Archive for Стихи

Лети-лети

Елена Заславская

Лети-лети через границы,
И через линию огня,
В тот край, что мне ночами снится,
В котором больше нет меня.

Там дом родной. Там сад с погостом.
А на погосте старый крест.
Там счастье маленького роста,
Которому 16 лет.

Мне помнится. И ненароком
Оно в мои заходит сны
Из недоступного далека,
Из той 16-й весны.

Лети, мой ангел сизокрылый,
И передай привет скорей
Родным полям, родным могилам
И светлой юности моей.
2021

Только любовь

Елена Заславская

Только любовь обнуляет всю твою историю,
Весь твой жизненный опыт сгорает мгновенно,
Будто при взрыве водородной бомбы
Взрывная волна трижды обегает Землю.

Господи! Я опять начинаю сначала!
Я будто Ева у древа, съедаю яблоко –
Вечный сюжет об утраченной благодати.
И просвечивает нагота моя сквозь твои объятия.
2021

Лунатики

Елена Заславская

1
Каждый раз, как последний…
Я к тебе пробираюсь по крышам,
По верхушкам деревьев,
Игла телевышки,
Как маяк в моём небе…

2
Я твоя!
И мой сон –
Это новая плоскость пространства.
Мою кровь,
Словно сок,
Пьёт Луна.
Только пятна румянца
На заре подтвердят:
По ту сторону век
Есть реальность…
Мой родной человек,
Можно всё,
Но нельзя лишь смеяться.

01.02.2021

 

У камина

Николай Гумилёв

Наплывала тень… Догорал камин,
Руки на груди, он стоял один,

Неподвижный взор устремляя вдаль,
Горько говоря про свою печаль:

«Я пробрался в глубь неизвестных стран,
Восемьдесят дней шёл мой караван;

Цепи грозных гор, лес, а иногда
Странные вдали чьи-то города,

И не раз из них в тишине ночной
В лагерь долетал непонятный вой.

Мы рубили лес, мы копали рвы,
Вечерами к нам подходили львы.

Но трусливых душ не было меж нас,
Мы стреляли в них, целясь между глаз.

Древний я отрыл храм из-под песка,
Именем моим названа река.

И в стране озёр пять больших племён
Слушались меня, чтили мой закон.

Но теперь я слаб, как во власти сна,
И больна душа, тягостно больна;

Я узнал, узнал, что такое страх,
Погребённый здесь, в четырёх стенах;

Даже блеск ружья, даже плеск волны
Эту цепь порвать ныне не вольны…»

И, тая в глазах злое торжество,
Женщина в углу слушала его.

1911

Николай Гумилев. Заблудившийся трамвай

От редакции: с 2014 года в Луганске не ходят трамваи. Парк был уничтожен, рельсы повреждены, восстанавливать не стали. Только в стихотворении Гумилёва можно почувствовать теперь полёт, который в наше время передается образами космических скоростей. Итак, летим. 

Заблудившийся трамвай
Шел я по улице незнакомой
И вдруг услышал вороний грай,
И звоны лютни, и дальние громы, —
Передо мною летел трамвай.

Как я вскочил на его подножку,
Было загадкою для меня,
В воздухе огненную дорожку
Он оставлял и при свете дня.

Мчался он бурей темной, крылатой,
Он заблудился в бездне времен…
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон.

Поздно. Уж мы обогнули стену,
Мы проскочили сквозь рощу пальм,
Через Неву, через Нил и Сену
Мы прогремели по трем мостам.

И, промелькнув у оконной рамы,
Бросил нам вслед пытливый взгляд
Нищий старик, — конечно, тот самый,
Что умер в Бейруте год назад.

Где я? Так томно и так тревожно
Сердце мое стучит в ответ:
«Видишь вокзал, на котором можно
В Индию Духа купить билет?»

Вывеска… кровью налитые буквы
Гласят: «Зеленная», — знаю, тут
Вместо капусты и вместо брюквы
Мертвые головы продают.

В красной рубашке, с лицом как вымя,
Голову срезал палач и мне,
Она лежала вместе с другими
Здесь, в ящике скользком, на самом дне.

А в переулке забор дощатый,
Дом в три окна и серый газон…
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон.

Машенька, ты здесь жила и пела,
Мне, жениху, ковер ткала,
Где же теперь твой голос и тело,
Может ли быть, что ты умерла?

Как ты стонала в своей светлице,
Я же с напудренною косой
Шел представляться Императрице
И не увиделся вновь с тобой.

Понял теперь я: наша свобода —
Только оттуда бьющий свет,
Люди и тени стоят у входа
В зоологический сад планет.

И сразу ветер знакомый и сладкий,
И за мостом летит на меня
Всадника длань в железной перчатке
И два копыта его коня.

