Связь времен

Нина Ищенко
 
Борис Васильев, «В списках не значился». Книга о защитнике Брестской крепости, которого немцы смогли взять только в апреле 1942 года. Я видела экранизацию с Серебряковым, фильм 1995 года «Я – русский солдат», по тем мерзким временам вполне приличная экранизация. Книге, безусловно, производит огромное впечатление.

 
Вот как описывает воздействие книги блогер Артем Ермаков: «Советское архетипическое повествование о жизненном пути человека-героя. Как он проходит сквозь свою жизнь, как сквозь сражение, постепенно теряя людей вокруг. Как остается в итоге этого сражения в полном одиночестве. Даже хоронят его враги…
 
Что-то не просто красивое, а нечеловечески соблазнительное есть этом образе и в таком пути. Это путь настоящего воина, побеждающего любого врага. Но все-таки образ Плужникова слишком литературен. Таким мог бы стать, к примеру, правильно воспитанный Чацкий или Печорин. Но не его настоящий прообраз из 1941 года, нет!
 
Люди, сражавшиеся и умиравшие за нас в Брестской крепости, были другими, не книжными. Именно поэтому наша жизнь сегодня далеко не такая страшная, какой могла быть. Именно поэтому не нужно никого заставлять помнить об этом каждое утро. Достаточно вспомнить хотя бы раз в год».
 
Образ бойца, который стоит не сдаваясь, один и без связи, не зная даже, не сдана ли Москва, актуален и во время войн, идущих сейчас, я имею в виду Донбасс и Украину. Этот образ может быть воплощен и в гражданской жизни, и один из путей его реализации называется «стояние в культуре». Это выражение покойной Виктории Суханцевой, моего первого научного руководителя, которая после начала войны с Украиной выбрала Луганск, сознательно осталась жить и работать в нашем городе, понимая, какое значение имеет ее выбор для научной жизни новой Республики.
 
Я работала над темой межкультурного взаимодействия и конфликтов на культурной почве, в наших беседах мы касались и современной ситуации на Украине. В 2014 году жители Донбасса оказались на войне, украинская армия начала бомбить наши города. Наши бывшие сограждане разделились на две категории: одни требовали нашей крови за то что мы русские и осмелились пойти на референдум, а другие спокойно продолжали жить своей жизнью, не считая, что военные преступления на востоке их страны являются поводом что-то предпринять, изменить свою жизнь или мировоззрение. И в такой ситуации, говорила Суханцева, человеку остается только стоять в культуре. Делать то, что ты считаешь нужным, правильным, сохранять себя, не зная, есть ли где-то еще кто-то другой, делающий то же самое. Может быть, в тысяче километров найдется еще один такой, и еще, и еще. Возможно, вы никогда друг о друге не узнаете, вы просто должны стоять и делать. Только так.
 
С тех пор прошло три или четыре года. Война продолжается, ситуация на Украине не меняется. Те, кто там остался и не уехал, только так могут сохранить себя. Донбассу в этом плане легче. Нас таких много, мы видим друг друга не в тысяче километров, а рядом, по нашу и российскую сторону границы. Делаем, что можем, как герой Васильева в 1941-м. Связь не прервалась.
 

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.