Проблемы теоретического осмысления социокультурных трансформаций

Нина Ищенко

УДК 130.2:316.2

Изучение общества в целом и его изменений представляет собой самую сложную задачу научного познания. Используя структурно-функциональный подход, общество можно представить как социокультурную систему социетального уровня. В настоящее время ни одно общество на земле не развивается изолированно, и все социумы в той или иной степени включены в общую систему, взаимодействуя с разными культурами. Варианты изменений общества в этих условиях очень разнообразны, и весь спектр идущих в социуме процессов представляет собой социокультурную динамику данного социума. Важной частью социокультурной динамики являются социокультурные трансформации, изменяющие всю социокультурную систему социетального уровня и влияющие на каждую ее подсистему. Хотя изучение социокультурных трансформаций очень важно для понимания глобальных процессов, идущих в обществе, нельзя считать концептуализацию этого вопроса удовлетворительной. В современной науке существует несколько разных теорий, описывающих социокультурные трансформации. Их анализу посвящена данная статья.

Социокультурные трансформации представляют собой масштабные социокультурные изменения, которые охватывают все общество в целом.   Социокультурная динамика любого общества в наше время наблюдается в ситуации межкультурной коммуникации разных народов и социумов, что приводит к изменению культурного пространства этих обществ, затрагивающих культурное ядро данной культуры. Деформация и разрушение культурного ядра означает разрушение культуры как целого. Антропологический аспект разрушения культуры проявляется в том, что в рамках данного социума перестает формироваться тот конкретно-исторический тип человека, который способен формировать и творчески воссоздавать данную культуру.  Таким образом, именно антропологический анализ социокультурных трансформаций представляется наиболее перспективным для уяснения возможностей сохранений культурной идентичности в условиях интенсивной межкультурной коммуникации. Однако в современных исследованиях антропологический анализ социокультурных трансформаций отходит на второй план, уступая место социологическому анализу социокультурной динамики.

Понятие социокультурной трансформации также многозначно и сложно. Нам удалось выделить два основных определения, которые задают вектор возможных вариантов использования этого термина. Первое из них представлено в докторской диссертации Е. А. Ерохиной, второе – в статьях А. Н. Тарасова.

Ерохина понимает социокультурную динамику как единство двух процессов: «…цивилизационного процесса и социокультурной трансформации конкретного (отдельного) общества. Понятие цивилизационного процесса отражает преобразование географического пространства в социокультурное в результате деятельного освоения определенной территории. Понятие социокультурной трансформации отражает преобразование свойств (качеств) отдельного общества под влиянием исторического процесса» [4, с. 18–19].

Социокультурная трансформация у Ерохиной представляет собой движение общества от традиции к современности, то есть, по сути, линейный прогресс социальных форм, имеющий универсальное значение. Цивилизационный же процесс отражает локальную специфику социокультурной трансформации, иными словами, выражает то особенное, что привносит данная цивилизация в общее движение по единому пути развития.

«Социально-историческая трансформация конкретных обществ… представляет собой систему, которая включает две стороны: усложнение и упрощение, прогресс и регресс, изменчивость и устойчивость» [Там же, с. 52]. Это возвращение к определению процесса, которое дано П. А. Сорокиным, и подтверждение того, что формальные критерии не позволяют адекватно выразить культурные процессы. Поэтому Ерохина задает направление изменений: социокультурная трансформация есть движение от традиции к модерности, то есть процесс, с начала Нового времени имеющий несомненную положительную ценность в рамках европейской культуры. Таким образом, социокультурная трансформация оказывается усложнением общества и развитием новых форм, которые ведут к современному сложному глобальному обществу.

Противоположную точку зрения высказывает А. Н. Тарасов, доцент кафедры философии, социологии и теологии Липецкого государственного педагогического университета имени С. П. Семенова-Тян-Шанского, который исследует социокультурную трансформацию уже более десяти лет. Для Тарасова социокультурная трансформация – синоним кризиса культуры.  В статье, посвященной концепции социокультурной трансформации, Тарасов все же отличает трансформацию от кризиса культуры. Автор указывает, что кризис является непременным условием роста культуры и нередко сменяется расцветом. Кризис культуры представляет собой период поиска культурой новых оснований и переоформления собственных смыслов, в отличие от социокультурной трансформации, которая никогда не сменяется расцветом данного общества и всегда кончается его гибелью [16, с. 211]. Тарасов рассматривает как социокультурную трансформацию период эллинизма, когда погибла античная цивилизация, и современный период, который он тоже считает временем непреодолимого кризиса во всех сферах. В такой трактовке социокультурная трансформация не несет обществу ничего положительного, не проявляется как усложнение форм и развитие техники, а означает просто умирание социокультурного субъекта.

