• Алёшкина Любовь

    Дерусификация Тургенева. Часть шестая

    Особо показательны эпизоды в беседке с Фенечкой и дуэль по этому поводу с Павлом Петровичем. Образ Базарова начинает приобретать вполне законченные черты, в каждом случае свои. В результате имеем три разных личности: Человека, человека и человечка.

    В инциденте с Фенечкой, во всяком случае, инициатором выступил Базаров, поступок его очевидно неблаговиден, это очередная его ошибка, уступка своему эго, отнесение себя к тем, кто «право имеет». Интересно, как по-разному он ее оценил, как провел ту самую «работу над ошибками». 

    В 21-м веке ответственность пока – редкий зверь. Отвечать за свои проступки? Вот скука-то какая. И, замечу, никакого сожаления о содеянном. «Тыыы не только съела цветы…»

    Судьба цветка из 80-х и вовсе незавидна: выронили и затеряли в общей куче. Символично.

    1958-й год: подаренная Фенечкой роза бережно убирается в карман\петлицу. Базаров готов ответить за свои действия; этот цветок – красная роза – символ не только страсти, но и бережного отношения к ней, равно как и к женщине, вызвавшей это чувство.


    Логическое развитие каждого характера видим и на дуэли. Первый выстрел, по жребию, достается Павлу Петровичу, Евгений Васильевич свой мог и не делать. Он уже признает, что был не прав, соглашаясь на поединок. Однако гордость мешает ему остановиться вовремя. Не может он не ответить. Да, это недостаток, серьезнейший; однако, он остается недостатком, свойством человеческой натуры, одной из ее составляющих. 1958-й год. Борьба с осознаваемыми недостатками дорогого стоит, даже если первый раунд проигран. Она ещё идет. 

     

    А вот когда человек совершает действие, теряя контроль, он не только не хочет, но и не может остановиться. Работа над собой в принципе невозможна.

    2008-й год: теплохладность "Базарова", эмоциональная тупость — отсутствие даже злости, его равнодушие и цинизм раскрыты во всей красе. Вопрос только, где они это в романе нашли? К слову, целится он далеко не в ноги. А вроде бы врач, понимать должен. 

    Получаем в результате три абсолютно разных образа. Каждый из которых удивительно созвучен тому времени, когда снимался фильм. Собственно, и смерть его в финале, равно как и причина заражения, несмотря на одинаковый внешне сюжет, кардинально разнятся сообразно общей подаче. 
    Евгений Васильевич Базаров образца 1958-го года начал помогать отцу, увидев, что тому не управиться одному с уже взятыми на себя (добровольно!) обязанностями. Он поддерживает его в этом начинании, продолжает начатое. Преемственность поколений показана предельно четко, на практическом примере. А само заражение – жестокий урок, вполне в стиле Базарова, что в одиночку такие вопросы неразрешимы. Минутная оплошность — не взял с собой дезсредство — и готово. Кругом нищета. И гибель его – символ безнадежности деятельности одиночек. Равно как и нигилизма. Другое лекарство потребно России, массовое пробуждение самосознания. Равно как и другая идеология, еще неведомая Тургеневу, но интуитивно им предчувствуемая. Будущее за Базаровыми, осуществившими серьезную работу над своими ошибками. 
    В год 1983-й Базаров Евгений Васильевич теряет всю свою хваленую выдержку, начинается подтасовка нигилизма под равнодушие, отсутствие внутренних законов, неукротимость характера сменяется его неуправляемостью, с нежеланием признавать оную. Больше всего его манеры напоминают старшеклассника или студента первых  курсов, а вовсе не зрелого человека: чуть что не по его – кепку, извините, шляпу на нос и все, разговор окончен:  

    Только Базаров – не подросток, вроде бы, у Тургенева, по крайней мере.
    И сама причина начала практики неясна: сидел-сидел всю ночь, увидел умершего от тифа, встал, пошел. Решение показано импульсивным, являющимся, скорее, бегством от себя, попыткой забыть Одинцову. И да, такое решение не может оказаться продуктивным. А тут еще и эпидемия наложилась, и врач попался без необходимого лекарства.  Вот вам и случайное стечение обстоятельств. Несчастный случай, не более. 
    Современная же трактовка (2008 года) такова: нет никакой возможности перспективному молодому врачу в нашей глубинке работать, того и гляди подцепишь что-нибудь. Как стал помогать отцу? Тот спросил его совета, в ответ получил саркастическое нравоучение и упрек в некомпетентности, отсталости. Очень «по-родственному, с уважением и пониманием». Хвастовство на фоне безразличия к своим пациентам – тяжёлый порок, а не просто недостаток. Его искоренять необходимо. Да некому. Сцена приезда Анны Сергеевны, отдавшей ему кольцо (аргумент давнишнего спора о красоте меж ними), которое он принял, окончательно ставит знак равенства между Базаровым и Павлом Петровичем. Они оба были при жизни «живые мертвецы». Что ж, ясно, никакого духовного развития, никакой преемственности поколений в области того же служения Отечеству. Сплошные маленькие люди, спешащие прожить свою жизнь посытнее и поудобнее, не заботясь о других. Все, чем важен образ Базарова: трудолюбие, дисциплина, самокритичность, способность любить и заботится о любимых (пусть и в конце жизни, но он пришел к этому) – все отброшено как лишнее. На смену этому пошлость, наглость, самоуверенность, цинизм. Якобы это явление называли нигилизмом. 

    У каждого из обсуждаемых Базаровых свое отрицание. Базаров версии1958 отрицает, не верит, чтобы не допустить повторной ошибки, перепроверяет все сам. Не только ради себя, но и ради других. Да, метода далеко не самая лучшая, но другой у него нет.

    А этим двум господам отрицание просто удобно. Им можно оправдать свое поведение, душевную глухоту. Личные интересы каждый раз оказываются важнее. 


    Кстати, последний раскуривает трубку с помощью врачебного инструмента для осмотра. Отношение к инструментарию, книгам, тому, что действительно ценно из имманентного – в постановке 2008 года характерно нарочито циничное.

    Источник

    Поделиться в соц. сетях

    0

    Posted by admin @ 13:00

    Tags: , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.