Метеллы и падение Лукулла

Тимофей Алёшкин

Метеллы и падение Лукулла

Взлёт и падение Лукулла

В 70 годах до нашей эры военное положение римского правительства было очень тяжёлым, сенат вёл одновременно три больших войны – в Испании против Сертория, в Азии и на Балканах против Митридата и в Италии против Спартака, да ещё несколько менее крупных, в Галлии против восставших аллоброгов, на море против пиратов, и все, кроме пиратской, к 70 году Рим выиграл, выдержав очень больше военное напряжение – к 71 году за Республику воевало примерно 40 легионов солдат, то есть около 150 000 человек, каждый шестой из римских граждан. Только война против Митридата была немного не доведена до конца – в 71 году Понтийское царство было полностью захвачено римлянами, войска царя уничтожены, только сам царь Понта Митридат сбежал к своему зятю Тиграну, царю Армении.

К 70 году Лукулл оказался наместником трёх провинций, Киликии, Азии и Вифинии, управляя также завоеванной территорией Понтийского царства. К нему перешло командование над армией Котты, наместника Вифинии до 70 года, и в армии Лукулла теперь было 8 легионов, хотя и поредевших за время войны. Впрочем, по меньшей мере один раз в 70 годах Лукулл получал из Рима подкрепления. Во время войны с Митридатом Лукулл захватил казну царя и располагал огромными денежными средствами. Фактически он оказался чем-то вроде вице-императора Востока, на тот момент самым могущественным человеком в Республике, да, пожалуй, и во всей Средиземноморской Ойкумене.

В 70 году Лукулл не добился от Тиграна выдачи Митридата и начал войну уже против Тиграна. С небольшой армией в 3 или 4 легиона, углубившись в Азию на полторы тысячи километров, Лукулл несколько раз разбил армию Тиграна, взял его главные города, но осенью 68, из-за плохой погоды, говорят историки, оставил преследование отступившего на север Армении Тиграна, повернул во владения Тиграна в Месопотамии, там взял большой город Нисибин и зимовал в нём. Во время войны с Тиграном у Лукулла сенат и народ в Риме отнимали одну за другой провинции, в 69 году его лишают Азии, затем Киликии и наконец Вифинии и Понта, переданных вместе с командованием новому проконсулу, Глабриону, в 67 году. Во время зимовки армии в Нисибине в 68-67 годах Клодий, подчинённый и брат жены Лукулла, поднял на мятеж против командующего солдат так называемых фимбрианских легионов, прослуживших уже более 10 лет. Лукулл был вынужден вести не соглашавшуюся дальше воевать армию обратно в римскую Азию. Тем временем Митридат вернулся в Понтийское царство и отвоевал его у подчинённых Лукулла. Лукулл просил помощи у нового наместника Киликии, стоявшего в провинции с новой армией, но тот отказывается помочь. Глабрион не принимает у Лукулла командование, и Лукулл вынужден выпрашивать у солдат, перед лицом наступающего Митридата, отобравшего все его завоевания, хотя бы не покидать службу. Наконец, в 66 на место Лукулла в Риме избран Помпей с высшей военной властью на востоке и на море, с широчайшими полномочиями и новой большой армией, и в один год побеждает Митридата. Солдаты, которые бунтовали и требовали у Лукулла отставки, добровольно идут воевать в армии Помпея.

Картина получается пёстрая, но очень много событий в ней не вытекает одно из другого. Рим то выставляет в поле сотни тысяч солдат, то не может послать Лукуллу и десяти тысяч подкреплений, Лукуллу то дают в управление полцарства, то, в разгар побед, отбирают, подчинённые после многих лет службы перестают ему подчиняться, римские наместники обращаются с ним как с врагом. До сих пор я не встречал объяснения этого, которое бы меня удовлетворило.

Я предложу своё объяснение, в котором буду исходить из того, что все участники этой истории действовали разумно и целесообразно, руководствовались разумными интересами и добивались разумных же целей.