Нам представляется, что избежать этих крайностей можно, вернувшись к более общим взглядам Сорокина, на основании которых и развились оба полярных подхода.

П. А. Сорокин, американский социолог русского происхождения, занимался вопросами общественного развития, что нашло отражение в четырехтомном труде «Социальная и культурная динамика» (1937 – 1941), и ввел понятие социокультурной динамики в гуманитарную науку XX века.

В указанное понятие Сорокин включает все социокультурные процессы, которые происходят в обществе. При этом Сорокин считает синонимами понятия «изменение» и «процесс», называя процессом любую модификацию каких-либо качеств субъекта процесса [15, с. 98]. Анализ процесса, который дает Сорокин, применим к социокультурному изменению как таковому.

При анализе социокультурного процесса Сорокин выделяет четыре его характеристики: субъект изменений, пространственные отношения, временные отношения и направление изменений [Там же].

Без субъекта изменений мы не можем говорить о том, что изменяется именно выбранная для рассмотрения социокультурная единица. В любых переменах должно быть неизменное ядро, сохраняющее идентичность. Наличие такой неизменяемой основы и дает возможность проводить анализ. Таким образом, сохранение идентичности при социокультурных изменениях – основное условие научного познания социокультурных систем.

Пространственная характеристика изменений, по Сорокину, двойственна: пространство может быть как географическим, так и социальным [Там же, с. 100].

Социальное пространство – это система социальных отношений между людьми данного общества [14, с. 29]. Социальное отношение представляет собой объективную структуру, существующую независимо от воли и сознания людей. Социальное отношение можно рассматривать как механизм, статистически порождающий наличное распределение различий в социальном пространстве [6]. Социальное пространство не является простой совокупностью мест и положений [1, с. 221]. Оно характеризуется структурностью, протяженностью, сосуществованием и координацией имеющихся в нем элементов [19, с. 50].

Хотя социально пространство статично, оно содержит динамику в снятом виде. Социальное пространство является результатом всех действий, совершенных в прошлом [10, с. 84]. Эти действия определяются социальными отношениями, совершаются различными субъектами социального действия, имеющими систематически взаимосвязанные свойства [3, с. 76]. Позиция данного субъекта в социальном пространстве определяется его позициями в различных системах – экономической, культурной, социальной и символической [2, с. 16]. Перемещение в социальном пространстве требует усилий, выражается в совершенной работе и измеряется затраченным временем. Расстояние в социальном пространстве также измеряется временем [Там же, с. 18].

Структура социального пространства складывается из устойчивых зон человеческих взаимоотношений, которые определяются в различных контекстах: как взаимодействия индивида с миром и как социальные взаимодействия с окружающими людьми по крайней мере в трех кругах – ближайшем, близком; приближенном; дальнем [7, с. 108]. Свойства социального пространства определяются его структурой. Многообразием социальных отношений (родственные, служебные, соседские и т. д.) обусловлена многомерность социального пространства [14, с. 29].

Таким образом, структура социальных отношений данного общества представляет собой его социальное пространство, а пространственные отношения являются необходимой характеристикой социокультурного изменения. Эту характеристику можно расширить и рассматривать изменения в социокультурном пространстве, которое фундировано географически, но к географическому пространству не сводится, а социальное пространство включает в себя как составную часть [18, с. 15].

Временную характеристику изменений Сорокин считает необходимой. Напомним, что именно Сорокин в 1937 году ввел в науку понятие социального времени, то есть он понимает время не астрономически, а как меру социального движения в обществе [21].

Направление же процесса – самая важная из его характеристик, отличающая хаотические изменения от закономерных и позволяющая выделить общие тенденции, которые только и делают возможным использование категории процесса в научном познании.

Таким образом, анализ Сорокиным социокультурных изменений не потерял своей научной значимости. В случае социетальных систем субъектом изменений является социокультура как целое, изменения происходят в социокультурном пространстве и социокультурном времени, а направление изменений позволяет обнаружить закономерности социокультурной динамики и рассматривать такие общие процессы, как развитие, деградация, стагнация, деструкция.

