рады жизни без войны. В этих реалиях разворачивается детективный сюжет о противостоянии двух правд: месть за родных, погибших в войне, и стремление прекратить эту войну и жить в мире всей страной. В рассказе сталкиваются личные интересы, хоть и поднятые силой чувства на высоту подлинной трагедии, и общегосударственные идеалы, которые требуют защищать мир и порядок для всех. Столкновение в рассказе показано ярко и убедительно. Открытый финал подчеркивает четкость авторской позиции в этом конфликте.

Рассказ «Зори Хингана» стоит особняком в этой подборке. Он посвящен лету 1945-го года, и действие подается как воспоминания медсестры, участницы военной кампании в Хингане, когда шли бои с японской армией. Медсестра, хрупкая и несгибаемая, для которой подвиги давно стали буднями, вышла из горнила войны и попала в самое невероятное приключение, которое было немыслимо в те годы: дожила до старости. Бабушка-божий одуванчик живет мирной размеренной жизнью, но изредка из памяти прорываются те годы, когда она прикасалась к истории и жила на грани. Этот рассказ – возможность заглянуть в прошлое, осознать единство времен и жить дальше с учетом приобретенного опыта. Война в этом рассказе показана как испытание, которое не убивает, а делает сильнее.

Во всех рассказах на военную тему раскрывается также тема единства, понимаемая как единство русской земли в пространстве и единство русской истории в памяти. Герои Пономарева защищают это единства в Великой Отечественной и в чеченской войне.

При чтении произведений Пономарева складывается впечатление, что это человек цельный, наблюдательный, ценящий жизнь, человек, для которого понятие воинского братства и защита Родины – не пустой звук, а неизменные данности, регулирующие отбор материла и пробуждающие творческое вдохновение. У читателя возникает мысль, что такой человек не мог остаться в стороне, когда началась война в Донбассе, и это впечатление оказывается верным: Александр Пономарев два раза был в воюющем Донбассе, в Луганске и Донецке.

В январе 2017 года липецкие писатели Андрей Новиков, Александр Пономарев и журналист газеты «Липецкие известия» Андрей Марков приехали в Луганск. Несмотря на разрушения в 2014 – 2015 гг., блокаду и тяжелое экономическое положение, Луганск живет культурной жизнью. Липецкие литераторы встретились с руководителем Союза писателей ЛНР Глебом Бобровым, общались с представителями творческой интеллигенции в библиотеке имени М. Горького, дали большую пресс-конференцию в Доме правительства, выступили на канале Луганск-24.

Литературное сотрудничество луганских и липецких писателей особенно важно в свете новой ситуации, в которой Донбасс оказался с начала войны. Культурные и литературные связи с Украиной оборваны: украинским авторам на уровне украинского законодательства запрещено участвовать в тех мероприятиях, в которых участвуют писатели из республик. В то же время культурные связи с Россией создаются и крепнут. Так, писатели из Липецка вручили почетные дипломы луганским писателям, поэтам и работникам культуры, передали в фонд библиотеки ряд книг, литературных журналов, сборников, презентовали липецкий литературный журнал «Петровский мост» и предложили луганским авторам сотрудничать с липецкими изданиями. Призыв не остался втуне: осенью 2017 года Александр Пономарев с товарищами привезли в Луганск «Петровский мост» с произведениями авторов из Луганска.

Темы, которые затрагивает Пономарев в своем творчестве, особенно важны в воюющем Донбассе. Человек на войне, которому дает силы память и русская история, каждый день действует в городах и селах Донбасса, находящихся седьмой год под ударами украинской армии. Наш русский принцип не бросать своих воодушевляет людей России, которые пришли на помощь Донбассу, продолжают посылать гуманитарную помощь, приезжают сюда, а также по ту сторону границы делают всё, чтобы восстановить место Донбасса в исторической памяти и в современной жизни России. Творчество Александра Пономарева показывает, что эти идеи живы и действенны.

2021

«Донбасский имажинэр»: Орфей и Эвридика с последней обоймой разрывных

Наталья Макеева

Писатель, публицист, член Союза Писателей России

Книгу моей подруги и единомышленницы из города-героя Луганска Елены Заславской, сборник стихотворений «Донбасский имажинэр» я прочла на днях.

