Archive for Рецензии

«Монтень в Луганске»: живая книга со смыслом!

Тамара Быцко, читатель

Я дружу с библиотекой имени Горького с 1952 года, и до сих пор люблю читать живые книги, которые можно подержать в руках. С удовольствием откликнулась на предложение познакомиться со сборником «Монтень в Луганске» (2020).

Имею дома трехтомник Монтеня и иногда кое-что перечитываю. Но среднестатистической обывательнице с техническим образованием чтение философского сборника пришлось постоянно разбавлять обращением к словарю иностранных слов из-за специфической терминологии. Стихи заставили вспоминать мифологию в сочетании с вестернами, а йога за пределами гимнастики далека от моего славянского воспитания. Чтобы пользоваться средствами Востока, надо там родиться и жить или в корне поменять своё мировоззрение.

Наблюдающим со стороны события 2014 года в Луганске трудно понять походы под обстрелами в поисках воды и хвороста для костра, чтобы приготовить пищу из-за отсутствия электричества. Разделившиеся в 2014 году во мнениях, члены философского общества не очень дружелюбно обсуждают высокоинтеллектуальные темы и уютно чувствую себя в занятых нишах. Блажен, кто верует! Не хлебом единым жив человек, но бытие всё-таки очень влияет на сознание, как и воспитание. Может, я и ошибаюсь.

А закончить хочу песней, которое исполнила советская певица Алиса Фрейндлих:

Я женщина, Господи, дай мне беспомощной силы, чтобы сильным помочь, чтобы посохом стать для того, кто устал торопиться. Пусть темней будет ночь, чтоб никто моих слёз не увидел-мне трудно! Я женщина, Господи, ночи свои Ты мне отдал для любви и для ласк, для тревог за детей и для горестных вздохов. Но зачем в эту ночь Ты впустил револьверы и бомбы? Мне страшно!

Бомбы на мирные города Донбасса сбрасывали люди, очень далёкие от философских рассуждений, мы же можем только осмыслить причины и последствия этих событий и нащупать смыслы, которые позволяют жить, творить и мыслить даже во время войны. 

Неудавшаяся притча

Фильм «В ожидании варваров» новый, по книге современного писателя Кутзее, не американский и с Джонни Деппом. Все эти факторы сложились вместе, и я решила его посмотреть. Если ты современный писатель, и созданные тобою образы воплощает Джонни Депп, какую нужно написать унылую книгу, чтобы экранизацию не хотелось досматривать! Между тем здесь так и получилось, на середине я сломалась и просто прочитала аннотацию.
 
Действие происходит в некой условной Империи на границе с некими условными варварами. Неадекватность столичного начальство приводит к тому, что неадекватный чиновник из столицы нарушает хрупкий баланс сил между Империей и варварами, и провоцирует восстание в имперской крепости против имперского центра. Варвары так и не приходят.
 
Некоторые критики усмотрели на уровне сюжета сходство с «Татарской пустыней» Дино Буццатти, где враги тоже не пришли. Видимо, потому что Буццатти – итальянец, и фильм итальянский, и создателям должно было что-то передаться из ноосферы от великого предшественника. Но если Буццатти написал притчу о жизни и предназначении (его любимая тема, гораздо жестче развитая в гораздо более коротком рассказе «Коломбр»), то в кино эту притчевость реализовать не удалось. Главная идея, переданная на уровне образов, состоит в том, что Империя – уныла, беспощадна и бессмысленна, а вся надежда на маленького человека, жизнь которого, несмотря на его гуманность, также уныла, безнадежна и бессмысленна.
 
Единственное замечание, которое еще хочется сделать напоследок. Может, в древние времена и существовали варвары сами по себе, которые как безликие волны омывали границы империи, уходя неизвестно откуда неизвестно куда. Но в XIX – XX веке, который условно изображается в этом фильме, уже нет варваров самих по себе, а есть варвары на границах Империи, контролируемые другой империей. И если всё ваше имперское влияние на варваров сводится к тому, что вы не знаете, как их зовут, откуда они пришли и чего они хотят, неудивительно, что жизнь ваша бессмысленна, а империя уныла. Особенно резкий контраст с Ремезовым, персонажем «Тобола», который сумел разобраться в водовороте степных племен, найти там связи от Китая до Европы, и сыграть на этом в нужный момент.
 
