Одуванчик рекомендует: «Крылья голубки», «Аркадия», «Мельмот Скиталец», «Римские вопросы», «Падение Софии», «Бумажный самолет».

Генри Джеймс. “Крылья голубки”
«Другие женщины, которых приходилось встречать – что они такое? – всего лишь давно прочитанные книги. А ты – целая библиотека не только не читанных, даже еще не разрезанных книг.»– Вот такими образами-комплиментами переполнен этот чудесный, чудесный, чудесный роман. Сюжет его, впрочем, довольно банален – отношения внутри любовного треугольник, а вот развязка весьма неожиданная, но – главное – как это сделано! Этот роман — предтеча модернизма, его отличает тонкое психологическое письмо, когда мы видим не самоё мысль героя, а весь процесс её рождения, развертывания и дальнейшей манифестации, её диалектику и все её нюансы и подтексты. Если вы не поняли и не приняли этот роман, ну что ж – единственное, что вам остаётся – перечесть его вновь ещё раз!

Том Стоппард. “Аркадия”
Спектакль по пьесе Тома Стоппарда «Аркадия» идет в театре на Малой Бронной, и после спектакля определенно стоит прочитать саму пьесу. Действие в ней происходит в две эпохи в английском загородном имении: эпоха Байрона перемежается сценами современной жизни, герои обеих эпох сопоставляются и противопоставляются.Запутанный сюжет пересказывать не будем, но о самой атмосфере грех не сказать – всё наполнено истинной театральностью, интеллектуализмом, даже своеобразной карнавальностью – современные герои пытаются узнать, что же произошло в имении полтора века назад, но еще больше все запутывают. Если всё обобщить, можно сделать вывод — если в прошлом герои действуют (делают открытия, дерутся на дуэлях, влюбляются и ревнуют), то нынешние – только рефлексируют. Лучшая пьеса Тома Стоппарда.

Чарльз Мэтьюрин. “Мельмот Скиталец”

«Мельмот Скиталец» – роман Мэтьюрина, английского автора ирландского происхождения, вышел в 1820-м году. Книга сразу была переведена на французский и приобрела популярность. Бальзак написал продолжение, «Мельмот прощенный», который даже издавался как окончание романа Мэтьюрина. Пушкин прочитал книгу в 1823-м. Один из приятелей Пушкина того времени имел прозвище Мельмот. Автора ставили между Гёте и Байроном, а его героя соответственно между Фаустом и Чальд Гарольдом. По черновой версии, Татьяна читала «Мельмота», а Онегин имел все шансы вместо героя байронического остаться героем мельмотическим. «Всех утопить!» в «Сцене из Фауста» Пушкина явно перекликается с «Пусть погибают!» из «Мельмота Скитальца».
Книга Мэтьюрина – не первая в своем роде, но одна из лучших, квинтэссенция жанра. Тут есть множество романтических клише, которыми до сих пор не брезгуют деятели искусств: утесы, море, замок, вершина, подземелье, буря, тюрьма, пожар, необитаемый остров, прекрасная островитянка, сумасшедший ученый, демонический смех, развевающийся плащ, пристальный взгляд, вкрадчивый голос, удары кинжалом, сумасшедший дом, пытки Инквизиции, всяческое коварство и любовь. Мэтьюрин еще мог писать об этом без стёба, и если читателя не пугает многословие (по словам русского рецензента тридцатых годов XIX-го века, этот обычный недостаток английских писателей), то ничего лучше и рекомендовать нельзя.
В поэтической форме образы этого романа лучше всего переданы в стихотворении “Плаванье” Бодлера, который творил уже в следующем поколении, но даже после заката славы “Мельмота” оставался горячим его поклонником и всегда его ценил.

Плутарх. “Римские вопросы”
Плутарх жил в небольшом греческом городе Херонее в конце I — начале II века нашей эры. «Я живу в маленьком городе, — писал он, — и чтобы не сделать его еще меньше, собираюсь жить в нем и дальше». Плутарх — писатель, философ, интеллектуал, одним словом, человек греческой учености, за плечами у которого тысяча лет развития греческой культуры. Греция уже триста лет находится под властью Рима и является всего лишь одной из провинций Римской империи, однако приоритет греков в сфере образованности непререкаем. Римляне давно уже не западные варвары, а владетели мира, однако разница культур все еще чувствуется. Плутарх пишет «Римские вопросы» как человек высокой культуры, которого интересуют нравы и обычаи разных народов, в том числе и римлян. Кроме того, Плутарх был непосредственно связан с религией — он выполнял обязанности жреца в Дельфах. Религиозные обряды разных народов империи находились в поле его зрения.
Трактат Плутарха посвящен религиозным вопросам и разбит на небольшие главки, в каждой из которых обсуждается и решается какой-нибудь интересный и спорный вопрос из жизни и религии римлян. Например, почему в праздник на иды августа свободные женщины моют голову, почему в храм Геркулеса не допускаются мухи и собаки, почему человек, которого считали умершим, а он остался жив, должен входить в дом через крышу, и так далее.
Книга Плутарха показывает, на каком уходящем в глубину мощнейшем основании магии и колдовства стояла на самом деле образцовая римская рациональность. В наши дни эту тему разрабатывает автор “Одуванчика” Тимофей Алёшкин в серии комиксов “Вторая война богов”, о мистической стороне событий, совершившихся в эпоху Цезаря-Августа.

Елена Хаецкая. “Падение Софии”
Фантастический роман одного из самых ярких современных авторов, Елены Хаецкой, был впервые опубликован на бумаге в Луганске, в издательства “Шико” в 2009 году. Действие романа происходит в технически передовом будущем – роботы, космолёты, освоение глубокого космоса, инопланетяне, плюс детективный сюжет, но написано это всё классическим языком XIX-го века, Тургенев, Пушкин и немного Достоевский. Это роман – стилистический эксперимент, который блестяще удался. Кроме того, это создание мира альтернативной истории, воссоздание того пути, по которому могла пойти Россия, “если бы в 1917-м году Революции не было”. Талант автора позволил создать живой и реалистический мир, в котором происходит также действие сборника “Звёздные гусары”. Однако несмотря на симпатичных героев, сам этот мир, в котором они живут и действуют, вызывает реакцию неоднозначную, и чаще негативную. Читайте и составляйте своё мнение!

Елена Заславская. «Бумажный самолёт»

Сборник светлой лирики, созданный в военные годы в Донбассе. В этой книге поэт намеренно не затрагивая тему войны и показывает свое поэтическое мастерство, развивая самую всеобъемлющую и вечную тему — тему любви. Война и любовь — беспроигрышное сочетание, однако даже если оставить в стороне войну, которая оживляет древние архетипы и создает новые образы, автору «Бумажного самолёта» есть что сказать. В книге показана хрупкость и в то же время всемогущество чувства, которое поддерживает и оживляет всё вокруг, творит собственный поэтический мир. Этот мир центрирован географически: в книге есть свое пространство и мир за его границами. Свое пространство для автора — это принципиально Новороссия. Бушующая войной республика — это центр, из которого разворачивается движение, охватывающее другие топосы, от Москвы до космоса, и заключающее их в единый культурный универсум. Бумажный самолёт — образ поэзии, которая связывает разные слои мироздания, вовлекая читателя в новый целостный мир. Читайте, меняйтесь!

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.