Слово о бисоциальности

Авраам Болеслав Покой

15 февраля 2009

Выйдя из затяжной медитации в минувшую пятницу, Истинный Учитель Истины (то есть я) обнаружил примерно то, что ожидал. Секретариат из страха перед кризисом проел в суши-барах большую часть неприкосновенного фонда и теперь, перейдя на крошку-картошку, с виноватым остервенением следил за порядком в доме. Проф. Инъязов отправился в лекционный чёс по Восточной Европе. Я размялся в тренажерном зале и отправился по первому попавшемуся приглашению — на круглый стол в Дом Художника. Там я немедленно диагностировал крайне актуальное заболевание.

…Круглый стол обсуждал пути выхода из кризиса и его возможные социальные последствия. Как обычно, на встрече не было В.В. Путина. Там также не присутствовало ни одного водителя маршрутки, ни одного заводского рабочего и ни одного представителя от моногородов. Вместо этого там были т.н. аналитики — люди неопределенной социальной ориентации, заведомо не управляющие ситуацией сверху и как чорт ладана боящиеся заняться ею снизу. Свою задачу собравшиеся видели в том, чтобы доказать друг другу, насколько их шаманское гадание о настроениях верхнего и нижнего мира верней, чем у оппонентов. Я ушел через полчаса: присутствующие дословно разыгрывали открывающую сцену «Хождения по мукам» А.Н. Толстого, а его я уже читал.

В коридоре ко мне пристал шустрый тридцатилетний юноша с хвостиком, оказавшийся корреспондентом интернет-издания. Он c искренней заинтересованностью спросил:

— А как вы думаете, что будет? В смысле — пойдет власть на применение силы в случае крупных народных волнений?

— Народ и сейчас крупно волнуется, голубчик. — засмеялся я. 

— Но если будут организованные выступления…

— Вы их, стало быть, уже организуете? — заинтересовался я, остановившись.

— Не, ну я-то кто?… — смутился молодой человек. 

На этом месте мне всё стало ясно. Его действительно волновало, что произойдет — но сам он физически не мыслил себя участником процесса. Юноша, как и оставленные в зале аналитики, оказался обычным бисоциалом. 

Термин, за отсутствием проф. Инъязова, придумал я сам — по аналогии с бисексуальностью. Бисоциальность — это утрата понимания, к какому классу принадлежишь, и ожидание, что кто-нибудь другой наконец овладеет тобою сверху или снизу. Именно бисоциальность, в последние десятилетия накрывшая оба полушария, и является истинной причиной нынешнего глобального кризиса.

На этой мысли стоит остановиться подробнее. Полтораста лет назад ни один штукатур не тешил себя мыслью, что он станет жить в доме с колоннами и ездить в пролётке с кучером. Ни один письмоводитель не полагал, что когда-нибудь отправится отдыхать в Ливадию или на Кавказ*. Спрос на аксельбанты среди извозчиков, журналистов и ткачих также был крайне низок. Надежд на прыжок в шикарность не было. Существовала, однако, классовая солидарность: доходило до того, что наезды на шахтеров в Англии вызывали забастовки ткачей в Америке.

Всё изменилось в двадцатом столетии, когда мировая ростовщическая мысль открыла для себя массовое кредитование. Представители трудовых классов — физического и умственного — обнаружили, что целый ряд причиндалов высшего света, от автомобилей до дипломов, можно получить в долг. Беда в том, что отсюда они почему-то сделали вывод, будто и само их пребывание в рабочем состоянии есть явление временное и излечимое.

Это, разумеется, чепуха. Неслучайно английское именование ипотеки «mortgage» происходит от слов «mortuus» (мертвец) и «gage» (обещание). Общество, построенное на конкуренции, математически не может состоять из победителей. Но дать «мертвых обещаний» можно сколько угодно. Собственно, вся история ушедшего века была историей мертвых обещаний — и отнюдь не только по нашу сторону железного занавеса.

С того момента, когда рабочие поверили во временность своего эксплуатируемого состояния, «классовая гетеросексуальность» пошла на убыль. Рабочие быстро превратились в подрабатывающих — в ожидании Большого Личного Успеха. Бисоциалы продолжили ходить на работу комбинезонах и свитерах в ромбик, но душой отдались горнему миру куршевелей. Они изобрели для себя термин «миддл-класс», за которым не скрывалось ни богатства, ни силы, а одна только иллюзия, будто то и другое у них имеется. Всё это — вкупе с мантрами о вере в себя — породило самый парадоксальный вид индивидуализма, что я встречал: «Мы так верим в себя, что делайте с нами что хотите — не пикнем». Они действительно стали опорой стабильности всех цивилизованных государств — ибо вознамерились сами сесть в майбах и потрогать Семенович. Подобно одуревшей пчеле, бисоциал мнит себя просто очень маленьким медведем — и поэтому в борьбе за улей «пока» не участвует. Это «пока» в спокойные эпохи растягивается на десятилетия.

Если бы наш мир поработили эльфы, бисоциалы немедленно надели бы накладные уши. Победи фашисты — они красились бы в блондинов. При власти капитала они ухватились за японские палочки и уселись в личные хонды, на которых принялись опаздывать на свои стройки, в конторы и интернет-издания.

Итог очевиден. Сегодня Человечество уже не может поддерживать прогрессирующий бисоциальный бред. Миллионы «би», которым к БМВ и водафону недоставало только собственной компании, очнулись с голым тылом посреди тревожного мира. Иллюзия совладения планетой для них закончилась. 

По мнению Космоса, бисоциалам пора перестать валять дурака и мнить себя временно бездомными рантье. Самое время уже, наконец, определиться.

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*