Итого, в западной культуре продолжают делать из империи мальчика для битья, во всяком случае, в жанре псевдоисторического фильма-притчи. Кино ни к чему и ни о чем.

«Одуванчик» рекомендует: «Тобол»

Роман Алексея Иванова «Тобол» просто великолепен. Замечательно сделанная вещь – все нити подобраны и вплетены в полотно, все ружья стреляют, все события имеют смысл, и он явлен читателю. В романе показана русская экспансия на восток, так называемая внутренняя колонизация. Постановка проблемы прямо по Канту: как возможно освоение Сибири? И автор отвечает, как.

Книга имеет подзаголовок роман-пеплум. Пеплум – это жанр исторического фильма, типа «Бен-Гура», в котором много персонажей, красочные декорации, полное погружение в былую эпоху. Сейчас столько содержания вмещают в сериал, Иванов сделал это в двух томах своего романа. Read more

Тимур Хакимов: «Книга Нины Ищенко о том, как остаться человеком в зверских условиях»

Когда я читал книгу Нины Ищенко «Город на передовой. Луганск-2014», посвященную событиям военного года, которые автор опубликовала в виде дневника, я почувствовал, как в памяти всплывают мои личные воспоминания военного времени, а в сознании встают вопросы, ответы на которые были выстраданы: где грань, которая отделяет людей от зверей? что такое демократия? что такое цивилизация? к чему привел «консенсус» с «цивилизованным» западом?  Ответы на эти вопросы есть и в книге Нины Ищенко, но я бы хотел высказать и свои размышления.

А начну я с такого вопроса: куда делся нос Сфинкса? Его не разрушили ветры и солнце тысячелетий, его в качестве развлечения разнёс из пушки «цивилизованный» Наполеон.

Кто выковыривал драгоценные камни из стен Тадж-Махала? «Цивилизованные» англичане. Кто расстреливал восставших сипаев ядрами, привязав к пушкам? Они же.

В то же время, «нецивилизованные» язычники-кочевники считали самыми страшными преступлениями предательство и убийство гостя. А «цивилизованные» христиане и мусульмане того времени достаточно часто убивали не просто гостей, а послов.

К чему привел «консенсус» с «цивилизованным» западом? К развалу СССР, к уничтожению всех социальных и просто человеческих благ и, в итоге, к жаркому лету 2014.

Но кто же палил по Луганску в 2014-м из гаубиц, градов и миномётов? «Злобные западенцы-гуцулы»? В основном нет – большинство их-то как раз на заработках в Польше, Венгрии, Германии и в Матушке-России, и воевать вовсе не любят. А стреляли по нам и убивали наших, а значит, и своих детей и стариков вполне русскоязычные жители Харькова, Днепропетровска, Запорожья и т.д. – сторонники европейских ценностей и демократии!

Но ещё античные философы писали, что демократия – это лозунг для толпы. Есть либо власть, либо безвластие, вседозволенность, распущенность, оскал взбесившейся толпы. Что такое толпа? Она никогда не соберется сама по себе и не выйдет на улицы, её кто-то должен организовать и натравить одну толпу на другую вышибать мозги и выпускать кишки. Это всегда знали и умели этим пользоваться кукловоды и дрессировщики всех времён и народов.

 Где грань, которая отделяет людей от зверей? Её нет. Я ни в коем случае не хочу обидеть зверей как биологических существ. Моему поколению слишком старательно вколачивали в головы, что человек – это существо социальное, так оно и есть, но в первую очередь, мы все – биологические организмы. Только вот вспоминаем мы об этом на пороге поликлиники.

