Archive for Статьи

Проявление русского культурного архетипа в годы войны на Донбассе

Нина Ищенко

Донбасс несколько десятилетий находился в составе Украины, которая занимает пограничное положение между двумя культурами – русской и европейской. Донбасс в этой поликультурной среде всегда имел собственную идентичность, и к 2014-му году оказался на границе между Россией и Украиной. Насколько оправдана культурно эта граница? Можно ли считать Донбасс в культурном плане частью русского мира? Реализуются ли на Донбассе в годы последней войны какие-то именно русские культурные константы?
Культуру можно определить как типичные для данного социума способы поведения и мышления, которые материализуются в системе искусственно созданных предметов, функционирующих в этом социуме, а в идеальном плане существуют в виде мировоззренческих конструкций, которые воплощаются в культурных архетипах.
Культурные архетипы суть архаические первообразы, символически представляющие человека, его место в мире и обществе. Культурные архетипы воплощают ценностные ориентации, задающие образцы жизнедеятельности людей данного социума [3].
Символический характер архетипа позволяет выражать онтологические основания культуры разными способами, то есть задаёт множество вариантов реализации в рамках одного образа. Кроме того, архетип позволяет поднимать статус индивидуального действия в рамках культуры до общезначимого, преодолевая и тем самым связывая разные уровни реальности [Там же].
Русский культурный архетип отличается двумя основными чертами. Первая черта выражается в нормативном требовании самоограничения, вторая – в апокалиптическом восприятии времени [4]. Обе они синтезируются в образе святого царства.
Согласно исследованиям Топорова [5], русская народная культура пансакральна и стремится освятить все жизненные проявления человека и природы. К дохристианскому периоду восходят представления о борьбе Правды и Кривды. Русский народный апокалипсис выражается в победе Кривды на земле [1]. Гиперсакральность в этом случае оборачивается своей противоположностью, десакрализованностью, мир воспринимается как лежащий во зле. Однако святое царство, царство Правды, принципиально достижимо. Оно является идеалом, и в силу этого задаёт модели поведения в нашем времени и пространстве, которые выражаются в нормативном самоограничении ради социального целого.
Под влиянием христианского учения, воспринятого через призму византийской традиции, образ святого царства трансформировался в образ странствующего царства, которое должно реализоваться в России. Архетип странствующего царства послужил основой для усвоения в русской культуре концепции России как третьего Рима – последней в этом мире православной империи.
Таким образом, русское государство понимается как пространство, где правда в принципе может быть реализована. Правда эта может выступать как православие, как единственно верное марксистское учение и передовой общественный строй и так далее. Русская жизнь представляет собой начало освящения, преобразования всего мира. Это постепенное изменение возможно при полной самоотдаче вплоть до самопожертвования всех причастных царству, реализующих таким образом правду на земле.
Война на Донбассе показала, что нормы социального действия больших групп людей в этом культурном регионе включают в себя самоотдачу, сострадание, стойкость, стремление защитить и помочь. Эти нормы ярко проявились в широком добровольческом движении, сформировавшем армии республик из людей не только Донбасса, но всего русского мира, которые бросили налаженную жизнь ради защиты невинных людей от несправедливости. Также эти нормы реализованы в поведении самих жителей Донбасса, которые старались делать всё возможное для помощи людям, страдающим от несправедливой войны. Например, в осаждённом Луганске летом 2014 года, когда не было света, газа воды, артисты кукольного театра играли спектакли бесплатно прямо на улицах города, чтобы развеселить детей, которые оказались под обстрелами (больше данных в [2]).
Участники войны со стороны республик воспринимают Донбасс как пространство, в котором может реализоваться альтернатива мировому капиталистическому обществу. Новороссия для многих добровольцев является символом территории, где может быть осуществлено правильное государственное устройство, а это основная черта архетипа странствующего царства.
Таким образом, в военной обстановке на Донбассе проявились обе характерные черты русского архетипа – самоограничение как норма и стремление защищать правду в конкретном пространстве, Донбассе, которое воспринимается как возможное начало переустройства всей жизни на Украине и в России на новых началах. Русский архетип странствующего царства устанавливает нормы и ценности, регулирующие совместное действие жителей Донбасса.

