Archive for Рецензии

Книга «Борьба цивилизаций» пошатнула рассудок Ольги Чигиринской

или КАК УКРАИНЦЫ УЧАТ НАС ЛЮБИТЬ РОССИЮ!

Нина Ищенко

Дорогие друзья! Философы, читатели «Отблесков Этерны» и зрители сериала «Этерна»!
Уже скоро, в среду, 2 февраля в 14:30 в Луганске в библиотеке Горького на заседании Философского монтеневского общества состоится обсуждение моей книги «Борьба цивилизаций в «Отблесках Этерны»».

Книга моя увидела свет в октябре 2021 года в Луганске, за несколько месяцев до выхода пилотной серии «Этерны», которая позиционируется как русская «Игра престолов».
«Борьба цивилизаций…» выложена в свободный доступ и получила отклик с украинской стороны нашего фронтира от писательницы Ольги Чигиринской, жительницы Днепропетровска, активно поддержавшей Майдан 2014 года и украинизацию. Read more

Хронотоп культурной памяти Донбасса в книге Андрея Чернова «Донбасский код»

Нина Ищенко

Донбасс представляет собой пространство военного и культурного противостояния с Украиной, которое продолжается в острой фазе с 2014 года. Манифестация русской идентичности современного Донбасса особо актуальна в этот период, когда Украина провозгласила своей целью возвращение Донбасса и позиционирует донбасский регион как исконно украинские земли с украинской культурной идентичностью.  В книге современного луганского писателя Андрея Чернова «Донбасский код» (2019) ставится задача изучить культурное наследие Донбасса и выявить культурные константы локальной идентичности этого региона. Рассмотрим используемый автором материалы и проанализируем сделанные в книге выводы.

Андрей Алексеевич Чернов – публицист, литературовед, критик. Секретарь Союза писателей ЛНР. Автор книг «Притяжение Донбасса», «Донбасский код». Заместитель главного редактора литературно-художественного альманаха «Крылья», который издается в Луганске с 2013 года.

В книге «Донбасский код» Андрея Чернова собраны под одной обложкой публиковавшиеся в разное время очерки об истории и культуре Донбасса, в которых автор выступает как историк, краевед, историк литературы. Книга состоит из 24 очерков. В заключительном очерке автор подводит итоги работы, таким образом, 23 очерка посвящены каким-либо значимым для местной истории событиям, персоналиям, историческим этапам развития края. Read more

Философия новороссийского полиса

Виталий Даренский

Русская периферия – это такая периферия,
где рано или поздно решаются судьбы мира.
Вук Задунайский

200-страничная книга «Донбасс: философия фронтира», изданная в Луганске издательством «Блиц-информ» и составленная под редакцией Н.С. Ищенко и Е.А. Заславской в 2021 году, представляет собой шестой сборник материалов Философского монтеневского общества Луганска. В него вошли избранные доклады 2002-2021 гг., а также рецензии и отзывы читателей на опубликованные книги и доклады ФМО, общий список докладов последних лет поэма Елены Заславской «Новороссия гроз. Новороссия грёз». Выход этой книги представляет собой очередное знаменательное событие в культурной жизни Республики. Он является свидетельством регулярной и интересной интеллектуальной жизни в Луганске. Заседания Философского монтеневского общества Луганска регулярно проходят в отделе «Русский мир» Республиканской библиотеки имени Горького и уже традиционно привлекают большое число участников из числа гуманитариев и студентов. Особую активность Философское монтеневское общество развило после войны – именно с 2015 года впервые начали регулярно издаваться сборники его докладов в виде бумажных книг благодаря помощи спонсоров и активной работе Н.С. Ищенко и Е.А. Заславской, которую они ведут все эти годы. Read more

«Дождись лета и посмотри, что будет» или как вырастает детская любовь

Ольга Бодрухина

Опубликован и появился в продаже на «Нонфике» и в «Фаланстере» новый любовный роман Даниэлы Стил Романа Михайлова.

Само название звучит для читателя как интригующий и, одновременно, обнадеживающий магический призыв (то, что сейчас нужно каждому). Лето, как развязка, которую мы ждем, прийдет: и мы его обязательно увидим, даже если оно наступит зимой. В философском восприятии название намекает на некую цикличность с недостающим временем года, компонентом или элементом. В поэтическом – на затянувшуюся, но так и не порадовавшую весну: «дождись» звучит дождливо, можно почувствовать ожидание того, что дождь смоет все налипшее, сам собой закончится, и, наконец, выйдет солнышко.Согреет, развеселит. Именно ожидание,как смысл, превращает комнаты и дома из мест отдыха и обитания в полости, населенные голосами, воспоминаниями – короче, призраками. В таких нежилых местах человек особо уязвим:недолго выхватить что-то нехорошее.  

