Поверх барьеров: Нина Ищенко о практической социальной философии

От редакции: Философское монтеневское общество Луганска, к 25-летию которого вышла книга докладов (презентация 10 февраля, 14:00 во далевском универе), в ходе войны на Донбассе раскололось. В г. Серевродонецке Луганской области под украинской юрисдикцией возникло ФМО, объединившее сторонников единой Украины. Одуванчик стал каналом коммуникации монтеневцев, оставшихся по разные линии фронта. Обмен мнениями между основателями ФМО А.И. Атояном и А.М. Ерёменко хочется дополнить несколькими замечаниями. 

Луганский философ Арсентий Иванович Атоян всю жизнь был последовательным антиимпериалистом и превозносил маргиналистику в ущерб мэйнстриму. В сфере его научных интересов всегда была Латинская Америка как маргинальная альтернатива капиталистическому обществу, народное самоуправление как альтернатива навязанным из центра госструктурам, мелкие социальные формы как альтернатива многонациональным империалистическим образованиям, самостоятельность прежде зависимых государств как альтернативу колониализму. 

И такой человек оказывается в самом центре событий последних двух лет на Донбассе. В его родном городе происходит народное восстание, формируются какие-то альтернативные центру структуры и органы власти, Киев пытается подавить восстание вооруженной силой, в условиях крушение старой системы жизнеобеспечения проявляются дремавшие прежде формы самоорганизации народа… Что в такой ситуации должен переживать философ, социальный философ с очерченной сферой научных интересов?

Более продвинутые коллеги по цеху превозносят из эмиграции философскую аутентичность своевременной смены убеждений. Поразительно, как можно просмотреть при этом тот чистый научный восторг, который испытывает настоящий философ, получивший от судьбы таокй роскошный подарок. Оказатья самому в центре бури, увидеть своими глазами предмет многолетнего интереса, проверить реализацию своих теорий на практике — таких шансов жизнь два раза не даёт. Социальный философ, который в такой ситуации бросил бы исследование, может вызвать сочувствие как человек, но он безусловно исчезает как учёный. Оставить свои чертежи, когда даже никто не угрожает мечом — сложно вжиться в ту систему взглядов, в которой это поведение считается истинно философским. 

Украинский философ Александр Михайлович Ерёменко всегда считал событийность важнейшей философской категорией и ключом к пониманию истории. Его двухтомник "История как событийность" вышел в Луганске в 2005. 

На одном из докладов Александра Михайловича зимой 2014-года я спрашивала, какой вид событийствования более важен для истории — митинги, революции, акции или невидимая структура повседневности. Тогда Александр Михайлович ответил, что конечно первое, и Луганск это спящее болото, потому что в нём нет акций и революций, митингов и Майданов. Теперь, когда в Луганске событий больше, чем во всей остальной Украине вместе взятой, философ меняет концепцию и признаёт, что митинги не важны, а важна мирная жизнь. Это было бы прекрасно, если бы не прибавление: мирная жизнь под властью постмайданной Украины. Да здравствует событийствование, когда оно ведёт Украину в Европу! Долой событийствование, когда оно мешает луганчанам подчиняться! 

Это называется истинный скептицизм или парить над схваткой. 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*