• Слеза, познавшая рождение галактик,
    но все хранящая, как прежде, форму сердца
    той девочки в небесно-синем платье,
    прошедшей невредимой сквозь Освенцим,
    а нынче вот застывшей, как распятье,
    на пепелище где-то под Донецком.
    Ей девяносто семь… Сухая ветка
    в сравненье с ней — пышней и полновесней…
    Но годовые кольца человека
    хранят обстрел Донецка и Освенцим,
    и входят намертво в скелет цивилизаций,
    как соль слезы, сгоревшей от обстрела.
    В скелете том уж нет названья наций,
    лишь соль слезы, что вечной стать сумела.
    И отразила на хрустальном срезе
    безумный взгляд той девочки-старухи,
    стоящей неподвижно, как на фреске,
    в руинах мировой уже разрухи,
    что началась с трагедии в Донецке…

    ….там храм сгорел… И третья часть поселка
    взлетела на тринадцатом снаряде,
    и смерчи этих огненных осколков
    накрыли всех врагами ставших братьев.
    И каждый, падая, к ней руки вскинул: "Мама!.." —
    к той девочке в небесно-синем платье…

    Когда на пульте отключают память,
    когда дают понять, что мы не в теме,
    что это было, в общем-то, не с нами — 
    на их могилах каждое растенье
    кричит и тянется к своей столетней маме.

    И уши затыкает даже Каин
    от ужаса, что "это все не с нами…"

    Поделиться в соц. сетях

    0

    Posted by admin @ 15:17

    Tags: , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.