Подарила мне её Лена давно, но в Москве жизнь моя – суета сует. А художественная литература – чтиво не быстрое, требующее некоторого особого настроя, скорее созерцательного, нежели информационного.

И вот я лечу в самолёте Москва-Махачкала на конференцию по противодействию пропаганде идеологии терроризма и экстремизма в цифровой среде и читаю «Донбасский имажинэр». Казалось бы – где Махачкала, а где Луганск? Где бармалеи-исламисты, а где поэзия и философия…

Но, однако, это только кажется. Всё в мире связано. И философия предшествует любым процессам, хотя внешне всё может выглядеть иначе. Философия предшествует политике, которую, в свою очередь, в некоторые исторические моменты другими методами продолжает война. Причём здесь важно понимать, что война — это не только и, в эпоху сетевых/гибридных войн -не столько её «горячие» фазы, когда идут боевые действия, но и идеологическое, информационное противостояние, а также процессы, идущие в сфере экономики и дипломатии.

«Донбасский имажинэр» представляет из себя книгу-аллигат. С одной стороны – режим Диурна, с другой – режим ноктюрна. И между ними нет иерархии, они — полноценны и самодостаточны. Обе части открываются краткими предисловиями луганского философа и культуролога Нины Ищенко, поясняющими суть режимов Диурна и Ноктюрна.

Поэзия Елены Заславской – это невероятно чувственное, пропущенное через себя, через каждую клеточку тела и фибр души восприятие реальности, наложенное на большой интеллектуальный и культурный опыт. Её стихи — это литература в лучшем смысле этого слова — образная, полная аллюзий, отсылок, намёков и подтекстов.

Книга Елены Заславской «Донбасский имажинэр» – ещё одно подтверждение того, что на наших глазах в Донбассе оформился мощный литературный процесс. И это лишь отчасти про продолжающуюся, идущую непосредственно сейчас войну. Я всё больше убеждаюсь, что этот огромный культурный пласт охватывает временной промежуток не начиная с 2014 года, а гораздо раньше. Война стала цементирующим, ключевым элементом этого процесса.

Но – Орфей и Эвридика едут в метро (которого нет в городах Донбасса) с последней обоймой разрывных под знаком Чёрного квадрата, который критикам, литературоведам, а в первую очередь – читателям только предстоит разгадать.

Современный Китай: Си Цзиньпин и свинка Пепа

Нина Ищенко

Интересная лекция «Современный Китай: система, экономика, культура» обозревателя Михаила Коростикова:
 
Лектор говорит о китайской экономике, внутренней политике и культуре по состоянию на 2018-2019 годы. В Китае полтора миллиарда человек, это второй полюс мира, так что грамотный обзор о Китае – это всегда актуально.
По результатам прослушивания создается впечатление, что параллельная система управления, описанная Прохоровым («Русская модель управления») взята прямо из Китая, где она работает десятилетиями. Это не два режима работы общества, стабильный и мобилизационный, это дублирующая структура всех уровней управления. За каждый участок работы отвечает хозяйственник и партиец, ничего не понимающий в производстве, но проводящий курс партии. Кроме того, в Китае работает столь, по Прохорову, отличная от западной модель постановки управленческих задач перед коллективами, а не индивидами: на всех уровнях руководителям более низкого звена вышестоящие говорят, что нужно сделать, но не говорят как. Каждый губернатор, мэр, директор сам решает, какими способами ему добиваться нужных показателей.
 
Помимо этого, в лекции торговые войны с США, цифровизация внутренней жизни, социальный рейтинг, модели бизнес-поведения, клановая структура партии, китайский интернет, аниме про Карла Маркса и многое другое, включая свинку Пепу.
Все родители маленьких детей знают свинку Пепу. В Китае мультфильм был запрещен за пропаганду гангстерской культуры. По совершенно необъяснимым причинам крутые мафиози стали массово делать себе татуировки со свинкой Пепой, за короткий срок превратив ее в символ противостояния с государством и принадлежности криминалу. В 2018 году, после долгих переговоров, запрет был снят, и свинка Пепа вернулась в Китай.
 
В виде вопросов затронуты были такие темы как преследование мусульман и китайские методы борьбы с терроризмом, китайская наука, цензура и экология.
 
Очень интересно и познавательно.