Понятие развития – одно из самых сложных в гуманитарных науках. Оно относится к числу фундаментальных и с трудом может быть обосновано через что-то еще более фундаментальное и простое. Развитие представляет собой диалектическое единство стабильной основы и модифицируемых акциденций. Важнейшим в понятии развития является сохранение идентичности при изменении внешних форм. Можно также понимать развитие как усложнение, а именно рост технического оснащения и самосознания общества [8, с. 147 – 148], однако противоречия этих процессов слишком значительны, чтобы можно было на этом остановиться. История показывает, что усложнение форм духовной жизни может быть признаком угасающей рафинированной культуры на излете ее существования, а простота форм слишком часто оказывается проявлением жизненности и залогом длительного существования субъекта культуры. Таким образом, использование категории развитие при анализе социокультурной динамики требует учета разных факторов в зависимости от конкретного наполнения в каждом отдельном случае.

Деградацию общества современные исследователи, соответственно, определяют как понижение уровня сложности, примитивизация социокультурных систем, которые ведут к архаизации и примитивизации сознания [17]. «Понижение уровня сложности, развитости, системно-иерархической структурированности, полифункциональности какой-либо социокультурной системы в целом, отдельных ее элементов или подсистем» считается признаком деградации и социокультурного кризиса. Однако следует учесть, что слишком сложные и иерархизированные социальные системы склонны к жесткости и не способны в критической ситуации обеспечить нужную социальную мобильность, что и приводит к их гибели. Так, мусульманские государства и русские княжества начала XIII века имели гораздо более сложную иерархию, чем родовое устройство монголов, равно как и Византийская империя накануне крестовых походов была устроена сложнее, чем феодальная вольница крестоносцев, но высокий уровень сложности привел эти социокультурные системы если не к полной гибели, то к длительному кризису и существованию под иноземным господством, что никак нельзя считать положением, противоположным деградации. Таким образом, здесь исследователь сталкивается с той же проблемой, что и при анализе развития, а именно: такие формальные критерии, как усложнение и упрощение, не позволяют адекватно описывать сложные процессы в социокультурных системах и всегда требуют привлечения дополнительных данных.

Понятие социокультурной стагнации тоже не отличается четкостью. Н. И. Лапин, член-корреспондент РАН, руководитель Центра социокультурных изменений Института философии РАН, не определяет социокультурную стагнацию, а использует данное понятие скорее как антиценность, в противоположность инновации, модернизации и развитию [9]. Социокультурная стагнация понимается как некоторая культурная корреляция экономической стагнации, как синоним застоя и стабильности, как этап социокультурной деградации [9; 11; 17]. Таким образом, хотя понятие социокультурной стагнации и востребованно, на данном этапе оно требует более серьезной теоретической разработки.

Осмысление терминологических оттенков в употреблении понятия «деструкция» тоже не завершено [13, с. 106]. Разные науки о человеке и обществе считают деструкцию частью своего предметного поля и определяют ее по-разному. В применении к обществу в целом деструкция определяется как результат деградации социальных форм, которая сопровождается архаизацией и примитивизацией культурной сферы [17]. Результатом социокультурной деструкции социетальной системы является полное разрушение общества, однако вопрос с его культурой не столь определен – многие культурные формы продолжают жить в отрыве от породивших их социальных отношений, включаясь в другие социокультурные системы.

Даже полная деструкция социальной сферы может не сопровождаться полным уничтожением культуры. Как показали исследования американского антрополога М. Дж. Херсковица, изложенные им в книге «The Myth of the Negro Past» (1941), даже рабы, то есть полностью оторванные от своего общества люди, занимающие самые нижние ступени в новом обществе, куда их включили насильно, сохраняют свою культуру и не являются белым листом и чистой доской, как это предполагалось ранее [20]. Таким образом, социокультурная деструкция, как и другие категории социокультурной динамики, столь же многозначное понятие, как и культура в целом, и требует серьезной доработки.

Рассмотренные процессы социокультурной динамики выделяются по формальным признакам (упрощение/усложнение, создание/деструкция) в отвлечении от собственно культурного содержания процесса. Попытка адекватно описать вектор культурного развития общества предпринимается с помощью понятия «социокультурная трансформация».

Внутренние причины социокультурных трансформаций признаются современной наукой более важными и решающими, чем внешние [15]. Внешнее воздействие на сложную социокультурную систему запускает различные механизмы реагирования на это воздействие, которые активизируются или впервые создаются на основе работающих констант социокультуры, то есть определяются ее социокультурным пространством и временем. Социокультурное пространство генерирует фундаментальные условия включения коллективных субъектов в практическую деятельность, обеспечивая социальное развитие общества. Социокультурное время как одна из базовых констант социокультурного бытия задает условия социокультурной трансформации конкретных обществ [4, с. 115].

Социокультурная трансформация охватывает все общество в целом, поэтому при изучении трансформационных процессов социокультурной динамики можно рассматривать социальные трансформации и культурные трансформации отдельно. Как утверждает Ерохина: «…культурная динамика отражает процесс смены типа воспроизводства культуры, а социальная динамика – смену типа социальной организации общества» [Там же, с. 118].

