• 229372_433788766657916_546294809_n

    Сегодня, в Международный день переводчиков, этих почтовых лошадей просвещения, предлагаю образцы художественного перевода Елены Заславской. Знакомясь с ее сюрреалистическими эскападами перевода Дайниуса Гинталаса, понимаешь, что ей доступны все стили и жанры, кроме скучного.

    ПЕРЕВОД ИЗ Dainius Gintalas
    «По крупицам собрал тебе чистейшей ласки.
    Молись. Захрипела дорога.
    Молись. Крикнуло утро. Давай!»
    С. Вальехо

    …в предместиях метался слишком рано
    глаза-пустынники сияли из-под косм 
    искрился криком раздирая раны
    как бабочка ночная свой распоротый живот
    верста, тампон, пергаменты. пассат,
    чадящий дымоход, трехногая собака,
    утопленница, вариант
    в бреду роятся в шахте рта 
    ночные мотыльки щекоткой страха
    восстать, воспрянуть, воспарить,воспламениться,
    воткнуть, впихнуть, втереться, возродиться,
    возникнуть, вылиться, и слиться.
    гость первый бред другой тоннель сознанья
    а третий гость агония воспоминанья
    ночные бабочки утоплены в ведре
    забыть, забит, затравлен, и зарыт,
    запить, за упокой, заесть, заплакать,
    и в забытьи, зажат в тиски, достиг
    она мала мала как
    острая игла
    всего за шаг за сто ложь облегчит
    за милю за версту за
    она еще пускает пыль в глаза
    она так близко как за лейкоцит

    тяжелая ущербная луна
    дым табака дурманящий и сладкий
    и на стекле окна ночные мотыльки
    расплюснутые всмятку
    черника, голубика, клюквы сок. 
    медузы, ленточные черви.
    крылатые пернатые стучат в висок
    из снов из грез невеяных в преддверии
    и длится месса язва рана шрам
    очищенный желудок
    и расползаются кишки как фарш
    раздавленных голубок
    как это голо. любо, сильно,
    жестоко, гадко, и невыносимо,
    желудок печень заусенцы
    и гусеницы в яблоке как в сердце
    щупальца и это
    вдруг накрывает яростью и светом
    тепло и холод, дурнота и блажь,
    и сине-красный стриж как паж.
    я пес я грыз я кость телёнок
    я каторжный валет тапир и войлок
    я крылья амфисбены кротость сучья
    я сумрачное бешенство запальчивость барсучья
    порезами, царапиной, крестом,
    крест накрест, быстро, резко,
    во сне. на корточках, всем животом,
    рыча, терзая, вслушиваюсь в вечность.
    и хмурится дорога на века
    ком в глотке
    птица ворон
    время петуха
    весна весна уж твой февраль приходит
    уже. и нет. еще. и может быть.
    прости-прощай. и не за что. и нечем.
    издохну на рассвете я бродя
    по желчи меж твоих легких
    огромных как киты

    ПЕРЕВОД ИЗ ДМИТРИЯ ЛАЗУТКИНА

    ***
    сегодня ливень грянул, и однодневки гибли
    пар от земли струился, как дым в простор высот
    и в белый свет мы верили, ведь нам его гасили
    и верили мы в камень, ведь был тот камень тверд
    и все ж твоя планета как кофе растворимый
    и звездами сияют познавшие любовь
    глаза прекрасных мавок зеленые и синие
    и красные усталые
    не ведавшие снов
    поджарена медуза — нефть выплесни как надо
    и флагами трепещут затеяв ворожбу
    мы видно не отсюда, мы малость космонавты
    мы просто камикадзе и мы летим в трубу
    полет нормальный мама сегодня грянул ливень
    как часто — утром осень а вечером зима…
    зима она чудесна 
    труба она красива
    полет нормальный мама полет нормальный ма

     

    Поделиться в соц. сетях

    0

    Posted by admin @ 13:36

    Tags: ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.