• Александр Сигида-мл.

    Данная заметка является моей реакцией на статью некоего Лекуха «Им не нужен Гумилёв».

    Это он о юбилее поэта, 15 апреля исполнилось 130 лет со дня рождения НС.

    Почему так скромно?
    Потому, что дух Гумилёва-отца не живёт ныне на равнинах РФ, Лекух.

    А где же ему тогда жить и кого вдохновлять?
    Запрещённый в СССР, прорывается Николай Степанович цитатой в фильме «Оптимистическая трагедия»:
    Или, бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвёт пистолет, так, что золото сыплется с кружев, розоватых брабантских манжет.

    Это – слова женщины-комиссара. Ох, и много таких женщин-амазонок по обе стороны фронта на Донбассе. Сарматские архетипы сказываются?

    В РФ живёт, в лучшем случае, дух Льва Ахматова, простите Льва Гумилёва. Салонно-лагерно-евразийский дух.

    Но где может жить огненный, киплинговский, казарменнобалладный дух НС Гумилёва, как не на Донбассе?


    Он ушёл на передовую добровольцем в четырнадцатом.

    Они ушли на передовую добровольцами в четырнадцатом.

    Разница – в сто лет.

    По гамбургскому счёту, он и есть самый сильный поэт России двадцатого века.
    Певец русского империализма и милитаризма, вот кто он.

    И не надо ёрнических сюсюканий про белогвардейские романсы и французскую булку, Лекух.

    Если б было побольше таких офицеров, как Гумилёв (он переводил фашиста-романтика Д'Аннунцио, посвящал ему стихи), вместо рыхлой Белой гвардии создали бы фрайкоры из отмороженных ницшеанцев.
    Тогда не Гумилёва бы поставили к стенке, а он бы ставил к стенке Маяковского.

    Однако, мало было таких добровольцев, как Н.С. история пошла по другому пути.

    Наследников Гумилёва много, целые батальоны поэтов.
    Только вот любвестрадальцам в их рядах не место, Мандельштаму и Пастернаку – так уж точно.

    А кто его наследники?

    Крайние, экстремисты, радикалы, и большевики, и фашисты. Les extrêmes se touchent

    По обе стороны фронта.
    Например, большой друг Дмитра Донцова, социал-националист Евген Маланюк, посвящал Н.С. Гумилёву такие стихи:

    Євген Маланюк
    Пам’яті поета і воїна
    Ніколаю Гумільову
    Друже, з бронзи різьблене обличчя,
    Яре серце й вогняний язик
    Ми принесли із середньовіччя
    В зубожілий пранцюватий вік.
    Бідний брате! Дні твої намарне
    Пропалали в фінських болотах,-
    Ліпше б ти, як трувер, впав на Марні
    З іменем Мадонни на вустах.
    Чом не породила інша мати,
    Інший світ і не така доба,-
    Ти б не взнав пекучих віч Ахматової
    Й кулі юди від руки раба.
    І, колись, як крицеві фаланги,
    Понесуть серця, вогненні вщерть,
    Помсти й гніву пурпуровий ангел
    І твою згадає смерть

    Человек, среди толпы народа, застреливший императорского посла, из северной расы завоевателей древних – это он , Николай Степанович Гумилёв.
    Русский Говард, руський Киплинг и Джек Лондон.
    Небесный покровитель всех добровольцев и наёмников, антропологов и археологов заодно.
    Сами своей французской советско-антисоветской булкой хрустите!
    Она в плесени вся.

    Поделиться в соц. сетях

    0

    Posted by admin @ 00:34

    Tags: , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.