О чем роман? О любви. Точнее, про детскую любовь, и во что она выросла.

Read more

Фэнтезийная реальность на границах Русского мира

Вук Задунайский

Чем только люди не занимаются под грохот артобстрелов! Я уже не раз писал об этом. Удивлялся – и писал. Писал – и удивлялся. На них падают снаряды, в них целятся снайперы, а они выращивают розы и устраивают фантастические – в прямом и переносном смысле слова – конвенты.

А теперь они еще и пишут потрясающие воображение многостраничные сочинения про отблески, оставленные на явлениях окружающей нас действительности циклом романов «Отблески Этерны» Веры Камши. Причем не только пишут, но и издают, и активно обсуждают, что не может не вызывать искреннего восхищения.

Отблески Отблесков. По правде сказать, найти их можно в чем угодно – было бы желание. Ведь изначально Этерна вроде бы оторвана от нашей реальности не менее чем то же толкиеновское Средиземье или, скажем, мартиновский Вестерос. Что же прячется за фэнтезийно-барочной оберткой Этерны и почему на этот цикл так чутко отреагировали именно на рубежах русского мира?

Ответ напрашивается сам собой. Крупное материковое государство имперского типа, мощнейшее и фактически непобедимое, но осаждаемое со всех сторон врагами и страдающее от внутренней гнили, которая однажды прорывается наружу. Власти в этот момент проявляют глупость и недальновидность, а то и вовсе предают свой народ, войска же стоят не в столице, а на фронтире – и защитить вековые устои империи оказывается некому. Это ли не устойчивый паттерн русской цивилизации?! Read more

Писатель Ольга Валькова: «Книга Ищенко «Борьба цивилизаций» – отражение океана в капле воды»

Луганский ИнформЦентр

О посылах новой книги члена Союза писателей ЛНР, литературного критика и культуролога, кандидата философских наук Нины Ищенко «Борьба цивилизаций в «Отблесках Этерны» ЛуганскИнформЦентру рассказывает популярная российская писательница Ольга Валькова (Москва).

КНИГА КАК КУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН

Произведение литературного критика, кандидата философских наук Ищенко «Борьба цивилизаций в «Отблесках Этерны» – необычная книга. Автор ставит перед собой задачу проанализировать цикл современных романов Веры Камши с точки зрения культуролога, то есть ученого, для которого книга – феномен породившей ее культуры. Читатель получает возможность взглянуть на произведение чуточку сверху, так, чтобы увидеть его в окружающем ландшафте, понять связи и закономерности. В этой книге читатель найдет ответ на вопрос, как культурные конфликты русской и протестантской цивилизаций проявляются в мышлении, характерах, поступках вымышленных персонажей и событиях, развернувшихся в фэнтезийном мире романов Камши «Отблески Этерны». Read more

Огненное дыхание Дикого Поля: на перекрестке времени и пространства

От редакции: книга «Дыхание Дикого Поля» (составитель Вук Задунайский) скоро выйдет из печати в Москве. Но у нас появилась возможность почитать ее заранее, и мы расскажем читателям «Одуванчика», почему она интересная и на нее стоит обратить внимание. 

 

Нина Ищенко

Историческое и мистическое фэнтези

«Дыхание Дикого Поля» – второй сборник российских и донбасских авторов исторического и мистического фэнтези. В этом сборнике развиваются основные темы первой книги «Паны, холопы и Другие. Тайная история Тартарии» (2021): война, память, языческая магия. Специфика новой книги – особое внимание к теме культурной границы.
Дикое Поле в историческом плане – это малозаселенные степи Причерноморья и Приазовья, от Днестра до Дона. В настоящее время территория Дикого Поля приходится на Южную Украину и Южную Россию. Однако ныне обжитые места хранят память о том времени, когда здесь встречались Лес со Степью, оседлые и кочевые племена, ненадолго задевали друг друга и навсегда сливались в разные народы и культуры, от греков и русских до скифов, тугар и татар. Дикое Поле выступает как фронтир, культурная граница, пространство непрерывного взаимодействия и трансформации культур на протяжении столетий. Именно этим процессам культурного контакта посвящена новая книга в жанре фэнтези «Дыхание Дикого Поля».