Римское правительство

Я исхожу из того, что, несмотря на ежегодную смену власти в римской Республике в результате выборов новых консулов, в 70 и в 60 годах (да и раньше и позднее тоже), политику Рима долгие периоды времени определяли группы (клики, фракции, партии, назовите это как хотите) римских аристократов. Такая группа, связанная обычно родственными связями и политическими союзами через браки или просто дружескими отношениями (дружба-amicitia между римскими аристократами была долговременным политическим союзом) удерживала власть, продвигая, прежде всего, своих членов на посты консулов, преторов и в наместники провинций. Через какое-то время группа слабела или разваливалась и на её место приходила новая. Открыто об этом никто не объявлял, и историки практически никогда об этом не пишут, но состав, периоды правления, политику, подъём и падение таких групп можно вычислять по известным фактам. В целом такой подход выводится из аксиомы, что люди ведут себя разумно и целесообразно, способны договариваться и действовать совместно. Довольно часто историки рассматривают обычно действия каждого консула по отдельности, как будто он, находясь у власти, заботился исключительно о себе и преследовал своими действиями только личные цели, и выходит странная и хаотичная картина, о которой я говорил выше. Ещё я предложу более чётко увязать события в Риме и в Азии по времени, что тоже редко делают.

В 71 году к власти в Риме пришла группа,ядром которой были члены рода Цецилиев-Метеллов, она держалась у власти до 67 года, когда начался её распад, и окончательно потеряла власть на рубеже 66-65 годов. Видимо, клика Метеллов играла важную роль в политике и в 70-е годы, но об этом времени известно гораздо меньше, так что о 79-72 трудно говорить так определённо, тогда всё было сложнее.

Вот генеалогическая схема, на которую попали почти все консулы 70-60  годов из группы Метеллов и другие герои нашей истории. Те Метеллы, которые были консулами именно в 70-66, обведены. Что они делали и где были в 67 году – можно посмотреть на карте в самом конце текста.

(Полную схему можно посмотреть на Сайте «Древний Рим» по адресу  http://ancientrome.ru/genealogy/stemm/syme/metelli.htm )

 

Правление Метеллов в 70-66

Метеллы захватили власть и разгромили группу Красса так: Помпей в 71 году вернулся из Испании в Италию с армий после победы над Серторием, в Италии он сумел ещё разгромить отряд из войска Спартака и привел армию к Риму. Помпей и так был популярен как полководец, но он ещё и выступил как народный вождь – популяр, пообещал провести реформы, отменявшие наиболее непопулярные реформы Суллы – восстановить положение народных трибунов и передать суды от сенаторов к всадникам. Помпей успел выдвинуть свою программу раньше, чем Красс. Когда Красс тоже подошел с армией к Риму после победы над Спартаком, Помпей стал демонстративно конфликтовать с ним.  Стороны не стали доводить дело до силового противостояния, а в мирном Красс проиграл, консулами выбрали его противников, Метелла и Гортензия (союзника Катула, в 70 году эти двое поддержали Метеллов), Красс был вынужден отказаться от проконсульства и не смог ничего сделать с тем, что новые цензоры-сторонники Метеллов вычистили большинство фракции Красса из сената.  В результате Красс и его фракция утратили большую часть влияния, потеряли доступ к магистратурам и смогли постепенно оправиться только через несколько лет.

Те же цензоры записали в граждане 900 тысяч человек – в два раза больше, чем было в списках граждан до этого. Это должно было радикально изменить политическую сцену Республики, сделав количество избирателей уже запредельно большим для обычных полисных всеобщих выборов и менее поддающимся традиционному контролю со стороны римских аристократов, ранее деливших избирателей-клиентов между собой. Выборы теперь стали гораздо менее управляемыми традиционными аристократическими способами. Однако для тех, кто применял другие, не адресные способы воздействия на массы избирателей – риторику, манипуляции с помощью предложения популярных реформ, увеличение массы избирателей должно было облегчить управление ей. Метеллы одерживали победы на консульских выборах на 69, 68 (дважды, включая выборы суффекта), 67 и 66 годы. Похоже, Метеллы – группа из буквально нескольких человек во главе с Метеллом Пием и Сервилием Исаврийским — взяла под контроль все главные должности и принятие главных решений, удерживала исключительно за собой ключевые провинции и «чёрные» денежные потоки, далеко отодвинув от власти и денег остальные группы аристократии (в 70-х, кажется, аристократический консенсус был шире). Едва ли у них было прочное большинство в сенате, и чем дольше они удерживали монополию на власть, тем больше росло противодействие других влиятельных групп аристократов, оттеснённых от власти. В итоге в 66 Метеллов буквально смёл союз консерваторов Катула и радикальных реформаторов Красса. Метеллы с самого начала, с реформ Помпея 70 года, широко использовали демагогию,  за них выступал лучший римский оратор Цицерон, а когда в 67 их власть начала ослабевать, они стали выдвигать одного за другим народных трибунов-демагогов Габиния, Корнелия и Манилия, которые своими предложениями и действиями привлекали на свою сторону римскую толпу и противопоставляли её сенату и противникам Метеллов. В провинциальной политике Метеллы, похоже, сосредоточились на извлечении максимальной «чёрной» прибыли из провинций, пиратство в годы их власти расцвело как никогда.

