Парнас дыбом: Некрасов, Карамзин, Крылов

Харьков, 1925
Ал. Блок, А. Белый, Виктор Гофман, Игорь Северянин, К. Юлий Цезарь, Владимир
Маяковский,  Демьян  Бедный,  Ал.  Вертинский,  Сергей Есенин, Гомер, Данте,
Крылов, В. Брюсов, К. Д. Бальмонт и многие другие

     Про: козлов, собак и веверлеев


СОБАКИ

Н. А. Некрасов

В каком краю - неведомо,
в каком году - не сказано,
в деревне Пустоголодно
жил был расстрига-поп.
Жила с попом собачечка
по имени Жужжеточка,
собой умна, красоточка,
да и честна притом.
На ту собачку верную
бросал свои владения,
амбары да чуланчики,
телячья мяса полные,
поп все свое добро.
Но голод штуку скверную
сыграл с Жужжеткой верною,
и, дичь украв превкусную,
собачка съела всю.
Узнав про кражу злостную,
взял поп секиру острую,
и ту Жужжетку верную
в саду он зарубил.
И, слезы проливаючи,
купил плиту чугунную
и буквами словенскими
велел Вавиле-слесарю
там надпись надписать:
"В каком краю - неведомо,
и т. д.

1868 г.

КОЗЛЫ

И. М. Карамзин

     Любезный читатель! Сколь приятно и  умилительно  сердцу  видеть  дружбу
двух существ любящих. Всей  чувствительной  натурой  своей  бедная  старушка
любила серенького козлика; знайте  же,  грубые  сердцем,  что  и  крестьянки
чувствовать умеют.
     Но увы! Сколь часто неблагодарность, сия змея,  на  груди  человеческой
отогретая, свивает себе гнездо в душах существ обожаемых.
     Сей серенький козлик был  склонен  более  к  опасностям  жизни  бурной,
нежели к прелестям мирного существования селянина на лоне сладостной  Натуры
под кущами зеленых садов, среди цветущих дерев и приятного ручейков лепета.
     В чаще непроходимых дубрав нашел наш серенький козлик погибель свою  от
острых когтей и зубов  косматого  чудовища  лесов  Гиперборейских  -  серого
волка. Лишь в знак любезной памяти дружбы  и  умиления  сердечного  оставило
оное чудовище бедной старушке, горькие  слезы  в  тиши  ночной  проливавшей,
рожки и ножки существа, столь горячо любимого и столь печально погибшего.

1803 г. 

 

ВЕВЕРЛЕИ

От редакции: песня о Веверлее с тех пор потеряла популярность и широкому читателю неизвестна, поэтому считаем нужным привести оригинал. 

Пошел купаться Веверлей,

оставив дома Доротею.

С собою пару пузырей

берет он, плавать не умея.

И он нырнул, как только мог,

нырнул он прямо с головою.

Но голова тяжеле ног,

она осталась под водою.

Жена, узнав про ту беду,

удостовериться хотела.

Но ноги милого в пруду

она узрев, окаменела.

Прошли века, и пруд заглох,

и поросли травой аллеи;

но все торчит там пара ног

и остов бедной Доротеи.

И. А. Крылов

В одну из самых жарких пор
затеял Веверлей купаться.
И надобно сознаться,
что Веверлей сей плавал как топор.
В кладовке, в старом хламе роясь,
нашел он плавательный пояс
  и, на свою беду,
  решил: пойду.
(А дома бросил он супругу Доротею.)
Спешит наш Веверлей по липовой аллее,
пришел, нырнул, как только мог,
нырнул он прямо головою.
Известно - голова всегда тяжеле ног,
и вот она осталась под водою.
Его жена, узнав про ту беду,
удостовериться в несчастии хотела.
И, ноги милого узревши в том пруду,
в сей миг она окаменела.
Хотя с тех пор прошел уже немалый срок,
и пруд заглох, и заросли аллеи,
но до сих пор торчит там пара ног
и остов бедной Доротеи.
     --Супругов мне, конечно, очень жаль, но в басне сей  заключена  мораль:
не зная броду, не суйся в воду.

1807 г.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*