• Был дед в подземном переходе,
    Октябрь был, была Москва.
    Последней нотою в аккорде
    Гремела битая листва.
    Уже прорезана огнями,
    Густела молодая мгла.
    Но это там, над ним, над нами,
    Среди бетона и стекла.
    И на нужду не намекая,
    В карманы спрятав ветки жил,
    Старик стоял подобно Каю,
    Что слово «вечность» не сложил.
    Грибообразный, мутноглазый,
    Стоял и не тянул руки!
    Достали эти метастазы,
    Едва живые старики.
    Уж их и так и в хвост и в гриву —
    Война, развал страны, дефолт.
    Они же, твари, нагло живы.
    Они на смерть забили болт.
    Их тьмы и тьмы по переходам
    Стоит столпами на пути,
    И мне со всем честным народом
    Меж них приходится идти.
    У них в руках носки, багульник,
    Плетёнки, всяка разна хрень,
    Но не выпрашивают рублик,
    А словно на посту весь день.
    Во всякий час, в жару и в холод
    Я вижу этих гордецов.
    И я иду, уж сам не молод,
    И у меня горит лицо.
    Россия! Ты не виновата.
    Такой уж у тебя уклад.
    Но так нельзя. Но так не надо!
    И знаю — я-то виноват.
    Старик! Отец. Ну вынь ты руку.
    Ещё не холодно пока.
    Да протяни ж ты граблю, сука!
    Что ж так дрожит моя рука…
    Ему я сунул сигареты,
    Последние гроши всучил.
    Отец, прости меня за это,
    И перед Богом промолчи.

    28 окт. — 13 дек. 2016 г.н.э.

    Поделиться в соц. сетях

    0

    Posted by admin @ 09:39

    Tags: , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.