Надо отдать должное луганчанам, да и всем «донбасюрам», как нас «любовно» называют укроголовые – на моей памяти не было мародёрства, беспредела и прочих прелестей любой войны. Надолго ли? Война отрезвила совсем ненадолго. Для меня лакмусовой бумажкой стала водокачка в том районе Камброда, где я живу. В январе-феврале 2015 снова надолго отключили воду. Водокачка достаточно далеко и, самое обидное, к ней скатываешься налегке, а гружёный карабкаешься по гололёду на достаточно внушительную гору. Я ревел, как ребёнок, у которого отняли конфету, когда порвалась верёвка и мои санки с баклажками покатились вниз. А был 15-градусный мороз. Но речь не об этом. На водокачке сразу было видно – если человек спокойно мёрзнет в очереди, помогает другим набирать воду, значит, в августе был в Луганске. А если скандалит, пихается локтями, пытаясь пролезть без очереди – где-то отсиживался.

Все-таки хочется верить, что будущее не за зверьём. Но для того, чтобы люди, чьё биологическое естество пытаться отрицать и переделать – либо идиотизм, либо ханжество, остались всё-таки людьми, а не жили по закону волчьей стаи, вот для этого и нужны книжки, подобные «Городу на передовой».

Воспитание никто не отменял. Генетика – наука очень и очень точная, но мы всё-таки остаёмся ещё и социальными объектами. Каким будет наш социум – зависит только от нас.

Продолжая «звериные» аналогии – простейший пример: если породистого щенка не дрессировать, из него вырастет неуправляемый монстр, лишённый страха перед человеком, который рано или поздно окажется на улице и будет калечить прохожих и откусывать головы младенцам, а если принять необходимые меры, из него вырастет «друг человека». Но для этого самим надо быть человеками.

Спасибо Нине за книгу.

Тимур Рафикович Хакимов, научный сотрудник ГУК ЛНР  «Луганский краеведческий музей»

«Кошки напрокат»: преображение мира

Хочу рассказать о японском фильме «Кошки напрокат». Главная героиня – наша современница, девушка, которая сдает кошек напрокат. Фильм состоит из эпизодов, которые повествуют о людях, взявших кошку. Одна кошка – одна история. В конце каждого эпизода кошка возвращается на прежнее место, на во время своего пребывания в чужой жизни она успевает эту жизнь изменить к лучшему – утешить перед смертью, помочь человеку наладить отношения с окружающими, понять себя, изменить свою судьбу.

Этот фильм о том, как маленький человек своим на первый взгляд ненужным чудачеством улучшает жизнь окружающих. Героиня делает то, что считает нужным, не гонясь за выгодой, не стремясь чему-то соответствовать, просто для себя. И на том держится мир.

Нашей культуре эта тема очень близка. Достоевский в «Дневнике писателя» писал о мелком чиновнике, который на собственные деньги выкупал крепостных на волю. За всю жизнь троих или четверых человек сумел выкупить, потому что больше не смог накопить. Вскоре после его смерти наступил 1861 год, крепостное право отменили, и все крепостные получили свободу бесплатно. Значит ли это, что чиновник потратил жизнь свою напрасно? Достоевский утверждает, что нет. Фильм «Кошки напрокат» тоже подводит к мысли, что такая деятельность имеет смысл.

Мир преображается в той точке, где находишься именно ты, и только потому, что ты не сидишь сложа руки в той ситуации, в которой оказался. Это вдвойне полезный опыт в период войн и несчастий, который переживает наш край. Не ждать волшебного указа или документа, который разом улучшит всю нашу жизнь на всех уровнях, а делать что можешь здесь и сейчас.

Луганские писатели включают литературу Донбасса в общероссийский контекст – Нина Ищенко

Изданный луганскими писателями альманах «Крылья» включает литературу Донбасса в общероссийский контекст. Так порталу «Луганск 1» прокомментировала выход в свет 14-го номера луганского литературно-художественного альманаха «Крылья» культуролог, член Союза писателей ЛНР Нина Ищенко.