Верной твердынею православья
Врезан Исакий в вышине,
Там отслужу молебен о здравье
Машеньки и панихиду по мне.

И всё ж навеки сердце угрюмо,
И трудно дышать, и больно жить…
Машенька, я никогда не думал,
Что можно так любить и грустить.

Максимилиан Потёмкин – Видение

Мне тут пригрезился странный момент,
Но он будто вещий, братцы.
Иду, а ко мне подгребает мент
С желанием докопаться.
И мент говорит мне, суров и строг
(а может быть, росгвардеец):
— И кто ж тебя выпустил за порог?
Куда шкандыбаешь, перец?
И я такой робко ему в ответ: Read more

Ольга Старушко – Абрикос

Архилоху, границы жизни которого определяют лишь приблизительно, по упоминанию солнечного затмения: 6 апреля то ли 711, то ли 648 года до нашей эры.

…Пусть теперь кругом засады – твердо стой, не трепещи.
Победишь – своей победы напоказ не выставляй,
Победят – не огорчайся, запершись в дому, не плачь.
В меру радуйся в удаче, в меру в бедствиях горюй.
Познавай тот ритм, что в жизни человеческой сокрыт.
в переводе В.Вересаева

Цвет абрикоса опадает в ночь
от влажного дыхания тумана,
и напоён апрель благоуханьем,
когда прольётся лепестковый дождь. 

У косточковых сложная судьба.
То от земли исходит тёплый пар, то
седой Борей надует щёки ― ба! ―
и сад в снегу последним утром марта,
и ржавь пожрёт соцветия: прощай,
надежда на завидный урожай. 

Но всё-таки ― возьми хоть прошлый год ―
цвет выживет и плод подарит спелый. 

Смотри: Read more

На смерть Олеся Бузины

Виталий Даренский

 

Погиб историк и герой,

Глашатай совести народной,

Защитник правды вековой

Перед брехней шпаны безродной!

 

Защитник памяти веков

От лжи, господствующей ныне

В умах жлобов и дураков –

Великой лжи об «Украине».

 

Убит укропскою шпаной,

На чьих руках и кровь Донбасса,

Он стал к вечным героям в строй,

И он навеки – слава наша!

 

Пройдут года, рассеют помраченье,

Воскреснет Русь – единый наш народ!

Читателей твоих родятся поколенья,

И твое слово их к победе поведет!

Новая жизнь

Елена Заславская

Как ведать, может быть, и есть в природе звуки,
Благоухания, цветы и голоса –
Предвестники для нас последнего часа́
И усладители последней нашей муки, –
И ими-то Судеб посланник роковой,
Когда сынов Земли из жизни вызывает,
Как тканью легкою, свой образ прикрывает…
Да утаит от них приход ужасный свой!..
Федор Тютчев

В Камброде зацветают вишни!
Что ж мы дожили до весны!
Мне виделись дурные сны,
Что ты оставил нас, Всевышний,
Что между мною и тобой
Дистанция, чуть больше метра.
Пьета, не ведая Завета,
Прикрыла маской скорбный лик свой.
И мы без света и любви
Как на асфальте ихтиандры
Хватаем ртами воздух жадно
Уже без стонов и молитв…
Есть неземная красота
Весны под белым покрывалом.
Так что же это – белый саван
Или венчальная фата?
Закончатся дурные сны
И будет новый день господень?
Из косточки росток восходит.
Цветут луганские сады!

2020

Фадей Максимов — Мой августовский серафим

Лениво плыл по крышам летний зной,
Распугивала кошка сизарей.
Вылизывал дорожки суховей,
И солнце расползалось на заре,
Дав раненому городу покой.

И вроде бы не скажешь, что война:
Сверчки поют, а вызвездило так,
Что звёзды — будто чищеный пятак,
Слепят до боли — пялиться устал
В межактовом затишье канонад…

Растёкся по роялю парафин
Причудливым негаданным пятном.
Жжёт тишина, больная на излом —
За хрупким забинтованным стеклом
Летает августовский серафим.

Считает битых окон пустоту
В расстрелянных измученных домах.
Тяжёлых камуфляжных крыльев взмах. –
Срывает сон. — Как не сойти с ума? —
И не услышать, как тебя сочтут.

Свернувшись эмбрионом на полу,
Не думая о «завтра» и «потом»,
Бубнить шаблонный и простой рингтон
Учётчику, одетому в хитон:
«Не надо. Не сегодня. Не умру».

Срываешься, коверкая мотив,
Спасение найдя в беззвучье сна.
А шестикрылый шепчет имена
Под выстрелы, какого-то рожна,
Твоё случайно имя… пропустив.