Опыт №3. Письма другу.

Владимир Карбань

10325318_995795727154953_5215851965741021034_n     Сегодня — Опыт №3. Елена Заславская 

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ ВОЙНЫ

связка писем другу для поднятия боевого духа

На свете счастья нет.

Но есть покой и воля.

А. С. Пушкин

 

1

Заметки на полях войны.

Окопная строка, в которую вписали

Солдат, как буквы. Ты

Один из них.

И мой эпистолярий

Прочтешь едва ли.

Может быть

Потом.

Вернись живым.

И мы друг друга снова прочитаем

И перечтем.

Пусть память сохранит,

Как вырываясь из глубин гортани,

Как поцелуй, как легкое дыханье,

Живое слово нас соединит.

 

2

Заметки на полях войны.

Ты полон злой решимости, отваги,

Ты пишешь их, а я пишу стихи

Тебе, традиционно на бумаге,

И письма, не е­mail, а от руки,

Забытое искусство древних магий

Творить из рифм и ритмов

Новый мир.

Ты воссоздашь его из словосочетаний,

Из почерка, как кружевной узор,

La lettre ouvre le secret du coeur.

 

3

Заметки на полях войны.

Что написать тебе, наследник Титуреля?

Ты думаешь, приходит наше время

Осуществить увиденные сны,

Но будем до конца честны,

Все то, о чем нам ангелы напели,

Как гули, в изголовье колыбели,

Лишь гул, который мы

Разбить пытаемся на ямбы и хореи,

А разбиваем лбы.

Здесь Монсальват — громада террикона.

А чаша — это банка самогона.

 

4

Заметки на полях войны.

Жизнь, сделав поворот, меняет вектор,

Ты был филологом, поэтом,

А стал солдатом. Боевик

И террорист, как пишут СМИ,

Им в тон гудит Ахметка,

И мне на ум одна приходит мысль,

Что если ты стреляешь так же метко,

Как пишешь — будет в этом смысл.

Умолкла муза. Снова перестрелка.

И я пишу тебе: Держись.

Post scriptum. Обнимаю крепко.

 

5

Заметки на полях войны.

Во имя новорожденных республик.

Заметки на полях весны

И революции, объединившей наши судьбы.

Здесь ломоть развалившейся страны,

Который Родиной зовем и я и ты,

Как хлеба шмат, в зубах голодной хунты,

Но рифма просится, прости,

Что не сдержалась: хуй им.

 

6

Заметки на полях войны.

Жизнь набело. Ее не перепишешь.

Людская кровь не сок пунцовых вишен

И не чернила. Не кого винить

Кроме себя. Храни тебя всевышний.

Мечтаю я: мы сядем ви­за­ви

И скажешь ты: О нас напишут книжки.

И фильмы снимут, тоже может быть,

О том, как познают мальчишки

Кровавый жаркий вкус борьбы,

А девочки уже не понаслышке,

А наяву боль узнают любви..

 

7

Заметки на полях войны.

Ты говоришь мне, что у вас спокойно,

И выстрелы пока что не слышны,

И умирать, наверное, не больно,

Ты говоришь, у вас там соловьи

И степь ковыльная колышется, как море,

А я читаю хроники в сети:

Тот ранен, тот убит, тот похоронен.

И счастье, не успевшее войти

В мой дом, готово обернуться горем.

И я твержу любимые стихи:

На свете счастья нет. А есть покой и воля.

       В жанровом отношении этот цикл принадлежит к посланиям другу (любимому), уехавшему на фронт. Жанр имеет длительную историю, насчитывающую ряд бесспорных шедевров от «Письма другу, уезжающему на границу» Ли Бо до нашей незабвенной «чтоб со скорою победой возвратился ты домой». Чем отличаются стихи Заславской от предшествующих образцов? Первое – необыкновенной полифоничностью, интонационным разнообразием. Не только в каждой строфе, но в каждой строке, почти в каждой фразе появляется новый оттенок чувств, создавая необыкновенную симфонию, в которой трудно бывает отделить один нюанс от другого. Любовь к адресату писем, желание скорейшей встречи, пожелание победы, стойкости духа, резиньяция, определенная покорность судьбе, но не рабская, а покорность, понимаемая как вызов неизбежности, скепсис по отношению к романтическим мечтам юности, едкая насмешка над врагом – вся эта гамма чувств сверкает и переливается, как грани драгоценного бриллианта.

     Второе отличие – интеллектуализм. «Заметки на полях войны» это именно размышления на разные жизненные ситуации, да, эмоционально окрашенные, но размышления. Иногда лирическая стихия прорывается сквозь верхний слой, но как правило она скрыта легкой меланхолией, теплой иронией, скепсисом.  Эта рыцарственная, аскетическая сдержанность в выражении чувств – признак благородства, в то время, как, слезливая сентиментальность, как правило, граничит с пошлостью. Появляющиеся там и сям иноязычные вкрапления вносят элемент игры, в которой только два ее участника узнают весь подтекст. 

      И третье качество этих стихов, отличающее их от предшественников, может быть, самое главное, послания Елены Заславской – это разговор равных партнеров. Уже сама ситуация, когда один уезжал на фронт, а другая (другой) оставался ждать его, вносило неравенство в отношения. Остающаяся невольно чувствовала свою ущербность, второсортность – во всяком случае таково было распределение ролей в этой ролевой игре. Не то у Заславской. Она ведет разговор на равных. Почему это так? Я думаю потому, что она чувствует себя равной участницей этой борьбы, пусть другими средствами, но равной и ничуть не менее важной. Ну и, конечно, это свидетельство силы характера автора.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*