Прозрачные и нерушимые границы культур

Культурная граница – неотъемлемая часть любой культуры. Граница создает пространство трансформации явлений внешнего инокультурного мира в явления своей культуры. На границе вырабатываются механизмы понимания и способы включения инородного и чуждого в собственное культурное пространство. Именно на границе задерживаются, отбраковываются те культурные формы, которые интегрировать невозможно. Хотя по своему внутреннему смыслу граница соединяет разнокультурные миры, однако с точки зрения самоописания культуры граница эти миры разъединяет. Осознать себя значит осознать свою специфику, но сам факт наличия границы показывает, что в инокультурном мы ищем что-то свое.
В сборник «Дыхание Дикого Поля» включено восемь повестей и поэма как эпилог ко всей книге. В каждом произведении тема границы определяет сюжет и действия персонажей. В книге рассматриваются границы трех видов: между народами в пространстве, между народами или одним и тем же народом во времени, между миром людей и мистическим миром нечеловеческих сущностей. В некоторых произведениях эти три границы существуют одновременно, и пространство их проявления – Дикое Поле.

Ось между мирами на кургане Телепень

Все три вида границы читатель найдет в самом большом по объему центральном произведении сборника «Тайна кургана Телепень» Вука Задунайского. Это повесть в жанре альтернативной истории, с сильным сатирическим элементом, что уже привычно в произведениях этого автора. Действие повести происходит в наши дни на территории Дикого Поля, которая в результате развилки в конце 2010-х гг. принадлежит не только Украине, но и Новороссии – федерации бывших областей Украины, присоединившихся к Донбассу после начала настоящей войны Украины с Россией в 2018 году. В результате постмайданная власть удержалась только на небольшой территории вокруг Киева, где и находится реально существующий курган Телепень, мистическая ось событий. Главный герой, российский следователь в Новороссии, распутывает преступление с мистической подоплекой и идет по следам преступника, ведущим к кургану Телепень.
Хронотоп этой повести очень богат. Граница в пространстве соединяет/разъединяет несколько секторов: Россию, Новороссию, постмайданную Украину. Россия выступает как центр цивилизации и порядка, структурирующего хаос. Новороссия показана как переходная зона, где преступления украинской власти расследуются, переживаются и изживаются, обстановка нормализуется, гуманитарная катастрофа преодолевается. Украинская территория принадлежит мистическим темным силам, проявляющим себя в национализме и его ритуалах, героизирующих преступления.

Людоедство в степях Украины

Граница во времени соединяет два периода – XVIII век, когда впервые прославился курган Телепень, и современную Украину. В украинской истории реально существующий недалеко от Киева курган Телепень был местом дислокации банды Мацапуры (Павла Шульженко), действовавшей в 1730-40 гг. Действия банды выходят за рамки человеческого. В 1927 году историк Николай Горбань отыскал в Харьковском историческом архиве документы следствия, проведенного в бурном XVIII веке. Шокированный прочитанным, исследователь написал очерк «Разбойник Мацапура», в котором есть грабеж, убийство беременных женщин, сатанинские ритуалы и людоедство. За время действия банды Мацапуры курган Телепень стал массовым захоронением, и такой могильник называется по-украински майданом.
Вук Задунайский мастерски обыгрывает это смысловое единство, показывая, как те же силы с тем же результатом действовали на Майдане в 2014 году и продолжают войну Украины с Донбассом в наши дни. Граница во времени оказывается прозрачной, проницаемой, события настоящего повторяют события трехсотлетней давности. Граница между человеческим миром и миром темных сил также прозрачна, она не разделяет, а соединяет миры и времена. В альтернативной Украине Вука Задунайского мистическую границу удается закрыть с помощью креста и молитвы. Будем надеяться, что этот путь не закрыт и для Украины реальной. Read more

Русский Борхес: «Звездные гусары»

Действие романа Елены Хаецкой «Падение Софии» происходит в мире, который описан автором в сборнике «Звёздные гусары». Это техногенная цивилизация, покорившая звезды, в которой не было ни одной революции 1917 года и последующей перестройки страны. Россия осталась какой была, развивалась дальше без катаклизмов и катастроф, спокойно покорила космос, но осталась таким обществом времен Пушкина или в крайнем случае Тургенева. Дворянские усадьбы, барон Брамбеус и Руссо, барышни танцуют с гусарами, гусары служат на инопланетных форпостах у дальних звезд, попы выполняют свой долг и крестят инородцев других планет, воинские приключения и скука постоялых дворов, которые ничуть не изменились со времен Чичикова, даром что находятся не между уездными городами N, а между планетными системами.
 
Сборник интересен как литературный эксперимент по перенесению сюжетов русской классической прозы начала XIX века в цивилизацию будущего, покорившую космос. Всё сохранилось, всё узнаваемо: движения души, тонкий психологизм, достоверность в деталях. Сборник состоит из коротких рассказов и повести «Дикий подпоручик». Мне больше всего понравилась повесть: тут есть детективный сюжет, любовная история, взаимоотношения сестер, счастливый финал.
 
