Нетрадиционные религиозные организации Луганской области

От редакции: В рамках подготовки к обсуждению тоталитарных сект, которое состоится на заседании Философского монтеневского общества в среду, 3 апреля, мы предлагаем читателям Одуванчика узнать о ситуации в этой сфере накануне войны 2014 года. Статья на эту тему была опубликована в третьем сборнике ФМО «Донбасс в огне», который есть в открытом доступе на нашем сайте. Доктор философских наук, профессор Валентина Васильевна Патерыкина охарактеризовала феномен новой религиозности в Луганской области в постсоветский период. 

***

Гротескной культуре постмодерна присуща религия в форме китча. Новая религиозность, под которой понимают нетрадиционные религии,  объединяет интерес к мистике, эзотеризму и оккультизму. Вне  религиозного контекста, оторванные от структуры географического местоположения той среды, члены которой их практикуют, нетрадиционные религии способны делать еще более гротескной культуру постмодерна.

В нетрадиционных религиях единый божественный абсолют деструктурализирован, а плюралистичность постмодерна делает его образ треансцендентальным. Вместе с тем, само содержание религии не отменяет существование Бога: религиозный постмодерн лишь создает верующего с эклектическим мировоззрением, отсутствием авторитетов и существующих обрядов, а само понятие «Бог» в пространстве децентрализации, иронии, эпатажности становится симулякром.

Несмотря на мозаичность всех нетрадиционных религий, их можно классифицировать, но достаточно условно.

  1. Неохристианские объединения, для которых характерно стремление сцементировать христианские вероучения с элементами восточных религий: «Межнародная церковь унификации», «Дети Бога», «Церковь тела Христа», «Богородическое братство», «Великое Белое братство».
  2. Сайентологическое направление, которое  наукоподобно и мистически трактует разные неисследованные явления психики человека и окружающей среды, связь Земли с высшими космическими силами, контакты с неопознанными летающими объектами.
  3. Неоориенталистские культы, которые репрезентуют западное воплощение индуистских и буддистских культур. Их особенностью является антирационалистическая направленность, а также способы психофизического влияния на людей: «Международное общество сознания Кришны», «Тихоокеанский дзен-буддистский центр», «Миссия Божественного света», «Махарай Джи».
  4. Сатанинские группы, в которых практикуется культ дьявола, преувеличено значение зла и насилия, проповедуется общение с мистическим источником зла – демонами, сатаной. Деятельность этих групп отличается особой жестокостью, тайными ритуалами посвящения и отправления культов.
  5. Религиозно-мистические культы с их распространением оккультных учений, новой магии, спиритизма, астрологии, знахарства.

Эта классификация достаточно условная, поскольку совершается при доминировании какого-либо признака секты. Более того, в вероучениях содержится эклектика, а по численному составу и по срокам существования они разнообразные и гибкие.

Руководители неорелигиозных организаций используют всевозможные  способы для привлечения новых сторонников: контроль времени и деятельности, подчинение регламентированному графику, что приводит к трансоподобному состоянию эмоционально гибкого человека;  у неофитов уничтожается желание высказывания  чувств о своем прошлом и будущем; используются методики, которые приводят к трансу; практикуются исповедальные сессии, во время которых члены организации дают информацию о прошлых  и настоящих грехах; групповое давление, которое требует поддержания  идей группы.

Луганщина считалась традиционно стабильной в религиозном отношении и не отличалась разнообразием религиозных конфессий. Приблизительно 95% верующих исповедовали ортодоксальное христианство, но в последние десятилетия ситуация несколько изменилась и стали появляться экзотические организации, не имеющие, казалось бы, почвы.

Не следует представлять дело таким образом, что Луганщина находится на периферии мировых культурных процессов. На ее пространстве репрезентованы как те религиозные организации, которые пришли извне, так и те, которые выросли на собственной славянской почве.

В области  в начале 90-ых годов в Стаханове,  Алчевске, Луганске стали появляться буддистские центры, в которых до удовлетворения религиозных потребностей было крайне далеко: в этих религиозных организациях занимались изучением боевых искусств, они служили для прикрытия коммерческой деятельности.

Сторонники «Международной организации сознания Кришны» создали в городе Алчевске центр ведической культуры, где кроме ознакомления с общекультурными аспектами (ведическая кухня, история костюма) изучались основы кришнаизма.

Заслуживает внимания общество «Таолан» («Звезда заветного христианства вольной религии мира»), которое объединяло несколько десятков человек. Теоретической основой этой организации являлось объединение кришнаитов, христиан, пацифистов ради сплочения всех религий мира. Скорее всего, объединение представляло общественную организацию, созданную на религиозной почве.