Литература
1. Василенко, И. А. Архетипические основы русской культуры и современная имиджевая политика России [Электронный ресурс] / И. А. Василенко // Перспективы: сетевое издание Центра исследований и аналитики Фонда исторической перспективы. 2015. Режим доступа: http://www.perspektivy.info/book/arkhetipicheskije_osnovy_russkoj_kultury_i_sovremennaja_imidzhevaja_politika_rossii_2015-06-30.htm
2. Заславская Е. А. Некоторые особенности культурного слоя Луганска // Четверть века с философией. Луганск, 2015. С. 120 – 129.
3. Любавин М. Н. Архетипическая матрица русской культуры [Электронный ресурс]: дис. на соиск. степ. канд. философских наук: 24.00.01 / Любавин Максим Николаевич; Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет. Нижний Новгород, 2002. 245 с. Режим доступа: http://www.dissercat.com/content/arkhetipicheskaya-matritsa-russkoi-kultury
4. Некрасова Н. А. Социокультурные факторы модернизации России в современных условиях [Текст]: автореф. дис. на соиск. учен. степ. кандидата социол. наук (22.00.06.) / Некрасова Наталья Александровна; Курский государственный технический университет. Курск, 2006. С. 8.
5. Топоров В. Н. Святость и святые в русской духовной культуре. Т. I. Первый век христианства на Руси. М.: Гнозис, 1995. С. 8 – 9.

О самоубийстве и божественности

Предлагаем вниманию читателей Одуванчика философский комментарий к спорам о правомерности эвтаназии в современном западном обществе. Аргумент о том, что самоубийством человек побеждает судьбу и богов, встречается в этой теме постоянно. Читайте статью современного автора о последовательном Эмпедокле, который показал, что самоубийство тогда действительно бунт и претензия на божественность, когда совершается в расцвете сил и славы. Архетипическая ситуация в чистом виде. 

Первая статья в сборнике:

http://www.nsu.ru/classics/schole/1/schole-1-2.pdf

Топоров о Маяковском

Русский ученый В. Топров, автор исследований по семиотике и мифопоэтике, применяется результаты, полученные при работе с древними обществами, к творчеству поэта XX века. И оказывается, что Адам Кадмон ближе, чем мы думали! 

Меньше десяти страниц.

Топоров Флейта водосточных труб

Метеллы и падение Лукулла

Тимофей Алёшкин

Метеллы и падение Лукулла

Взлёт и падение Лукулла

В 70 годах до нашей эры военное положение римского правительства было очень тяжёлым, сенат вёл одновременно три больших войны – в Испании против Сертория, в Азии и на Балканах против Митридата и в Италии против Спартака, да ещё несколько менее крупных, в Галлии против восставших аллоброгов, на море против пиратов, и все, кроме пиратской, к 70 году Рим выиграл, выдержав очень больше военное напряжение – к 71 году за Республику воевало примерно 40 легионов солдат, то есть около 150 000 человек, каждый шестой из римских граждан. Только война против Митридата была немного не доведена до конца – в 71 году Понтийское царство было полностью захвачено римлянами, войска царя уничтожены, только сам царь Понта Митридат сбежал к своему зятю Тиграну, царю Армении.

К 70 году Лукулл оказался наместником трёх провинций, Киликии, Азии и Вифинии, управляя также завоеванной территорией Понтийского царства. К нему перешло командование над армией Котты, наместника Вифинии до 70 года, и в армии Лукулла теперь было 8 легионов, хотя и поредевших за время войны. Впрочем, по меньшей мере один раз в 70 годах Лукулл получал из Рима подкрепления. Во время войны с Митридатом Лукулл захватил казну царя и располагал огромными денежными средствами. Фактически он оказался чем-то вроде вице-императора Востока, на тот момент самым могущественным человеком в Республике, да, пожалуй, и во всей Средиземноморской Ойкумене.