В современной социальной философии социальные трансформации определяются как «наиболее фундаментальные, коренные преобразования в обществе, которые, затрагивая все его стороны, существенно изменяют способ и принципы социальной организации, социальную структуру и характер взаимосвязей социальных субъектов» [12, с. 12]. Социосистемные социальные трансформации разделяют на трансформации социальной структуры общества, социальных связей и социальных норм  в данной культуре [Там же].

Трансформации социальной структуры общества заключаются в появлении новых социальных групп, исчезновении старых, а также в смене роли и места социальной группы в социальном пространстве. Трансформация социальных связей представляет собой направленное изменение социальных отношений и взаимодействий в обществе. Трансформация социальных норм какого-либо общества заключается в изменении регулирующего принципа существования и функционирования социального пространства. Как таковой, этот принцип выражается в культурном архетипе как один из элементов целостного образа, выражающего в символической форме антропологический тип данной культуры. Сохранение культурной целостности данного общества возможно, если трансформации социальных норм происходят в тех границах, которые задаются культурным архетипом. Нормы социальной жизни, которые реализуют разные варианты культурного архетипа, делают возможным как трансмиссию культуры, так и развитие новых потенций, не реализованных ранее.

Социальные трансформации всегда сопровождаются трансформациями культуры, которые могут идти в другом ритме, но тем не менее имеют место. В своей обобщающей работе современный российский исследователь В. И. Ионесов отмечает: «Трансформация культуры есть переходный процесс, в котором осуществляется радикальное, качественное преобразование культурной системы, направленное на преодоление и выстраивание границ посредством структурирования, реорганизации и опредмечивания культурных сущностей» [5].

Сорокин обобщает в понятии социокультурной динамики любые изменения в обществе, используя общенаучное значение термина «динамика». Мы предлагаем использовать этот подход в изучении социокультурных трансформаций и считать социокультурной трансформацией социетальной системы такие изменения, которые затрагивают все общество и большую часть его подсистем и приводят в результате к качественному изменению социокультуры, с сохранением, однако же, ее тождественности на всех этапах трансформации.

Тождественность социокультуры как целого осуществляется благодаря культурной теме данного общества, которая реализует культурный архетип этой культуры. Таким образом, если культурная трансформация, затрагивая разные сферы культуры, сохраняет ее культурный архетип, это позволяет воссоздать в новых условиях базисные для данной культуры формы социального взаимодействия, культурные темы и эстетические системы, формирующие социально одобряемые поведенческие стратегии, создающие в данной культуре тот конкретно-исторический тип человека, который способен формировать, воспринимать и сохранять эту культуру. Сохранение антропологического типа в социокультурных трансформациях позволяет сохранить тождество культуры и обеспечить ее трансмиссию в социокультурной динамике.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Бедаш, Ю. А. Концепция социального пространства Анри Лефевра / Ю. А. Бедаш // Вестник Томского государственного педагогического университета. – 2012. – № 11 (126). – С. 219–224.
  2. Бурдье, П. Социальное пространство и генезис «классов» / П. Бурдье // Бурдье, П. Социология социального пространства : пер. с фр. / отв. ред. перевода Н. А. Шматко. – М. : Институт экспериментальной социологии ; СПб. : Алетейя, 2007. – С. 14–48.
  3. Бурдье, П. Социальное пространство и символическая власть / П. Бурдье // Бурдье, П. Социология социального пространства : пер. с фр. / отв. ред. перевода Н. А. Шматко. – М. : Институт экспериментальной социологии ; СПб. : Алетейя, 2007. – С. 64–86.
  4. Ерохина, Е. А. Этническое многообразие в социокультурной динамике России : дис. … д-ра филос. наук : 09.00.11 / Ерохина Елена Анатольевна. – Новосибирск, 2015. – 451 с.
  5. Ионесов, В. И. Модели трансформации культуры: типология переходного процесса : автореф. дис. … д-ра культурологии : 24.00.01 / Ионесов Владимир Иванович. – Самара, 2011. – 40 с. – Режим доступа:

http://cheloveknauka.com/modeli-transformatsii-kultury-tipologiya-perehodnogo-protsessa #ixzz5D1G5IUoO

  1. Качанов, Ю. Л. Пространство-время социального мира в постструктуралистской перспективе [Электронный ресурс] / Ю. Л. Качанов // Личность. Культура. Общество. Т. 6. – 2004. – Вып. 1 (21). – Режим доступа:

http://anthropology.ru/ru/text/kachanov-yul/prostranstvo-vremya-socialnogo-mira-v-postrukturalistskoy-perspektive.