Сотрудник Института кибернетики, кандидат технических наук Юрий Кривоногов, пребывая в Донецке в командировке с чтением лекций об оккультных и паранормальных явлениях, проникся идеей создания «Великого Белого братства». Ему помогала Марина Цвигун, ставшая впоследствии его женой. Целью «Великого Белого братства» было собрание «верного остатка» – 144 тысяч юсмалиан, которые в день конца света должны попасть в рай, остальные – в ад. На 24 ноября 1993 года был назначен конец  света руководителями этой организации. Юоанн Свами и Мария Дэви Христос должны были «уйти» последними. После их распятия тела должны пролежать три дня на улице, а потом воскреснуть и вознестись. Но конец света не произошел, а в марте 1996 года руководители организации были осуждены по нескольким статьям – за организацию ритуалов, наносящих вред здоровью людей (эта статья была специально добавлена в Уголовный кодекс во время следствия), хулиганство и захват государственного здания. Марину Цвигун приговорили к четырем годам лишения свободы, Юрия Кривоногова – к семи.

В начале 90-ых годов была попытка зарегистрировать филиал «Великого Белого Братства» в городе Луганске, а цветное изображение Марии Дэви Христос долгое время украшало переход железнодорожного вокзала областного центра.

Еще одна организация «Дети Бога» или «Семья любви», созданная Дэвидом Бергом в конце 60-х годов ХХ века,  проповедует свободную любовь. Перед своей кончиной в 1994 году Дэвид Берг находился в международном розыске. В 1995 году верховный суд Великобритании признал, что секта занималась растлением, в том числе несовершеннолетних; проституцией, как методом вербовки; получением доходов; сокрытием налогов.

Одна из разновидностей секты «Семьи любви», «Божья семья» пыталась проповедовать во Дворце культуры им. Ленина в Луганске. Возглавлял эту организацию инвалид второй группы по хроническому психическому заболеванию, о чем писала «Луганская правда» 11 апреля 1998 года.

Хотя термин «тоталитарные секты» сравнительно новый (в 1993 году впервые использован А. Л. Дворкиным), но он гармонично вошел в культурологическое пространство. Интересно отметить такую случайность (а может – нет?), что появление термина во времени совпало с продвижением идей постмодерна на славянское пространство. Тоталитарными сектами стали называться особенные авторитарные организации, лидеры которых, стремясь к власти над своими последователями, прячут свои намерения под религиозными, политико-религиозными, психотерапевтическими, оздоровительными, образовательными, научно-познавательными, культурологическими и другими масками. Все нетрадиционные организации, несмотря на различные теоретические основы, создали верующего с эклектическим мировоззрением, отсутствием традиционных авторитетов. В отличие от классических религий большинство неорелигий не создало ритуалов, которые сопровождают жизненный путь человека.

Руководители нетрадиционных религиозных организаций симулируют идею Бога, выдают себя за пророков, библейских персонажей. Имитация традиционной обрядовости  приводит к шоуменизации обрядов в нетрадиционных организациях. То есть, основатели нетрадиционных организаций симулируют идею Бога – творца, которая складывалась на протяжении тысячелетий. Через симулятивность просматривается ирония, поскольку обыкновенные земные люди со своими недостатками пытаются занять место воплотителя общечеловеческих идеалов. Десакрализация самого понятия Бога заменяется харизматической персоной лидера нетрадиционной организации, то есть своеобразным гуруизмом. У мунитов Сан Мен Мун – Князь мира; культ Шри Чин Моя приписывает своему руководителю богоподобные качества; культ Саид Бабы провозглашает его Господом; в организации «Дети Бога» основатель Дэвид Берг обозначил себя как пророк Моисей;  в «Великом Белом Братстве» Марина Цвигун  определяла себя как Матерь Мира и Иисуса Христа, а Юрий Кривоногов как  Иоанн Креститель; Виссарион («Церковь последнего завета») отождествляет себя с мессией и проводником Духа Святого; Богочеловеком, Победителем Природы, Богом Земли считал себя Порфирий Иванов и т.д.

В определенном смысле можно назвать практически все сектантские движения коммерческими культами, поскольку они прежде  всего направлены на наживу, на земное благополучие руководителей организаций. Процессы глобализации делают невозможным сохранение какого-либо географического пространства свободным от влияния любых идей, в том числе и нетрадиционных религиозных организаций.

Патерыкина, В. В. Нетрадиционные религиозные организации Луганской области / В. В. Патерыкина // Донбасс в огне. Альманах. — Луганск : Большой Донбасс, 2018. — С. 241 — 245. 

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.