Archives:

  • Харьков, 1925
    Ал. Блок, А. Белый, Виктор Гофман, Игорь Северянин, К. Юлий Цезарь, Владимир
    Маяковский,  Демьян  Бедный,  Ал.  Вертинский,  Сергей Есенин, Гомер, Данте,
    Крылов, В. Брюсов, К. Д. Бальмонт и многие другие
    
         Про: козлов, собак и веверлеев
    
    
    

    СОБАКИ

    Анатоль Франс
    
         На  столовых  часах  аббата  Антуана  Парэ  пробило   пять.   Мари-Анн,
    исполнявшая в  течение  двадцати  лет  обязанности  кухарки  аббата,  начала
    беспокоиться. Аббат, всегда такой аккуратный,  сегодня  почему-то  запоздал.
    Вместе с Мари-Анн беспокоился и Лаведак, любимый сеттер Антуана Парэ (он был
    ему  большим  другом).  По  природе  своей  Лаведак  был  стоиком  и  весьма
    философски относился ко всем событиям, памятуя превосходные изречения  Марка
    Аврелия, которые он неоднократно перечитывал вместе с  аббатом.  Но  сегодня
    желудок Лаведака заставил его беспокойно  поглядывать  то  на  дверь,  через
    которую обычно входил аббат, то на стол, на котором стояла холодная говядина
    с горошком.
         И вдруг стихийный импульс сократил стальные мускулы его ног.  Миг  -  и
    говядина очутилась  в  зубах  Лаведака.  Сейчас  же  к  нему  вернулось  его
    философское спокойствие. "Meden agan" {Ничего слишком (греч.).},  -  подумал
    он, соскакивая со стула.
         Дверь отворилась, и в столовую  вошел  Антуан  Парэ.  Увидав  Лаведака,
    аббат покачал укоризненно головой.
         - Конечно, - сказал он, -  собственность  есть  понятие  относительное.
    Древние египтяне, как свидетельствует Геродот, чрезвычайно  любили  похищать
    невинность чужих жен, не считая это грехом. Но поскольку она является мощным
    фактором человеческой  культуры  и  цивилизации,  всякий,  нарушающий  права
    собственности, является преступником. Смотри об этом у Савиньи.
         Всякое же преступление, как говорит тот же Савиньи, влечет за  собой  и
    наказание.
         - Мари-Анн, утопите Лаведака.
    
    1893 г.

    КОЗЛЫ

     А. С. Пушкин
    
    Одна в глуши лесов сосновых
    Старушка дряхлая жила,
    И другом дней своих суровых
    Имела серого козла.
    Козел, томим духовной жаждой,
    В дремучий лес ушел однажды;
    И растерзал его там волк.
    Козлиный глас навек умолк.
    Остались бабушке лишь ножки
    Утехою минувших дней,
    И память о козле больней,
    Лишь поглядит на козьи рожки.
    Одна, одна в лесной глуши
    Тоскует о козле в тиши.
    
    1827 г.

    ВЕВЕРЛЕИ

    От редакции: песня о Веверлее с тех пор потеряла популярность и широкому читателю неизвестна, поэтому считаем нужным привести оригинал. 

    Пошел купаться Веверлей,

    оставив дома Доротею.

    С собою пару пузырей

    берет он, плавать не умея.

    И он нырнул, как только мог,

    нырнул он прямо с головою.

    Но голова тяжеле ног,

    она осталась под водою.

    Жена, узнав про ту беду,

    удостовериться хотела.

    Но ноги милого в пруду

    она узрев, окаменела.

    Прошли века, и пруд заглох,

    и поросли травой аллеи;

    но все торчит там пара ног

    и остов бедной Доротеи.

    Валерий Брюсов

    СОНЕТ

    Царь всех царей земных, властитель Веверлей

    торжественно грядет к священному Мериду.

    Царь плавать не умел. И пару пузырей

    дает ему жена, избранница Изиды.

    И, тело обнажив под сенью пирамиды,

    он погрузился в пруд, творя молитву ей.

    Но мудрая глава ног царских тяжелей —

    осталась голова в объятьях Нереиды.

    Той вести гибельной довериться не смея,

    спешит на озеро царица Доротея

    и, к озеру придя, окаменела вдруг.

    С тех пор прошли года тягучей вереницей.

    Но до сих пор хранит песок скелет царицы

    и над водою тень костей берцовых двух.

    1907 г.

    Поделиться в соц. сетях

    0

    Posted by admin @ 09:10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.