Сирано в России

Нина Ищенко

"Сирано де Бержерак" Эдмона Ростана пополнит сегодня книжную полку Одуванчика. Это будет перевод Соловьева, из редкого издания пятидестяых годов, которое я держала в руках в ранней юности, и я считаю большим везением, что знакомство с Сирано произошло именно так. 

20160325_163829[1] Хотелось бы написать несколько слов о том, что мог знать о Сирано рядовой советский читатель\зритель в первое постсоветское десятилетие, какой образ отважного гасконца имелся в русской культуре к тому времени. 

Пьеса была написана в 1897 году, и была довольно популярна в России до революции в среде творческой интеллигенции. Пьесеу переводила молодая Щепкина-Куперник, известная впоследствии советская переводчица Шекспира — в черном восьмитомнике, по которому в доинтернетную эру знакомились с Шекспиром, очень много её переводов. Перевод Щепкиной-Куперник понравился Максиму Горькому. Петербургский театр «Литературно-художественного общества» поставил этот вариант в 1898 году.

Для последнего советского поколения эти дореволюционные события были уже преданьями старины глубокой. Зато мы могли прочитать о пьесе у Ромена Роллана. Этот французский писатель поддержал СССР в перые послереволюционные годы, и его книги публиковались у нас. Четырёхтомник "Жан-Кристоф" я видела на многих книжных полках, хотя сама раскрыла его совсем недавно. Те, кто прочитал книгу тогда, могли узнать о Сирано, однако Ромен Роллан придерживается скорее точки зрения де Гиша: позёр, жалкий фат, герой на день. Возможно, на родине, во Франции, Сирано так и воспринимался, однако в России его ждала другая судьба. 

Фантаст Казанцев, чьи книги были очень популярны в пятидесятые, еще до Ефремова и Стругацких, делает Сирано персонажем своих историко-фанатсических построений. Писатель находит изображение космического корабля на знаменитых каменных стеллах майя, приходит к выводу, что этот народ — потомки пришельцев, и Сирано был таким длинноносым не случайно. Тут открываются блестящие перспективы, которых не постыдился  бы и Доктор Кто (или его сценаристы), но здесь на них останавливаться не будем. 

Сущестовала и советская экранизация пьесы 1989 года, с Михаилом Светиным в роли Рагно. Вариант этот нельзя признать удачным: там не стихи, а проза, не пафос, а стёб, и Сирано вызывает не восхищение, а снисхождение. Пересматривать это не стоит, и кто не видел, лучше не смотреть. 

Самым удачным воплощением Сирано в кино послевоенной России является безусловно Пётр Копейкин, фильм "Когда я стану великаном", 1978 год. Сюжет пьесы с максимально возможной точностью перенесён в школьные реалии того времени, сохранён пафос и создан опять же максимально возможный положительный финал. Это шедевр, который аккуратно передаёт дух подлинника, или скажем точнее, дух той пьесы, которую Соловьёв ввёл в русское культурное пространство.

Смотрим и читаем — "Сирано де Бержерак".

Сирано де Бержерак

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*