«Ополченочка» как классика японского кино

Ольга Бодрухина

У меня были серьезные опасения, что «Ополченочка» окажется полным провалом. Во-первых, отзывы знакомых. Мол-де индийский фильм сняла первая луганская киностудия, и злодеи там «картонные» (конкретно про карателей ВСУ в Лисичанске, которые головы рубят кастрюлями да кадыки вырывают пальцами), и герои там «плакатно-глянцевые». Во-вторых, слишком мало прошло времени, чтобы осознавать произошедшее с какой-то перспективы и снимать «правильные» фильмы. «Ополченочку» создавали, еще когда боевые действия шли полным ходом. В-третьих, блоги-форумы и прочие телевизионно-сарафанные источники истекали сообщениями, что, мол, главный-то прототип героини, Светлана «Ветерок» Дрюк, перешла на сторону Украины и вовсю сдает своих бывших собратьев по оружию. Тут даже хорошее кино сними – пани-то «перефарбувалась» и мечтает теперь о простом женское-счастье-был-бы-милый-рядом. Вообщем, заранее жалея потраченного времени, купила билет и символически пошла на просмотр 22 июня.

Я далека от духовности, морали и культуры, поэтому разбирать фильм, его прототипов и спонсоров по этим признакам не буду. Хочу только сказать, что японцы наверняка уже выстроились в такую длиннющую азиатскую очередь, чтобы выкупить права на этот фильм и забабахать из него как минимум 5 сезонов душещипательного аниме, а также несколько томов комиксов-манги. И не только из-за появления в «Ополченочке» уже хорошо известной им «няшки» Поклонской. И не только из-за того, что у них уже есть приключенческое аниме «Девушки и танки» (Girls und Panzer режиссера Мидзусима Цутому) с интересными баталиями и душевными перипетиями главных героинь, которых, кстати, тоже три. Все настолько серьезно, что в оригинале – не дубляже — японцы даже «Катюшу» поют на русском. И никто Цутоме не пишет, что, мол, ты на Путина тайком медитируешь и пророссийское аниме снимаешь.

Причина, почему я считаю сюжет «Ополченочки» классическим – он построен на двух основных мотивах литературы и кино Страны восходящего солнца. На мести и возмездии, а также чувстве долга. Третий мотив – скрытый, он между строк: духи, точнее, души предков. А тем знатокам истории, которые скажут, что во Второй мировой америкосы-красавчики победили японцев, отвечу, что Японию развалил именно фашизм. Ведь и ядерный взрыв, и фашизм, и рак, и черная кукуруза суть одна энергия – тотальное уничтожение, разложение, смерть. Все это далеко за гранью рационального, но на этом искусство и построено. На иррациональном построена вся человеческая цивилизация. В случае «Ополченочки» мы говорим о народном искусстве. А следовательно, о чем-то эмоциональном, наивном, местами залихватском, бравирующем и одновременно глубоко трагичном. Простите, это не усохшие пез..ы в пыльной галерее где-то между Австрией и Швейцарией. Не блестки на морщинистой попе какого-нибудь берлинского пенсионера, который ежегодно танцует в перьях за свои гей-права в толпе себе подобных. «Ополченочка» — это что-то молодое, живое, кусающееся и рвущееся с привязи. Как глупый волчонок, у которого прибили всю стаю.

Кроме того, как и было анонсировано, это ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ фильм, не «документалка», не мокьюментари и не реконструкция. Равно как и то, что и прототипов у героини было множество – не только Дрюк. Скорее даже, это архетип женщины, которая вступает в бой, продолжая дело своего мужчины, будь то брат, муж или отец. Это некий миф, тоже азиатский. Помните «Дом летающих кинжалов»? О том, что женщина, тоскуя о мужчине, воссоздает внутри себя его образ, который затем прорывается наружу – в речь, одежду, поведение. В японском обществе женщина была самым бесправны существом, поэтому, чтобы получить возможность мстить, она должна умереть. Женские мстительные духи – самые свирепые. В каком-то смысле все три героини «Ополченочки» умирают для мира, чтобы возродиться и мстить на войне.

Насчет того, что украинские каратели на этом фоне просто животные без намека на интеллект, конечно, это так. Только я не знаю ни одного патриотического фильма, в котором враг был бы показан четким парнем. Нечто дьявольски умное, расчетливое, да, но не человечное. Враг — это не оппонент, не оппозиция, это некто, кто пытается забрать не просто твою жизнь — твою веру, и дать взамен только страдание и небытие. Важно другое – в фильме в военном театре на спектакле «Тарас Бульба» звучит украинский язык, что разрушает стереотип о том, что «мова» в Новороссии в опале, как и украинская культура. В опале тут только украинский «новояз» и нацисты…

Наконец, приведу цитату кинокритика и философа Сергея Добротворского аж из 1989 года, из интервью «Митиному журналу»: «Кино как агитация — это тоже параллельное кино. Причем вовсе не обязательно, что это кино эстетически достойное». Параллельное значит, что оно вне основных трендов и системы, а развивается, с ними не пересекаясь. Поэтому я отношу «Ополченочку» именно к такому кино. Там в лучших традиция жанра декламируют манифесты, разыгрывают театр, поют казачьи песни и песни группы «Новороссия», спорят о политике, национальной идентичности, грузе патриотического прошлого, выпивают. Мы видим там пьяную камеру, раненую камеру, испуганную камеру. Фильм заполняет тот самый информационный кризис в киноискусстве, который мы называем «голосом народа», но не абстрактного и обезличенного народа, а воплощенного в жителях новых республик.

Теперь подходим к спиритуализму. В конце фильма, когда все герои встречаются на кладбище, есть отсылка к некому «Белому тигру». Вообщем, это такой немецкий «Летучий голландец», танк-призрак времен Второй мировой, который, пока не уничтожишь, война не закончится. Он появляется внезапно и встреча с ним, как правило, смертельна. «Белый тигр» — символ того, что фашизм как идеология не был искоренен до конца, его долго подпитывали и реанимировали, и теперь мы снова встречаемся с этим кровожадным призраком на своей земле. Японцу с его верой в духов предков вполне понятно, почему парень, чей прадед бил и русских, и поляков за Украинску Державу, приехал на Донбасс почти 80 лет спустя уничтожать его жителей, как несогласных с идеей незалежного гастарбайтерства в составе Европы и полном отрыве от России. Тут ему и флаг все тот же в руки, и помощь от мертвых душ из болот Галичины. Также японцу понятно, когда героически павший предок сражался против фашистов за Украину в составе Союза, то и его потомок, продолжая дело, получит поддержку всего Рода: хоть мертвых, хоть живых. Абсурдна ситуация, когда дедушка умер за Родину, а внук стоит даже не за батькивщину и батькив, а за клещей.

Ну и наконец. Японская народная сказка. 

«Однажды ночью женщина встречает самурая с маской черта на лице. Он рассказывает, что потерял всех своих воинов и остался один, а под страшной маской скрыто прекрасное лицо. Она решает заманить его в ловушку. Как только он оказывается на дне ямы, старуха срывает с него маску и видит лицо, изуродованное язвами: как ни пытался самурай сохранить свое истинное лицо благородного воина, война наложила на него свой отпечаток – он предал своих подчиненных, не погиб на поле боя вместе с ними, не отомстил за своего хозяина, не совершил сэппуку, как требовал того долг чести. И его истинное, и его внешнее лицо слились в одно…»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.