 Использование армии для переворота.

В 88 году консул Луций Корнелий Сулла повёл преданную ему армию, собранную на юге Италии для похода против Митридата, на Рим. Сулла захватил Рим,  провёл постановление об убийстве своих политических противников и попытался обеспечить избрание своих сторонников в консулы (хотя и не вполне удачно). После этого такой способ захвата власти в Республике вошёл в активный политический инструментарий враждующих групп римских аристократов.

Марий захватил власть во главе армии уже в 87 году и опять Сулла – в 82.  Все 70-е годы армии, воюющие в провинциях, были одновременно угрозой для правительства – так, Помпей из Испании угрожал, что если он не поучит денег на содержание солдат, вернётся с армией в Италию и установит свои порядки (Лукулл, будучи консулом, набрал от направил Помпею подкрепления, очевидно, деньги).Наконец, в 71 году Помпей и Красс подвели к Риму свои армии и так обеспечили Красс – своё избрание в консулы, а Помпей – ещё и захват власти своей группе. Полководцы обеспечивали поддержку солдат, кроме установления с ними клиентских отношений и распределения военной добычи, тем, что уже в Риме требовали принятия закона о наделении солдат за службу землёй. Потом такой закон мог быть не выполнен (как не был выполнен принятый в 70 году закон, наделивший землёй ветеранов Помпея), но в ходе борьбы за его принятие ветераны поддерживали все требования полководца, так он и получал власть.

С другой стороны, армия во главе с полководцем – сторонником правящей в Риме группы, пока эта армия находилась в провинции, была запасным вариантом защиты для этой группы от захвата власти. Противники правящей группы должны были считаться с тем, что после их победы в Риме им придётся через какое-то время столкнуться с вернувшимися вооружёнными сторонниками свергнутых. Так Сулла вернулся с армией в 83 году после войны с Митридатом в Италию и вернул себе власть, победив марианцев. Так и Помпей и Метелл, провоевавшие в Испании все 70-е, так что за это время власть в Риме перешла к Крассу, вернулись, и в 71-70 отстранили группу Красса.

Итак, большая армия, верная полководцу, была угрозой для правительства и средством его смещения. И вот Метеллы начиная с 69 года отчего-то считали Лукулла и его армию не своей страховкой, а угрозой своей власти, не объявляя ему открытой войны, они никак не помогали ему вести войну против Митридата и Тиграна, как будто это была личная война Лукулла, и постепенно окружали его лояльными правительству новыми армиями. Предлагаю читателю посмотреть на карту, она несколько ниже, там показана военная ситуация на 67 год.

Луций Лициний Лукулл

Лукулл был из нобильского, но не самого богатого и не самого удачливого рода – его отец не добился консульства и был осуждён, так что сыновья не располагали большими деньгами. Сильных друзей, покровителей и союзников у семьи Лициниев Лукуллов не было, была только старинная вражда с Сервилиями. Значит, власть и положение Лукулла зависели гораздо больше от него самого. Похоже, Лукулл выдвинулся в первый ряд римских политиков ещё молодым, как доверенный помощник и близкий друг Суллы. В 83 Сулла, отправившись на гражданскую войну, оставил Лукулла как квестора управлять финансовыми делами в Азии, так что к репрессиям Лукулл оказался не причастен.

После того, как Сулла отказался от власти у умер, Лукулл в 70-х годах заключает союз с Метеллами. Метеллов возглавляли три могущественных политика — Метелл Пий, Аппий Клавдий и Сервилий Ватия Исаврийский. Лукулл вступил в союз с ними, женившись на дочери Клавдия — Клодии. Видимо, родовая вражда Лукулла с Сервилиями во всяком случае не мешала Лукуллу сотрудничать с Метеллами. Вероятно, этот союз помог Лукуллу получить командование против Митридата (известно, что Лукулл добился его через сделку с группой Цетега).  Но Лукулл ни в своё консульство в 74 оду, ни после возвращения в Рим в 66 не стал сам политическим лидеров, создателем или даже активным участником какой-либо фракции или группы.