В 70 году Лукулл не добился от Тиграна выдачи Митридата и начал войну уже против Тиграна. С небольшой армией в 3 или 4 легиона, углубившись в Азию на полторы тысячи километров, Лукулл несколько раз разбил армию Тиграна, взял его главные города, но осенью 68, из-за плохой погоды, говорят историки, оставил преследование отступившего на север Армении Тиграна, повернул во владения Тиграна в Месопотамии, там взял большой город Нисибин и зимовал в нём. Во время войны с Тиграном у Лукулла сенат и народ в Риме отнимали одну за другой провинции, в 69 году его лишают Азии, затем Киликии и наконец Вифинии и Понта, переданных вместе с командованием новому проконсулу, Глабриону, в 67 году. Во время зимовки армии в Нисибине в 68-67 годах Клодий, подчинённый и брат жены Лукулла, поднял на мятеж против командующего солдат так называемых фимбрианских легионов, прослуживших уже более 10 лет. Лукулл был вынужден вести не соглашавшуюся дальше воевать армию обратно в римскую Азию. Тем временем Митридат вернулся в Понтийское царство и отвоевал его у подчинённых Лукулла. Лукулл просил помощи у нового наместника Киликии, стоявшего в провинции с новой армией, но тот отказывается помочь. Глабрион не принимает у Лукулла командование, и Лукулл вынужден выпрашивать у солдат, перед лицом наступающего Митридата, отобравшего все его завоевания, хотя бы не покидать службу. Наконец, в 66 на место Лукулла в Риме избран Помпей с высшей военной властью на востоке и на море, с широчайшими полномочиями и новой большой армией, и в один год побеждает Митридата. Солдаты, которые бунтовали и требовали у Лукулла отставки, добровольно идут воевать в армии Помпея.

Картина получается пёстрая, но очень много событий в ней не вытекает одно из другого. Рим то выставляет в поле сотни тысяч солдат, то не может послать Лукуллу и десяти тысяч подкреплений, Лукуллу то дают в управление полцарства, то, в разгар побед, отбирают, подчинённые после многих лет службы перестают ему подчиняться, римские наместники обращаются с ним как с врагом. До сих пор я не встречал объяснения этого, которое бы меня удовлетворило.

Я предложу своё объяснение, в котором буду исходить из того, что все участники этой истории действовали разумно и целесообразно, руководствовались разумными интересами и добивались разумных же целей. Read more

Право на самоопределение как юридическое основание воссоединения Крыма с Россией

Одуванчик предлагает вниманию своих читателей статью В. Л. Толстых, заведующего кафедрой международного права Новосибирского государственного университета, доктора юридических наук. 

В статье рассматривается право наций на самоопределение как основание воссоединения Крыма с Россией. Автор доказывает, что при определении содержания принципа самоопределения должна учитываться идея общей воли. делается вывод о том, что государственный переворот на Украине привел к исключению населения Крыма из политического общения, что, в свою очередь, послужило предпосылкой формирования общей воли, направленной на воссоединение с Россией. принцип невмешательства рассматривается как распространяющийся на ситуации, в которых иностранное государство вторгается в процесс формирования общей воли. В этом контексте поведение западных государств на Украине зимой 2013/14  года квалифицируется как нарушение
данного принципа. делается вывод о действительности крымского референдума; выраженная на нем общая воля была сформирована с полным осознанием всех существенных обстоятельств и в отсутствие обмана или принуждения. Рассматриваются правовые и политические перспективы урегулирования украинского кризиса и его культурологическое измерение.

SKO 5 (102) 2014 (073-081 — Толстых)

Проблемы международного права последних трёх лет

Одним из самых важных событий Русской весны 2014 года было воссоединение Крыма с Россией. Событие это вызвало настоящий сдвиг в международных отношениях и повлияло на судьбы миллионов людей как в Крыму, так и на связанных с ним территориях русского мира: России, Донбассе, Украине. Возвращение Крыма в состав России сразу оказалось в центре внимания специалистов по международному праву и в ходе его осмысления появились как сторонники, так и принципиальные противники этого события. Одуванчик планирует познакомить своих читателей со статьями на эту тему, освещающих с юридической точки зрения обе позиции. 