«В военном Луганске опубликован 14-й Взмах литературно-художественного альманаха «Крылья». В альманахе представлены несколько десятков имен – писатели из ЛНР, ДНР, России, Сербии, Белоруссии, Словакии и Греции. Всем альманах «Крылья» предоставил свои страницы для общения с читателем, которому дорога русская литература и русское слово», – сказала она.

«Это уже пятый выпуск альманах в ЛНР. В воюющем городе писатели республики создают и выпускают сборник произведений, в котором есть проза и стихи, критика и эссеистика, драматургия и мемуары. Литературный процесс в ЛНР у некоторых вызывает недоумение: до того ли сейчас? Уже несколько лет идет война, нужно выживать, зачем тратить силы и ресурсы на литературу? Кому нужна литература в сложные, трагические, переломные моменты истории?», – поставила вопрос Нина Ищенко.

«Если так поставить вопрос, можно увидеть верный ракурс для ответа. Трагические и переломные моменты истории в первом приближении предстают как хаос искалеченных судеб, сложностей, трудностей, боли и смерти. Чтобы из этого хаоса родился космос, гармоническое сочетание элементов, осмысленные бытийные структуры, нужно сознательное усилие человека», – отметила она.

«Русский философ Михаил Бахтин, основатель философии диалога, в книге «Эстетика словесного творчества» писал, что «Изнутри переживания жизнь не трагична, не комична, не прекрасна и не возвышенна; лишь поскольку я выступлю за пределы переживающей жизнь души, займу твердую позицию вне ее, активно облеку ее во внешне значимую плоть, окружу ее предметной направленности ценностями, жизнь загорится для меня трагическим светом, примет комическое выражение, станет прекрасной и возвышенной». Для того, чтобы жизнь оформилась как трагедия, в которой есть место возвышенному и прекрасному, нужен творческий взгляд писателя, поэта, художника, философа. Поэтому так важна литературная работа, которая идет в республике. Основное ее направление – осмысление текущего опыта военного времени, который дает новую перспективу для оценки разных явлений культуры и литературы, разных исторических эпох и событий», – сказала Нина Ищенко.

«Писатели военного Луганска и авторы из других стран, чьи произведения опубликованы в книге, пишут не только о войне в Донбассе, хотя эта тема самая животрепещущая. На страницах «Крыльев» рассказывается об истории открытия Антарктиды, обсуждается творчество Бориса Пастернака, публикуется пьеса о композиторе Прокофьеве. Благодаря творческой работе луганских писателей литература Донбасса включается в общероссийский исторический и литературный контекст, занимает в пространстве русской литературы свое уникальное место, привнося в общую культурную память России имена и реалии Донбасса. В русском культурном пространстве оживают старые и новые имена жителей нашего края: Леонид Лутугин, Владислав Титов, Анатолий Мальцев. В русской культурной географии всё ярче и четче становятся донбасские названия Луганск и Донецк. И этому способствует альманах «Крылья», постоянная, негромкая и важная работа его авторов», – уверена Нина Ищенко.

Литературно-художественный альманах «Крылья» издаётся в Луганске с 2006 года. С 2016 года является печатным органом Союза писателей ЛНР. Редколлегию «Крыльев» возглавляет известный в Донбассе литературовед Лариса Черниенко. 14-й номер «Крыльев» увидел свет в октябре этого года при поддержке Интернационального союза писателей (Москва), в нём опубликованы произведения более 30 авторов из 7 стран.
http://lugansk1.info/103025-luganskie-pisateli-vklyuchayut-literaturu-donbassa-v-obshherossijskij-kontekst-nina-ishhenko/

Чудо сохранения человечности

Андрей Чернов

«Город на передовой. Луганск-2014» – так просто и лаконично назвала свою тонкую книгу писатель и философ Нина Ищенко. Уже один заголовок пробуждает в нас, очевидцах тех страшных и суровых событий, волну чувств и мыслей. Ведь мы все – тысячи и тысячи луганчан, кто не оставил свой город, кто продолжал в нём быть вопреки злой, бесчеловечной воле киевских политиков, пережили ту блокаду. Видели опустевшие улицы родного города, слышали каждодневную канонаду, стояли в очередях за водой и хлебом. Мы оставались людьми даже под смертельным огнём украинских агрессоров.