Всё, что мы знаем о Лукулле, говорит о нём как о человеке умеренного честолюбия. Лукулл явно не имел той воли к власти и яростного желания превзойти всех остальных аристократов Рима могуществом, влиянием, стать одним из первых или первым в Республике, как Красс, Цезарь, Помпей. Также Лукулл явно не чувствовал личной, исключительной ответственности за судьбу Республики, как Катул, Катон или Сулла, он никогда не был решительно настроен получить единоличную возможность определять политику Рима, не добивался особого положения для себя в государстве. Он потребовал для себя после победы обычных почестей – триумфа и на этом остановился.

Однако Лукулл отказывался от власти не по причине слабости, отсутствия амбиций или неспособности. Он был твёрдым, решительным, волевым, целеустремлённым человеком, чрезвычайно одарённым в военной области и хорошим администратором и финансистом. Ещё он на своей главной войне 74-66 годов проявил себя деятельно гуманным, во время войн старался минимизировать страдания мирного населения, а в мирное время облегчить налоговое бремя провинциалов в Азии,  особенно заботился о греках.

Лукулл в Азии действовал не как римский лидер своего времени, превращая армию в орудие для личного возвышения, а скорее в староримском, идеалистическом духе. Он не пытался привязать к себе солдат подарками и уступками, а, наоборот, запрещал им грабежи, не ослаблял дисциплину и, кроме одного исключения в 69, не делил между солдатами захваченные деньги. В результате в решающий момент именно армия вышла из-под контроля Лукулла и не позволила ему завершить начатое.

Я пишу это всё потому, что не знаю и не могу предложить убедительной версии главного в истории Лукулла – почему Лукулл в 74-73 вместе с братом получил в руки огромную военную власть, а уже в 69 году Метеллы сочли его настолько опасным для себя, что начали обращаться с ним как с врагом. Так как прямых сведений о том, что пошло не так, у историков нет, придётся предлагать версии, опираясь на известное – синхронию, одновременное рассмотрение событий в их взаимовлиянии и, может быть, на особенности характера и личности Лукулла.

Вот хронология событий.

У имени тех консулов, кто принадлежал к группе Метеллов, я ставлю (М).

Год до н э Консулы и события в Риме Действия Лукулла и другие события на Востоке
74 Луций Лициний Лукулл (М) и Марк Аврелий Котта

Сначала против Митридата направлен Котта, но Лукулл в результате сделки с группой Цетега получает в проконсульство провинцию Киликию и командование в войне с Митридатом.

 

Митридат вторгается в Вифинию. Котта прибывет в Вифинию с армией и флотом, он разбит Митридатом. Митридат осаждает большой греческий город Кизик в Вифинии, союзный Риму. В Азию прибывает Лукулл и идёт на помощь Кизику. В осадной войне под Кизиком зимой 74-73 Лукулл практически уничтожает армию Митридата.
73 Марк Теренций Варрон Лукулл (брат Лукулла) (М) и Гай Кассий Лонгин

М. Лукулл в конце года отбывает в свою провинцию Македонию и начинает войну с союзниками Митридата во Фракии и на Дунае.

 

Лукулл и Котта выбивают понтийские войска из Вифинии и вторгаются в Понт. Лукулл назначен сенатом проконсулом провинции Азии. Видимо, в этом году Лукулл получает подкрепления.
72 Луций Геллий Попликола (М)

Гней Корнелий Клодиан (М)

Коротко говоря, я думаю, что из-за восстания Спартака в Риме в 72 году Метеллы были отстранены от власти и к власти пришел Красс с его сторонниками (бывшая группа Цетега)

Лукулл разбивает Митридата в Понте. Митридат бросает царство и бежит в Армению к Тиграну. Войска Лукулла и Котты осаждают ещё сопротивляющиеся города в Понте.
71 Публий Корнелий Лентул Сура

Гней Ауфидий Орест

Все сопротивлявшиеся римлянам города в Понте пали. Лукулл возвращается в Азию.
70 Гней Помпей Магн (М)

Марк Лициний Красс

Помпей, ставленник Метеллов, становится консулом, блокирует все действия Красса и передает власть партии Метеллов

Лукулл в Азии. Котта возвращается в Рим, передав армию и провинцию Вифиня Лукуллу.

Лукулл направляет Аппия Клавдия послом к Тиграну с требованием выдать Митридата и угрозой войны. Тигран отказывает.

69 Квинт Гортензий Гортал

Квинт Цецилий Метелл (Критский) (М)

Объявлена война критским пиратам, Метелл с армией и флотом направлен на Крит и будет вести  тамвойну до 66 года

 

 

Лукулл вторгается в Армению, побеждает Тиграна, берёт его столицу Тигранакерту.