Начинает проект статья «Международное право с точки зрения воссоединения Крыма с Россией», которая была опубликована 
в журнале «Законодательство». 2014. № 7. Автор статьи Владимир Алексеевич Томсинов, российский учёный-правовед и детский писатель. Доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой истории государства и права юридического факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова. Генеральный директор издательства «Зерцало».

В статье рассматриваются те проблемы международного права, которые актуализировались в 2014 году после присоединения Крыма к России. 

Томсинов_Крым

Сумароков и его слава: литературная репутация как индикатор литературных процессов

Александр Сумароков — прозаик, поэт и драматург XVIII века, соперник Ломоносова на литературном Олимпе, основатель русского театра, был необычайно популярен среди читающей публики, однако произведения его стали устаревать уже при жизни. Последующие поколения не взяли у Сумарокова ничего, и уже во времена Пушкина его читательский успех был давно позади, и вплоть до наших дней сочинения Сумарокова переиздаются редко, в составе антологий и сборников, как страница истории литературы, которая заслуживает упоминания единственно в силу добросовестности исследователя.

Однако оценки Сумарокова в первой четверти XIX века отличаются особой резкостью: Карамзин выпускает словарь русских писателей, в котором нет статьи о Сумарокове, Жуковский его не любит, Пушкин пишет против него яростные инвективы… Если Сумароков всего лишь бездарный литератор, заслуженно забытый потомками, зачем сорок лет спустя свергать его с пьедестала? Это пристрастное отношение указывает на какой-то актуальный конфликт, на нерешённую проблему, которая всё ещё важна. Чтобы разобраться в этом вопросе, читайте статью Надежды Алексеевой, сотрудницы Отдела русской литературы ХVIII века Пушкинского дома, Санкт-Петербург. 

08_Алексеева

Дискриминационная война как оборотная сторона либерализма

Одуванчик публикует окончание статьи  В. Л. Толстых «Миф о войне как центральный элемент международно-правовой идеологии». 

Начало

Продолжение

9. Миф о войне повлиял на формирование важнейших международно-правовых концепций, к числу которых относятся права человека, наднациональность, вмешательство, дискриминационная война, свобода торговли. Все они являются объектами критики со стороны марксистских и консервативных учений.

В правах человека либерализм усматривает главный инструмент контроля над государством и главный политический механизм индивидуального самоопределения. Марксистская критика рассматривает права человека как инструмент отчуждения и господства; основания данной критики были сформулированы еще самим К. Марксом: «… Ни одно из так называемых прав человека не выходит за пределы эгоистического человека, человека как члена гражданского общества, т.е. как индивида, замкнувшегося в себя, в свой частный интерес и частный произвол и обособившегося от общественного целого».[1] Консервативная критика подчеркивает обессмысливание прав человека в условиях разрушения коллективной идентичности; Х. Арендт пишет: «Фундаментальное лишение человеческих прав сперва и прежде всего проявляет себя в утрате места в мире, которое делает мнения значительными и действия результативными. Нечто куда более глубокое, чем свобода и справедливость, кои суть лишь гражданские права, находится под угрозой, когда принадлежность к сообществу, где человек родился, больше не признается естественным делом…»[2]. Read more

Тоталитаризм без причин и следствий.

Одуванчик продолжает публикацию статьи  В. Л. Толстых «Миф о войне как центральный элемент международно-правовой идеологии». 

Начало

5. Вторая мировая война дискредитировала миф Просвещения, наглядно показав, что результатом социального давления могут быть газовые камеры и ковровые бомбардировки. Просвещение, однако, сумело оправдаться посредством создания мифа о войне, редуцировавшего этот и целый ряд других аспектов и возложившего всю полноту ответственности на Гитлера и его окружение. Немецкий народ перестал рассматриваться как коллективный преступник и стал жертвой, — его вовлеченность в войну была интерпретирована как результат чудовищного обмана. Возложение ответственности на нацистскую верхушку имело своим следствием общую стигматизацию политической сферы, центром которой является государство. Любое усиление государства, выраженное в попытке консолидации общества или использовании чрезвычайных полномочий, отныне рассматривается как тоталитарная тенденция, которой следует противодействовать, используя все возможные инструменты.

