• Анна Долгарева

    По городу идет всепобеждающая весна.
    Врывается в окна, солнечна и цветна,
    от нее золотятся дома, деревья и вышина,
    но они сейчас сидят втроем в полутемном баре,
    кто-то бледный после зимы,
    кто после солярия и в загаре.
    Полумрак и табачный дым их заранее старят,
    их бокалы полны и речи у них пресны,
    и они совсем не видят этой весны.

    Вот один, например, когда-то делал свой бизнес,
    сразу в нескольких бывших советских своих отчизнах,
    прогорел в ноль восьмом на возросшей дороговизне
    материалов – и плюнул на это все,
    мол, большой доход проблемы одни несет,
    ныне вклад есть в банке, и он живет на проценты,
    плюс сдает небольшую квартиру в центре,
    сам проводит на даче практически круглый год,
    многовато, по слухам, пьет,
    все сидит да рыбачит,
    в одиночку рыбачит,
    как правило, не клюет.

    Вот второй: он сидит на таможне, и пока никаких проблем,
    он имеет свой небольшой процент
    и свой небольшой гарем.
    Не доказывает теорем,
    не думает над бытием.
    Отрастил себе брюшко, но язык по-прежнему – жальце,
    а башка расчетлива и трезва, и червонец идет к червонцу.
    Когда его спрашивают, не пора ли жениться и размножаться,
    он всегда смеется.

    Ну а третья раньше была распутна, но это все позади,
    перегибы юности, зуд, скажем так, в груди,
    ныне занята, строит карьеру, времени нет,
    разве что иногда с начальником – по-быстрячку, в обед,
    говорят, мол, ради карьеры – но нет, вранье.
    Просто так натура берет свое.

    Вот они сидят втроем, чем-то скованы, так давно,
    что уже не упомнишь даты, и пьют вино,
    ни во что не верят, обсуждают Путина, геев и Крым,
    сходятся во мнении, что все говно,
    потому что давно ничего не осталось им,
    потому что в небе весна, а у них темно.

    И тогда в этот темный бар заходит Христос, 
    и кожа его бледна,
    и они глядят, узнавая медленно,
    и из глазниц проступает весна,
    и становится им нестерпимо стыдно – так бывает, что-то украв,
    и во всем этом темном баре наступает огромная тишина.
    И он говорит им:
    — Привет.
    И еще говорит:
    — Ребята, налейте вина.
    И еще:
    — Смотрите, а я тут воскрес.
    Смертию смерть поправ.

    2014

    Поделиться в соц. сетях

    0

    Posted by admin @ 08:44

    Tags:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.