Лукулла лишают проконсульства в Азии.

68 Луций Цецилий Метелл (М) (умер в должности)

Квинт Марций Рекс (М)

суффект Сервилий Ватия (М) (избран вместо умершего Метелла)

Квинт Марций Рекс назначен проконсулом в Киликию, в конце 68 или в начале 67 года прибывает туда с армией.

 

Лукулл действует против Тиграна, наносит ему поражение в Армении, осенью идёт в Месопотамию, берёт Нисибин и зимует в Нисибине. Зима 68-67 — Мятеж в армии Лукулла, поднятый Публием Клодием.

Лукулла лишают проконсульства в Киликии.

Митридат вторгается в Понт и воюет с легатами Лукулла.

Лукулл восстанавливает на престоле в Сирии царя Антиоха.

67 Гай Кальпурний Пизон

Маний Ацилий Глабрион (М?)

Маний Глабрион назначен преемником Лукулла как наместник Вифинии и главнокомандующий в войне против Митридата.

Помпей по закону Габиния получает верховное командование на море для борьбы с пиратами.

Митридат громит войска Лукулла в Понте.

Лукулл отступает в Вифинию.

Клодий посещает столицу Сирии Антиохию и там устраивает бунт против царя Антиоха.

Проконсул Киликии Марций Рекс отказывается помочь ему воевать с Митридатом. Марций Рекс посещает Сирию и поддерживает в Сирии царя Филиппа, свергшего Антиоха. Клодий – легат (адмирал) Лукулла, в этом ранге он попадает в плен к пиратам.

Проконсульская власть над Вифинией и командование в войне с Митридатом переданы Глабриону. Глабрион стоит с армией в Вифинии, не идёт на помощь Лукуллу и не принимает у него командование.

Солдаты перестают подчиняться Лукуллу.

66 Маний Эмилий Лепид (М?)

Луций Волкаций Тулл (М?) Помпей получает по закону трибуна Манилия народным голосованием верховное командование на востоке для ведения войны с Митридатом и Тиграном.

Помпей прибывает в Азию и забирает армию у Лукулла.

Поражение и смещение Лукулла.

Итак, в завершение я предлагаю свою версию событий двух узловых моментов – перехода в Риме  от сотрудничества к скрытой подготовке столкновения с Лукуллом в 69 и после этого – к открытой конфронтации в 67-66. 

Конфронтация.

Видимо, режим Метеллов с самого момента прихода к власти в 71 испытывал нужду в деньгах, как «белых», законных поступлениях налогов из восточных провинций, так и «серых» и «черных». Из-за того, что Метеллы опирались не на сенат, а на демагогию и городской плебс, они явно были вынуждены тратить больше, в том числе чтобы охранить влияние. Однако из-за войн 70-х бюджет Республики, похоже, не получал достаточно доходов для того, чтобы обеспечить Метеллам достаточные траты на популярность – скажем. закон о наделении землёй солдат Помпея и Метелла, принятый в 70, выполнен не был. Метелланский трибун Макр выступал в 70 за увеличение хлебного пайка для граждан по фиксированной цене, но хлебные раздачи были действительно расширены только в 62 году, когда аннексии Помпея удвоили доходы Республики. То есть, кажется, у Метеллов не оказалось средств на подкрепление демагогии реальными популярными мерами.

Однако Лукулл правительству в получении всех видов доходов скореепрепятствовал.  В 70 году он провёл в Азии налоговые реформы, существенно урезав денежные притязания римских сборщиков налогов и недоимок-откупщиков. Плутарх: «теперь эти ростовщики кричали в Риме, что Лукулл-де чинит им страшную несправедливость, и подкупами натравливали на него кое-кого из народных вожаков; эти дельцы пользовались большим влиянием и держали в руках многих государственных деятелей, которые были их должниками. Зато Лукулла теперь любили не только облагодетельствованные им общины, но и другие провинции считали за счастье получить такого правителя».