По атмосфере этот сборник гораздо светлее и радостней, чем более позднее «Падение Софии». Там уже вампирский трэш, детектив с загадочными убийствами и разоблачением работорговцев, и в целом более мрачная атмосфера. Гностическое название указывает на гностическое содержание: светлый и радостный мир падает, отягощается злом и населяется вампирами. Я много лет люблю обе книги, но честно до сих пор не могу проследить, как и почему происходит это превращение. Я не вижу в этом закономерности. Какие-то недостатки есть в любом обществе. Значит ли это, что вампиры закономерно заводятся везде?
 
Обе книги я рекомендую тем, кто любит классическую русскую прозу, а всех авторов XIX века уже перечитал. Также книги будут интересны тем, кто любит литературные игры в стиле Борхеса, но при условии, что такой читатель хорошо знает классическую русскую прозу. Поклонникам собственно космической фантастики и вампирских детективов это не понравится – условности жанра тут используются в небольшом количестве, и искушенный читатель разгадает все загадки сразу же. Но не в них дело. Главное здесь – приключения языка, взаимодействие культур и моделирование возможного будущего.

Парадокс самоописания в романе Мариам Петросян «Дом, в котором…»

Нина Ищенко

Объекты, описывающие сами себя, известны в теории знаков, математике и логике. Они порождают парадоксы в силу того, что такой объект сам включен в тот класс, который он обозначает, ибо кто бреет брадобрея, который бреет только тех, кто сам себя не бреет? Художественное произведение в зависимости от его сюжета и внутреннего пространства можно представить как объект, описывающую свое собственное существование и функционирование. Романа Мариам Петросян «Дом, в котором…» и есть такой самоописывающий объект, и это самоописание приводит к парадоксу.

Роман «Дом, в котором…» относится к жанру магического реализма. После появления романа в 2009 году он стал культовой книгой и породил собственную фан-культуру. Книга состоит из трех томов. Фабула романа – события, которые разворачиваются в интернате для детей-инвалидов накануне выпуска. В романе показаны два хронологических среза – последний учебный год перед выпуском и прошлый выпуск, имевший место десять лет назад, когда нынешние старшие были младшей группой.

Пространство Дома самозамкнуто. Определить страну и время событий можно очень приблизительно. Это страна европейской или вестернизированной культуры примерно последней трети ХХ века. Город, где стоит Дом, не назван. Все персонажи, включая администрацию и воспитателей, названы не по именам, известны только их клички – Акула, Крёстная, Овца, то есть определить их национальность невозможно. Единственный персонаж, чьем имя и фамилию мы узнаем – это Курильщик. Его зовут Эрик Циммерман – номинация интернациональная. Так могут звать человека и в России, и в Европе, и в США. В Доме есть магнитофоны, воспитанники слушают Led Zeppelin (основана в 1968 году) и читают книгу Ричарда Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» (опубликована в 1970 году). Это единственные хронологические указания, позволяющие локализовать Дом в пространстве и времени нашего мира. Таким образом, пространство и время Дома определяется не внешними параметрами, а его внутренними характеристиками. Read more

НОВОРОССИЯ ГРОЗ: ФЭНТЕЗИЙНО-ПАРТИЗАНСКОЕ МНОГОБОЖИЕ У ПОДНОЖИЯ ПРАВОСЛАВНОГО ХРАМА

Ольга Бодрухина

Помимо структуры поэмы Елены Заславской «Новороссия гроз. Новороссия грёз», хочется расшифровать ее основную, на мой взгляд, идею. Здесь она напрямую перекликается с другой поэмой Елены – «Nemo», которую мы осмысливали ранее в рецензии «Запретная любовь, запретная борьба, запретный город». По сути, это одна и та же история о невозможности любви между представителями двух разных миров. Это один и тот же экшн, только с разных точек зрения, в разных мерностях. В «Немо» основной уровень поэмы – мифический. Ведь ни для кого не секрет, что миф, в котором с рождения и до смерти обитает всякий русский человек – это сказка: про мышку-норушку, колобка, избушку, курочку и деревенского смекалистого дурачка. Это более древние, чем все религии вместе взятые, космогонические истории.
В поэме Русалка любит Немо, ее избранник – безымянный Никто. Этот Noname – пришелец извне мифа, герой другого романа, чужак. Луганск – некий затонувший город, и это тоже древний миф многих народов: клочок земли, который будет поднят из пучин хаоса, с самого дна, то ли волшебным вепрем, то ли царем дэвов.
В «Новороссии» же магический, языческий мир пурпурного народного фольклора, вперемешку со скандинавским пантеоном и Голливудом, становится контрастным бэкграундом православного мира, старчества и животворящих икон. Словом, все это буколическое фэнтезийно-партизанское многобожие теперь выглядит как зеленая поросль у величественного храма. Луганск предстает границей света, последним оплотом, в буквальном смысле, за которым в бездну срываются люди и сказочные персонажи, прямиком в заворот и пограничье жизни. Read more