Римляне и их боги

Тимофей Алёшкин

Примечание к рассказу «Одиссея Квинта Лутация Катула»

Римляне считали, что победы и процветание своего города они заслужили тем, что были самым благочестивым и почитающим богов народом – а боги за это давали Городу военные победы и благополучие. 

Римляне жили со своими богами в одном городе, в мире и согласии. Храмы считались домами богов, куда люди приходили и предлагали богам жертву – угощение для совместной трапезы. У римской религии не было отдельного этического кодекса – отношения с богами строились по тем же правилам, что и отношения между людьми. 

Внутри римской общины существовали отношения покровительства и верности между патроном и клиентом. Такие же отношения, договора с ясными правами и обязанностями сторон, связывали и богов – светлых, небесных богов — и людей. Боги, более могущественные, разумные и благие, покровительствовали Риму. Римский народ почитал их, сверялся с их волей при принятии всех важных решений и уважал их имущество – храмы, священные участки. 

Главным принципом римский религии были свобода и рациональность. Город гарантировал свободу и достоинство всем членам общины – и людям, и богам, которые тоже считались согражданами — обитателями Рима. 
Все римляне имели право почитать любых богов и отправлять любые культы при условии уважения к публичному культу, его превосходству и свободе других. 

За связь римской общины с богами отвечали несколько коллегий жрецов. Жрецами главных и старших жреческих коллегий были члены правящей элиты Республики (Галковский удачно сравнил римского жреца с директором завода, играющим на новогоднем празднике Деда Мороза), те же, кто управлял государством, в основном наиболее знатные и влиятельные сенаторы. Понтифики во главе с великим понтификом – самым главным римским жрецом – толковали священное право, устанавливали календарь, контролировали священные места. Авгуры (слово «инавгурация» — вступление избранного магистрата в должность с одобрения богов, наличие которого и определяли авгуры, наблюдая за полётом птиц и молниями) узнавали через знамения волю богов. 

Во время, описанное в рассказе, публичная религия находилась в руках нобилей и они, конечно, использовали её в политических целях. Больше всего религиозные запреты, возведённые в ранг конституционных, могли помочь блокировать принятие нежелательных законов и выбор неудобных кандидатов в магистраты. Например, все законы Цезаря немного позднее консерваторы хотели объявить недействительными из-за того, что консул Бибул, его коллега, видел неблагоприятное знамение, которым боги не одобряли проведение голосования. 

После гражданских войн, кажется, соблюдение религиозных обрядом, знаменитое римское благочестие, пришло в большой упадок – так, главный пятилетний очистительный обряд – люструм – не проводился уже много лет из-за отмены Суллой должности цензоров, которые должны были его проводить, великий понтифик Метелл, который по обычаю не мог покидать Рим, так как его присутствие требовалось на многих важных церемониях, много лет отсутствовал в Риме, командуя на войне с Серторием. В этой ситуации религиозные правила и запреты всё больше нарушались и применялись всё более беспорядочно. 

Особая коллегия – девы-весталки, поддерживала вечный огонь в «очаге Рима» в храме Весты. Девственность весталок была высшим священным обетом римской религии, она прямо и непосредственно была связана с благополучием государства римского народа. Если этот высший обет нарушался, Риму грозили самые суровые беды. Богов можно было умилостивить, выявив нарушительницу и осудив её и мужчину, которые совершил преступление вместе с ней, на смерть – весталку-преступницу оставляли под землёй заживо. 

В 73 году римское государство было в довольно тяжёлом положении – в Испании против сената поднял восстание римлянин Серторий и с ним уже который год не могли справиться почти стотысячные сенатские армии, в Азии Митридат напал на римские владения, на море господствовал критские и киликийские пираты, да тут ещё в Италии восстали рабы… 

В такой обстановке сразу два обвинения в обесчещивании весталок – против молодого патриция Катилины и влиятельного богача Красса были, пожалуй, ожидаемы. Но суд (о нём известно мало, вероятно, обвинения рассматривал особый, священный суд, составленный из жрецов-понтификов, во главе с Катулом, который замещал отсутствующего в Риме, вопреки обычаю, великого понтифика Метелла) оправдал всех обвиняемых. 
Похоже, что священный суд разобрался в деле правильно и не прогневил богов – вскоре Рим победил и Сертория, и Митридата, и Спартака. 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*