Конечно, о том, чтобы римские откупщики держали в руках государственных деятелей,  а именно Метеллов, едва ли можно правдоподобно предполагать. Подобным примеров мы не знаем ни с одной., ни с другой стороны – ни Цезаря и Катилину с их огромными долгами не «держали в руках», то есть не диктовали им, какую вести политику, ростовщики, ни известные нам ростовщики и откупщики налогов, такие, как Аттик, друг Цицерона, или те откупщики, которые пытались в 60-х годах в сенате добиться снижения платы за откуп в Азии, никогда не диктовали свою волю ни консулам, ни правящим группам.  В Риме того времени, как правило, дела обстояли ровно наоборот —  это откупщики зависели от государственных деятелей, дававших им возможность вести бизнес, отдавая им сбор налогов (именно тем откупщикам, которые были недовольны Лукуллом, откупы продали, видимо, цензоры 70 года  Геллий и Лукулл, метелланцы). Но в любом случае из этого пассажа Плутарха хорошо видно, что и с системой «чёрной» эксплуатации Азии через откаты откупщиков римской правящей верхушке Лукулл создал проблемы.

Отдельная история – это отношения Лукулла с пиратами. Он никогда с ними серьёзно не воевал, хотя управлял Киликией, главным пиратским гнездом, 7 лет, в течение которых пиратство в Средиземноморье достигло наивысшего пика и 2 года, 71-70 практически не вёл больших военных действий. Такое впечатление, что с пиратами у Лукулла были договорённости, что он «крышевал» их в Киликии, и что пираты даже действовали на его стороне в его конфликте с правительством. Во всяком случае, в 69, когда у Лукулла отобрали Азию и его конфликт с откупщиками был в разгаре, пираты разграбили Делос, ещё остающийся важным центром римской торговли в Азии, при этом легат Лукулла лишь посоветовал делосцам построить стену от новых нападений. А в 67 пираты захватили в плен Клодия, на тот момент римского легата-адмирала и уже открытого врага Лукулла. В общем, по-моему, достаточно часто пираты оказываются против врагов Лукулла, чтобы предполагать их союз. Можно поэтому и предположить, что Лукулл, во всяком случае с 69 года,  чёрные доходы от крышевания киликийских пиратов с Метеллами не делил.

Действовал ли Лукулл намеренно? Хотел ли он ослабить правительство Метеллов? Я думаю в 70 году вряд ли, скорее всего он считал, что действует в долгосрочных интересах Рима, укрепляет римскую власть, наводя порядок в провинции и облегчая положение провинциалов. К тому же, он едва ли одобрял демагогические и затратные для казны методы Метеллов, или, во всяком случае, считал, что навести порядок в Азии важнее. Опирался ли он на какую-то свою группу? Удивительно, но кажется, нет. На все направленные против него в Риме выпады никто не отвечает. Его единственным верным союзником был родной брат, выигравший свою войну на Балканах и вернувшийся в Рим в 71 году, однако этого было совершенно недостаточно. Но нет никаких сведений о том, что Лукулл имел поддержку в Риме с любой стороны. В 66, или 65 едва вернувшись в Рим, он развёлся с Клодией, формально зафиксировав разрыв союза с Метеллами, а потом заключил союз с группой Катула, женившись на Сервилии.  Но до этого он, насколько можно понять, действовал в Азии сам, а не в интересах какой-либо из боровшихся в Риме за власть групп. Я выше говорил, что Лукулл не пытался взять на себя ответственность за судьбу Республики. Однако часть владений Республики, азиатские провинции, он как раз взял на себя – отвоевал их, навёл в них порядок и все 60-е потом боролся с Помпеем в сенате, отстаивая свой вариант их устройства. Похоже, именно отсутствие поддержки и союзников в Риме и предопределило такое быстрое и катастрофическое падение Лукулла.

Почему тогда Метеллы не отозвали Лукулла, направив ему замену, того же Помпея, консула 70 года, или любого из преторов, или наделив кого из своих консуляров или преториев специальными полномочиями? В 70 году Котте, воевавшему вместе с Лукуллом, не продлили срок полномочий, а Лукулла оставили управлять его провинциями, да ещё добавили Вифинию от Котты. А ведь война в 70 фактически закончилась, оставалось дипломатически урегулировать вопрос с бежавшим Митридатом, это могло сделать и посольство сената, и новый наместник. Сам Лукулл уже направил в Рим, наверное, в том же 70, официальное известие об окончании войны, и сенат через некоторое время прислал комиссию для дипломатического урегулирования и устройства новой провинции – наместник-проконсул уже не должен был этим заниматься. Вот в этом главный вопрос – по моему выходит, что Метеллы в Риме испугались возвращения Лукулла, и предпочли оставить его в Азии подольше, пытаясь тем временем усилить свои военные позиции – почему-то они явно всерьёз готовились к военному столкновению.  Может быть, они по какой-то причине не верили, что Лукулл после возвращения или даже при попытке его сменить мирно распустит армию и не попытается взять власть. А может быть, в ходе переписки и разбирательств Лукулл в какой-то момент написал в Рим что-то, что Метеллы восприняли как угрозу. В конце концов, возможно, Лукулл действительно грозил не подчиниться правительству в Риме.