  1. Косицына, С. В. Социокультурное пространство современного монопромышленного города (теоретический анализ) / С. В. Косицына // Вектор науки ТГУ. – 2011. – № 4 (18). – С. 107–110.
  2. Культурологія : навчальний посібник / О. П. Воєводін, Л. П. Воєводіна, А. І. Атоян та iн. ; за заг. ред. О. П. Воєводіна. – Луганськ : Вид-во СНУ ім. Володимира Даля, 2012. – 236 с.
  3. Лапин, Н. И. Социокультурные факторы российской стагнации и модернизации / Н. И. Лапин // Социологические исследования. – 2011. – № 9. – С. 3–18.
  4. Лефевр, А. Производство пространства : пер. с фр. / А. Лефевр. – М. : StreikePress, 2015. – 432 с.
  5. Немировский, В. Г. Социокультурная модернизация регионов Сибири : монография / В. Г. Немировский, А. В. Немировская. – СПб : ИД «Петрополис», 2013. – 200 c., 8 с. цв. вклейки.
  6. Силина, Е. В. Социальные трансформации в условиях глобализации (философский анализ) : автореф. дис. … канд. филос. наук : 09.00.11 / Силина Елена Валерьевна. – М., 2013. – 27 с.
  7. Смолик, А. И. Социокультурная деструкция: сущность и тенденции / А. И. Смолик // Искусство и культура. – 2011. – № 2. – С. 105–113.
  8. Соколов, А. В. Социальные коммуникации : учебно-методическое пособие А. В. Соколов. – М. : ИПО Профиздат, 2001. – 224 с.
  9. Сорокин, П. А. Социальная и культурная динамика / П. А. Сорокин ; пер. с англ., вступ. статья и коммент. В. В. Сапова. – М. : Астрель, 2006. – 1176 с. : ил., 24 с. ил.
  10. Тарасов, А. Н. Сущность концепта «социокультурная трансформация» / А.Н. Тарасов // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – Тамбов : Грамота, 2011. – № 7 (13). – Ч. II. – С. 211–213.
  11. Хоружая, С. В. Социокультурная деградация (социологический анализ) : автореф. дис. … канд. социол. наук : 24.00.01 / Хоружая Светлана Владимировна. – Краснодар, 2003. – 171 с.
  12. Храпов, С. А. Трансформация общественного сознания в социокультурном пространстве постсоветской России : автореф. дис. … д-ра филос. наук : 09.00.11 / Храпов Сергей Александрович. – М., 2011. – 39 с.
  13. Цукерман, В. С. Единое социокультурное пространство: аспекты рассмотрения / В. С. Цукерман // Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. – 2009. – № 2 (18). – С. 49–55.
  14. Herskovits, M. J. The Myth of the Negro Past / M. J. Herskovits. – N. , London. Harper Brothers Publisher, 1941. – 375 p.
  15. Sorokin, P. A. Social Time: A Metodological and Functional Analysis / P. A. Sorokin, R. K. Merton // American Journal of Sociology. – Mar., 1937. – Vol. 42, Issue 5. – P. 615–629.

Ищенко Н. С. Проблемы теоретического осмысления социокультурных трансформаций

В статье рассматриваются два основных подхода к пониманию социокультурных трансформаций, существующих в современной российской гуманитарной науке: теория Е. А. Ерохиной и А. Н. Тарасова, указываются недостатки обоих подходов и предлагается способ избежать их, обратившись к идеям П. А. Сорокина.

Ключевые слова: социокультурная динамика, социокультурная трансформация, социокультурные изменения, социокультурные процессы, П. А. Сорокин, Е. А. Ерохина, А. Н. Тарасов.

 

Ishchenko N. S. The Problems of Theoretical Comprehension of Sociocultural Transformations

The article deals with the two main approaches to understanding the socio-cultural transformations existing in the modern Russian humanitarian sciences related to E. A. Erokhina and A. N. Tarasov. The shortcomings of both approaches are indicated and a way is suggested to avoid them, referring to the theoretical works of P. A. Sorokin.

Key words: socio-cultural dynamics, socio-cultural transformation, socio-cultural changes, socio-cultural processes, P. A. Sorokin, E. A. Erokhina, A. N. Tarasov.

Ищенко, Н. С. Проблемы теоретического осмысления социокультурных трансформаций [Электронный ресурс] / Н. С. Ищенко // Философско-культурологические исследования. – Луганск, 2018. – №4. – Режим доступа: fki.lgaki.info/2018/10/01/проблемы-теоретического-осмысления/

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*