Пережившие это помнят и вряд ли когда забудут. Но есть те, кому непонятно – как можно радоваться заработавшему светофору на самом рядовом перекрестке. Не понять волнение и смутную тревогу, с которыми мы шли в только-только возобновившие свою работу библиотеки, театры, музеи города. А как мы прижимали к своим сердцам знакомых, которых встречали в ту послеблокадную осень 2014 года! Радовались так, как будто вернулись с того света.

И об этом, о чувствах и мыслях луганчан-блокадников важно рассказать. Нужно рассказать – правдиво и просто, без эстетских выкрутасов, не ради высокого штиля и рисовки, а для того, чтобы донести простую радость бытия тех дней. Это нужно не чиновникам в высоких кабинетах, а самым простым людям, людям, пережившим войну. И тем, кто знает о ней только понаслышке. Чтобы яснее понять боль и радость народа.

«Я старалась рассказывать не о своих трудностях и проблемах, а о городе, который пережил войну и который возвращался к жизни. Это было удивительное и волнующее переживание: город, который убивали, не погиб, он оживал, постепенно восстанавливался, наполнялся людьми, машинами, светом. Это было обыкновенное чудо – победа над смертью. Это было самое невероятное и прекрасное, что я видела в своей жизни», – пишет в своей книге Нина Ищенко.

И ведь верно – наше общее чудо – не погибнуть под огнём украинских карателей, выжить и выстоять, восстановить наш славный русский город.

Едва-едва заметными штрихами Нина Ищенко передаёт мысли и переживания луганчан, даёт рельефный портрет города. Лаконично и, может быть, порою слишком сухо повествует о самом обыкновенном чуде: Луганск не умер в блокаду 2014 года, а переродился, стал сильнее, стал мудрее.

После прочтения этой тонкой, будто осколок снаряда, книжки, как-то яснее понимаешь одну важную вещь. Мы привыкли говорить общими словами, которые во многом абстрактно передают смысл. За словами «город», «Луганск» мы как-то потеряли самое важное – его жителей. Вот таких вот, как автор книги Нина Ищенко – молодая женщина, мама двух детей, вернувшаяся в свой родной город, чтобы жить здесь, творить, мыслить, передавать знания и опыт детям. Да, город – это прежде всего не стены, город – это его жители.

И строки книги Нины Ищенко многое помогают раскрыть в луганчанах, увидеть сокровенное. Прочтешь о трепете, с которым встречает автор книги весть о начале работы театров в Луганске или мимолётную запись о граффити с физическими формулами – и в этом предстаёт весь дух луганчан. И ясно становится, что «лугандонское быдло» обитает только в головах творцов украинской пропаганды.

Символично изображен на обложке неразорвавшийся в асфальте снаряд, уже затянувшийся за годы землей с проросшей незатейливой травой. Это фотография военкора Кристины Мельниковой, снята она в окрестностях другого донбасского города – Донецка. И, конечно, возникает невольная ассоциация – вот таким вот неразорвавшимся снарядом сидит в наших сердцах память об этой войне, о всём пережитом.

Мне кажется, книга «Город на передовой. Луганск-2014» Нины Ищенко поможет сохранить память о тех днях, о чувствах луганчан. Такие книги обречены стать документом эпохи.

Гордость и предубеждение и зомби

Нина Ищенко
 
Прелестный фильм 2016 года, в котором действие знаменитого романа Джейн Остин «Гордость и предубеждение» разворачивается в мире, где существуют зомби. И не просто существуют, а весь XVIII век активно борются с живыми, и даже английский король Георг сошел с ума от ужаса при виде бойни, которую устроили зомби.
 
Как говорит мистер Дарси в этом фильме, девушка должна быть воспитанной, начитанной, хорошо играть на музыкальных инструментах и владеть навыками боя. Пять сестер Беннет изучали боевые искусства в Шао Лине, а теперь в мирном Хартфордшире матушка Беннет, как и в оригинале, ищет им всем женихов.
 