Лукулл, такое впечатление, в любом случае не хотел конфронтации, и уже тем более гражданской войны, а хотел честно и хорошо закончить свою миссию в Азии и получить заслуженные почести и почетное место в сенате. Но и на уступки он тоже идти не хотел, да и деньгами делиться, кажется, тоже. Так что Аппий Клавдий (ещё один «Метелл», помладше, брат жены Лукулла, на схеме вы можете его увидеть), которого Лукулл в 70 году направил  к Тиграну фактически с ультимативным требованием выдать Митридата, да и сам Лукулл в переписке с Тиграном повели дело к войне. В начале 69 года Лукулл повёл большую часть армии на восток, в поход против Тиграна. Возможно, он думал, что таким образом, кроме завершения своей миссии в Азии — окончательной ликвидации угрозы со стороны Митридата, доказывает свою лояльность правительству. Если так, Лукулл ошибался, в Риме Метеллы продолжали свои приготовления к войне с ним.

Смещение.

В 68 году Лукулл со сравнительно небольшой армией в 4 поредевших легиона, всего, видимо, никак не больше 12-15 тысяч легионеров и с союзными контингентами воюет с Тиграном в Верхней Месопотамии, сначала терпит поражение и несет потери, потом, летом, одерживает победу и планирует идти  далеко на север, на старую столицу Армении. Однако, похоже, что Лукулл оценил свои силы как недостаточные, чтобы и продвигаться на восток, в горы ещё на несколько сотен километров, и защищать операционные линии такого наступления. Похоже, потери вынудили его выбрать менее рискованное продолжение войны – он поворачивает на юг и занимает бывшие владения Тиграна в Верхней Месопотамии и Сирии. Однако это означало продолжение войны на неопределённый срок – Тигран и Митридат могли восстановить армии. Действительно, Митридат в конце 68 вторгся в свои бывшие владения и начал занимать их, побеждая и оттесняя на запад оставленные Лукуллом в Понте оккупационные силы.

Когда-то в это же время Лукулл восстанавливает в Сирии, отвоёванной у Тиграна, царство Селевкидов и ставит на престол в Антиохии царя Антиоха. Конечно, Антиох должен был оказывать Лукуллу за это поддержку в войне – деньгами, поставками продовольствия, возможно, вспомогательными войсками.

Зимой-весной 68-67 происходит вот что. Публий Клодий Пульхр организует мятеж в армии Лукулла, зимующей в Нисибине на Евфрате. Мятеж заканчивается тем, что солдаты отказываются продолжать войну в бывших владениях Тиграна, остаются какое-то время на месте изаставляют Лукулла вести армию назад, в римские владения. Там Митридат разбил легатов Лукулла. Лукулл присоединяет остатки их армии к своей, но не может уговорить солдат воевать.

В Киликию прибывает новый наместник, метелланец, консул 68 года  Марций Рекс с армией из трёх легионов, но на просьбу Лукулла прийти к нему на помощь в войне против Митридата и Тиграна даёт отказ.

Тем временем Клодий перемещается в Киликию и той же весной 67 года мы встречаем его уже в высоком чине легата или префекта (старшего офицера, имеющего право на самостоятельное командование, приблизительный аналог или адмирала), командующего флотом Марция Рекса,  во время командования Клодий как-то попадает в плен к пиратам. Пираты его опускают и вскоре после этого Клодий оказывается в Антиохии, где поднимает мятеж против царя Антиоха. Марций Рекс в том же году поддерживает в Сирии Филиппа, свергшего Антиоха и ставшего новым царём, Рекс лично приезжает в Антиохию и ведёт там строительство.

