«Девять дней одного года» (СССР, 1961, реж. Михаил Ромм)

Ольга Валькова

b4ed498049f2377e740bfd84f8d

  Один из самых популярных фильмов своей эпохи; ее лицо.
   Позволю себе немного отвлечься. На том сайте, где я пересматривала эту картину, перед показом демонстрируется предупреждение: «В фильме присутствуют сцены курения табака. Курение опасно для вашего здоровья.»  Действительно, присутствуют. Курит врач научного института, когда пациенту, хорошо знакомому ей человеку предстоит умереть  от огромной дозы радиоактивного облучения. Курит физик, мучаясь над задачей, в попытке решения которой пожертвовал здоровьем, а возможно, и жизнью его друг.
   Дурной пример показывают эти персонажи обывателю потребительской эпохи, ох дурной. Не следует, мальчики и девочки, брать пример с этих людей.


   Вообще, современному человеку фильм представляется странным и надуманным от начала до конца – потому что начинается и заканчивается он темой радиоактивного облучения – не чернобыльских спасателей, не ликвидаторов в какой-либо ее опасной для людей точке, а физиков вполне мирного времени, одержимых своей работой, своей жаждой открытий настолько, что они забывали об осторожности.
   И хотя авторы фильма сразу же предупреждают, что событий, в нем показанных, не только не было, но и, скорее всего, не могло быть, скажу вам по секрету: было. Хватали экспериментаторы дозы на своей работе, причем даже и во времена, более к нам близкие.
   Можно спорить о том, подвиг это или глупость. Кстати, в шестидесятые об этом тоже спорили. О преступной глупости персонажей фильма с жаром говорили молодые актеры, обходившиеся в сценах с пожарами и падениями без дублеров, потому что иначе эти несколько кадров получались недостаточно достоверными; девочки-учительницы, срывавшие в страстном чтении классу стихов голосовые связки и потом всю жизнь мучившиеся «лекторским ларингитом»; монтажники-высотники, крепившие провода при любом ветре и холоде.
    Первое послевоенное поколение. Дети победителей, выросшие в озарении победы, в годы, когда мир еще был выстраданным счастьем, тонкие, нежные, пугающе беззащитные, они не замечали, насколько сильны и самоотверженны сами.
    Фильм высветил эту особенность поколения, заострил ее.  Понятно, что его героями стали физики: они были героями для всего того времени.
    В картине нет вопроса: подвиг или глупость. Для авторов фильма таково свойство самой ткани жизни, трагично-прекрасной в самой своей основе, ее суть:  чтобы прожить жизнь не напрасно, надо жить вот так. 
    Трагически-приподнятое мироощущение всегда диалектично. Диалектично и искусство, основанное на таком мировоззрении. Оно всегда содержит свою оппозицию в себе.
   В «Девяти днях…» есть два важных эпизода.
   Первый – в самом начале: ученый Синцов (в изумительном исполнении Николая Плотникова), только что получивший смертельную дозу радиации и знающий об этом, безмерно рад, горд и счастлив: ему только что удался прорыв в науке, он сделал то, чего добивался. «Пляшите!» — требует он от всех встречных. Отчаяние жены, горькая беспомощность врача, молчание учеников…  «Подумаем, что сделать дальше… Дайте мне карандаш!» И замирает, никого не слыша. Неподвижная темнота глаз, смотрящих мимо присутствующих и мимо стен – дальше, в прозрачность, синеву и первое золото ранней осени. «Бросьте вы все это, — говорит он молодому коллеге, главному герою фильма (А. Баталов) — ходите на речку, удите рыбу…» И знает, что не бросит.
    Второй значимый эпизод: уже принявший смертельную дозу радиации герой Баталова Гусев приезжает в родную деревню, – по сути, проститься. Простая добрая жизнь родни – застолье, радость, рассказы.  Один из сверстников сел, другой выбился в начальство… Под деревней нашли залежи железа – будут переселять, уже новую деревню построили… «Не жалеешь? – спрашивает все понявший отец, — жил бы здесь, работал на добыче…»  «Нет, глухо отвечает сын, — у каждого своя судьба.»
    Они провожали его вдвоем – отец и маленький племянник, опора и надежда, те, для кого  он работал. Отец, защитивший страну в войне,  и племянник, которому в перестройку будет лет тридцать пять. Какое счастье, что Гусев об этом не знает.
    Финал фильма открытый: физики – не единственные ученые, отдающие себя науке, которую все они видят как служение людям. Врачи тоже трудятся – так же истово и вдохновенно. Нащупан метод пересадки костного мозга как способ лечения лучевой болезни. Пока только на собаках. Гусев будет первым. У него есть надежда.
   Рядом с Гусевым – двое. Жена (Татьяна Лаврова) – нежный рот, трагические глаза («Я плохой физик и плохая жена.»)  Она оказалась хорошей женой, хотя так и не научилась варить гречневую кашу. Друг -–теоретик (И. Смоктуновский). Скептичный, добрый, не герой, даже немного трусоват. Ему предстоит осмыслить и понять все, сделанное Гусевым. Он – тот, кто рядом. Беспомощность и доброта. Глаза-маргаритки. Тонкий и сложный образ.
   Вообще актерский состав фильма блистателен. В эпизодах – Евгений Евстигнеев, Михаил Козаков, Лев Дуров, Валентин Никулин…
  Стоит посмотреть. 
     

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*