С разоблачением чудовищного обмана нацизма и искоренением индивидуального зла массы оказываются просвещенными, очищенными от подозрений и защищенными от повторения своей ошибки.[1] Социальное давление, таким образом, снова  реабилитировано, равно как и политические и правовые формы, создающие процедурные рамки для его осуществления. Более того, просвещенность масс легитимирует их еще большую роль в политике (сравнительно с той ролью, которую они играли до войны). Ю. Хабермас формулирует данный тезис следующим образом: «…Преодоление фашизма образует особую историческую перспективу, из которой следует понимать постнациональную идентичность, сформированную на универсалистских принципах правового государства и демократии».[2] Сомнения здесь вызывает очевидная несоразмерность между онтологическим характером ужаса Холокоста и политическим характером извлекаемых из него уроков, — получается, что главный из них состоит в необходимости соблюдения законов и участии в выборах.

Обратной стороной стигматизации политической сферы является идеализация неполитической сферы, т.е.  сферы экономических отношений, и создание благоприятных условий для экспансии рыночных механизмов социального регулирования. Значение рынка, таким образом, выходит за пределы товарно-денежного обмена, — рынок становится основанием  общего и индивидуального процветания и счастья. На доктринальном уровне эта идея, впервые высказанная еще Р. Кобденом в середине XIX в.[3], раскрывается в работах Л.Ф. Мизеса и Ф.А. фон Хайека. Нетрудно заметить, что в своих главных следствиях миф о войне резонирует с политической и экономической программой либерализма, создавая условия для ее тотального господства. Read more

«Миф о войне как центральный элемент международно-правовой идеологии»

Одуванчик начинает публикацию статьи В. Л. Толстых «Миф о войне как центральный элемент международно-правовой идеологии»

Автор определяет вторую мировую войну как идею, влияющую на формирование правовой идеологии. В этом своем качестве война является мифом, т.е. событием, имеющим высший, трансцендентный статус по отношению к реальности. Как и любой другой миф, миф о войне является результатом избирательного редуцирования исторического события. Направленность редуцирования задается просветительскими и либералистскими установками; в итоге миф стигматизирует сферу политического и оправдывает сферу неполитического. Оппозицию существующему мифу составляют марксистский и консервативный подходы; их использование может способствовать формированию новых элементов международного права. Общий вывод состоит в необходимости рассмотрения упущенных возможностей,  восполнения пробелов и обсуждения альтернативных вариантов.

Предлагаем вашему вниманию первую часть статьи «Миф о войне как центральный элемент международно-правовой идеологии». Призываем к обсуждению и дискуссии!

***
1. Влияние второй мировой войны на развитие международного права почти всегда рассматривается в линейной перспективе, в рамках которой война предшествует современному международному праву, соотносится с ним как причина и следствие. Кроме того, внимание исследователей часто концентрируется на внешних проявлениях послевоенного порядка (новых институтах, договорах, принципах и нормах). Такой подход — уместен, но не всегда достаточен, поскольку он игнорирует текущее значение уроков войны; не раскрывает механизм, посредством которого эти уроки воплощаются в правовую действительность; и создает обманчивое впечатление прямой связи между войной и ее юридическими последствиями.
Значение войны как международно-правовой категории выходит за пределы фактологического уровня: война является не только единичным историческим событием, но и сильнейшей идеей, обладающей способностью к регулятивному воздействию («формой отражения внешнего мира, включающей в себя сознание цели и перспективы его дальнейшего познания и практического преобразования»[1]). В этом качестве война включена в правовую идеологию, «выражающую систематизированное и целенаправленное («концептуальное») отношение людей к действующему и желаемому праву»[2].

Будучи элементом правовой идеологии, война задает нормотворческую программу, в основе которой лежит требование «мыслить и поступать таким образом, чтобы Освенцим не повторился…»[3], формирует образ общественных отношений, устанавливает связь между нормами и отношениями (т.е. обеспечивает толкование). Будучи базовым элементом, война влияет на другие идеи, выступает в качестве их своеобразного фильтра и в этом смысле формирует дискурс международного права, т.е. «конечный набор совокупностей, ограниченный уже сформулированными лингвистическими последовательностями»[4]. Read more