Мятеж во время войны, seditio,  – тяжкое преступление, за которое в Риме полагалась высшая мера наказания. Однако Клодия, сбежавшего из армии Лукулла к Рексу, у Рекса не только не судят, а сразу назначают на высокую должность. Итак, мятеж организован агентом правительства, мятеж, совпавший с прибытием в Киликию Рекса с новой армией – очевидное объявление войны Лукуллу. Метеллы, наконец, собрали силы для открытого удара и не хотят больше ждать. Но и успех мятежа не заканчивает враждебных действий Метеллов против Лукулла, который, казалось бы, обезоружен. Лукулла ещё не отзывают, его вынуждают сражаться с Митридатом, всё так же без подкреплений, без поддержки, с поредевшей и бастующей армией. Тем временем его союзника Антиоха Рекс заменяет на лояльного себе царя. Кажется, Метеллы ставят Лукулла перед выбором – или потерпеть поражение от Митридата и, возможно, погибнуть, или заключить позорный мир с Митридатом, помириться с армией, подкупив её деньгами и обещаниями ещё больших денег и поднять солдат на войну против Рима, как это сделал покровитель и наставник Лукулла Сулла в 85 году. Оба варианта должны окончиться позором и гибелью Лукулла. Но Метеллы, похоже, сильно переоценивают силы и возможности Лукулла: он-то, без хоть минимально послушной армии, ничего из этого сделать просто не может (да и не хочет, конечно, его честность и упорство Метеллы тоже недооценивают)!  Ситуация становится тупиковой – Метеллы все возможные враждебные действия, кроме открытой войны, совершили, но Лукулл как-то держится в рамках лояльности республике, и армию с остатками престижа сохраняет.

Митридат за 67 год восстанавливает армию и занимает опять всё своё бывшее царство, Лукулл отступает всё дальше на запад, солдаты отказываются сражаться и согласны только не расходиться из лагеря. В Азию прибывает Глабрион, консул 67 года, ещё с одной новой армией, емупереданы Вифиния, Понт и командование над армией Лукулла. Но Глабрион не принимает у Лукулла командование! Он до последнего избегает встречи с Лукуллом!

Наконец, в 66 году Помпей, который получил в Риме верховное командование на Востоке, и все провинции, контролируемые Метеллами – Крит у Метелла Критского, Киликию, у Рекса Вифинию у Глабриона, вместе с их армиями (среди Метеллов в 67 году произошёл раскол, Помпей стоял во главе отколовшейся группы, победившей и отстранившей от власти этих троих, но это тема для отдельного рассказа), встречается с Лукуллом и принимает у того внешне – командование, а фактически — капитуляцию.

Заключение.

Итак, я исходил из предположения, что вопреки распространённому предположению Римской республикой в 1 веке до нашей эры управляли не сменяющие друг друга и действующие каждый сам по себе, исходя главным образом из личных предпочтений и эмоций люди, а организованные группы политиков-аристократов, действующие последовательно, целесообразно и разумно, способные воплощать долговременную политику не на протяжении одного года-консульства, а передавая власть друг другу, при этом, правда, не обязательно всегда успешно.

Такое предположение позволяет толковать действия людей, правивших Республикой в 70-66 годах (Помпея, Метелла Критского, Марция Рекса, Ацилия Глабриона, их родственников Клодиев и некоторых других римских политиков, связи с которыми Метеллов можно проследить) по отношению к Лукуллу не как необъяснимые с точки зрения их личных интересов, несогласованные и хаотичные, а как последовательные, основанные на оценке положения и успехов Лукулла как опасных для власти их группы  и направленные на то, чтобы постепенно ослабить Лукулла и привести его к поражению в войне с Митридатом и Тиграном.

Лукулл, хотя и был великолепным, гениальным полководцем и талантливым администратором и реформатором провинциального управления, не смог в конечном счёте ничего противопоставить организованной силе группы могущественных аристократов, монополизировавших на несколько лет власть в Риме, чьим интересам он объективно мешал и вредил своей политикой в Азии. Главной причиной падения Лукулла стало то, что он не имел в Риме союзников, которые бы смогли защищать его от подрывных действий его противников. Однако благодаря своим выдающимся военным талантам и истинно римской стойкости Лукулл сумел избежать полного поражения и, возможно, даже гибели и продержаться до тех пор, пока группа Метеллов не распалась. Главные враги Лукулла – Метелл Критский, Марций Рекс и Ацилий Глабрион, потеряли власть одновременно с ним, и тогда же вынуждены были вернуться и несколько лет ожидать триумфа у стен Рима, видимо, ведя переговоры об условиях подчинения новым правителям Республики.

Положение римских военных сил (с указанием командующих)на Востоке к концу 67 – началу 66 года (точное время прибытия Глабриона в Вифинию неизвестно).

 

 

 

 

 

 

Научная литература по теме:

Смыков Е. В.ЛУЦИЙ ЛИЦИНИЙ ЛУКУЛЛ: ПОЛКОВОДЕЦ И ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ – статья размещена на сайте «Древний Рим»,

http://ancientrome.ru/publik/article.htm?a=1351515476

 

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*