В фильме сохранены узловые сюжетные моменты: знакомство с Бингли на балу, стремление Дарси расстроить брак своего друга, поездка Джейн в гости верхом, а не в карете, неудачное сватовство мистера Коллинза (которого играет Мэтт Смит, тот Доктор, что с Эми и Рори), отвергнутое предложение Дарси, более чем жесткий разговор с леди Кэтрин де Бер, вся линия Уикхема и счастливый финал. Все эти моменты украшены поединками между персонажами и боями с ходячими мертвецами, которые полностью вписываются в стиль той эпохи: все персонажи выражаются сложноподчиненными предложениями, а спарринг в решающие моменты только добавляет достоверности выяснению отношений (особенно в сцене Лиззи и леди Кэтрин, которая и в классическом сериале 1995 года оставляет ощущение, что меч каждой даме не помешал бы).
 
Для тех, кто не знаком с сюжетом, этот фильм – зрелищный боевик с элементами детектива, но для тех, кто читал и любит роман, это настоящий праздник.

Непобедимое солнце, имманентная философия и Честертон

Нина Ищенко

В августе 2020 года вышел новый роман Виктора Пелевина «Непобедимое солнце». Книга о тридцатилетней москвичке, которая ищет смысл жизни, а находит пульт управления мирозданием в окружении архатов, эонов и бодхисатв. Этот буддистский сюжет автор пишет всю свою жизнь, и с годами он интересней не становится.

Написано живо, читается легко. Историко-мистический детектив, в котором повествование приятно закруглено и все ружья стреляют. По стилю это книга, в которой обо всем рассказывают, но мало что показывают. Это значит, что в романе очень много диалогов для пары «Учитель – Ученик», и вещают в таком ключе буквально все персонажи, которые встречаются главной героине. В то же время действия, драмы, мимезиса в книге мало, основные свои идеи автор доносит через разговоры.

Несмотря на все мистические претензии, эта книга не ставит задачей духовное преображение читателя, такого рода мистику нужно искать у Пушкина и Достоевского. У Пелевина же получился полностью безблагодатный мир поздней античности, совпадающий с продвинутым миром прогрессивного человечества наших дней. Война брендов, тотальное господство рынка, бунт против системы, включенный в систему, феминистки и трансгендеры, за которыми стоят тайны, ритуалы, посвящения, загадки и мистерии, за которыми, в свою очередь, стоит безличная пустота, безграничная черная скука.

Позволю себе необходимое отступление о скуке. Как-то по поводу романа «Илья» Ольги Вальковой мой друг сказал, что после прочтения видно: автору совершенно неинтересно зло. Ей и ее героям искренне скучно проходить посвящения, совершать ритуалы и подставлять перстни для поцелуя неофитам. А Пелевину только это и интересно. В этом суть сюжета – пройти квест, оказаться на троне в золотой короне, и чтобы вокруг голые девушки танцевали с веерами.

Философской основой этого романа является буддизм в том широком смысле слова, в котором его понимали увлекающиеся буддизмом интеллектуалы начала ХХ века. В этой плеяде находится масса духовных ориентиров европейской культуры, от Германа Гессе до Елены Блаватской. Это тот самый буддизм, с которым постоянно борется Честертон, например, в рассказе «Преступление Габриэла Гейла». Этот буддизм сливается с солипсизмом имманентной философии, утверждая, что нет никакого объективного мира, а все вещи суть лишь имманентные представления всемогущего субъекта, иллюзия, майя. Вот что пишет об этом Честертон, с той стороны баррикады, глядя через прицел: Read more

Культурная география

Статьей Нины Ищенко о книге Елены Заславской «Донбасский имажинэр» открывается четвертый номер российского литературного журнала «Северо-Муйские огни».

От всей души благодарим редакцию журнала за возможность встретиться с читателями на страницах этого замечательного издания!

Текст статьи в пдф: Нина Ищенко СМОг №4-2020