Тибет. Часть 1. Страна чекпостов, термосов и самых грязных в мире туалетов (фото, видео)

Корреспондент Одувана Ольга Бодрухина провела антропологические параллели в Тибете и обошла вокруг горы Кайлаш в составе международной группы паломников и альпинистов. Своими впечатлениями Ольга делится с читателями нашего сайта.  

Тибет. Часть 1. Страна чекпостов, термосов и самых грязных в мире туалетов

Вообщем-то, никаких ожиданий. Попасть сюда само по себе чудо. Учитывая, что со времен землетрясения в Непале дорога по земле в Тибет все еще закрыта, лететь из Катманду в Лхасу всего полтора часа – но очень дорого, из Китая – и того дороже. А в связи с окончательной китайской экспансией, разрешений в Тибет нужно чуть больше, чем дофига – без них ни в самолет не посадят, ни в отель не вселят, ни к одной из известных святынь не допустят. И получать их нужно за 3 недели до вылета, тогда как визу на отдельном листочке выдают за пару дней.

Помимо мрачных монастырей- храмов со статуями будд и хтонических охранников лимба, на территории Тибета находится без преувеличения самая священная и прекрасная гора – Кайлаш (он же Кайлас).  Проход и влаз на нее запрещен, но обойти вокруг горы, совершить так называемую «кору»  – это самое мощное паломничество.  Событие, намереваемое буддистами, индуистами, для которых Кайлас – воплощение бога Шивы, и прочими хаккерами-эзотериками и  фрилансерами-искателями.

Обычно кора занимает два с половиной дня– путь длиной в 42 км на высоте более 5600 м при низкой температуре — это стандарт.  Аборигены умудряются преодолеть это расстояние за день, не отягощенные поклажами и горной болезнью. Некоторые совершают простирание : выкладывают путь длиной своего тела . Этот духовный подвиг может занять до трех месяцев.

Зато по завершению коры человеку обещано исполнение его самого заветного желания, освобождение от реинкарнации в животном теле – как минимум, переродишься снова гражданином.  Может, даже полубогом. Некоторые повторяют паломничество каждый год – после 13 можно уже внутреннюю кору делать, конечно, если получишь разрешение властей. Пройти в непосредственной близости к Кайлашу и базам-лабораториям, в которых, судя по слухам, военные ученые изучают энергетический феномен горы.     

Мне феномен Кайлаша и Тибета предстоит изучить на собственной шкуре. В составе интернациональной группы из 12 человек. Но пока что в аэропорту  Лхасы признаю только двух – индийская тетенька и ее дочь. Переселенки из Суринама,  живут в Нидерландах. Тетенька проходит китайскую таможню с криком «Хара-хара Махадев!» (призыв Шивы).  Понимаю, что будет весело.

Моя соседка по комнате лежит в отеле под одеялом. У нее два гигантских чемодана. Это пока что все.

Каждая новая родина начинается, как правило, с поиска обменника.  Углубляясь в нетуристические переулки, попадаю в храм, где проходит церемония, посвященная Махакалу – черное , многорукое, с клыками и пятачком. Время-смерть. Монахи дуют в инструменты из человеческих костей – диссонанс, звериный транс. Кстати, на днях чуть не утонула в непальском горном озере. Слева под сердцем открылась какая-то черная дверца, через которую начало втягивать весь окружающий пейзаж.  Чувствуешь,  ч то озеро затягивает и прохладно успокаивает. Уговаривает.

Монахи не прогоняют, разрешают снимать. Во внутреннем дворике мне дают ритуальный хлеб с печатью, наливают горячего чая с молоком. Еще. В тибетском нет слова «хватит».

Обменник по прежнему актуален. Но в ларьках и сувенирных лавках с бирюзой, янтарем, грибом чагой и гусеницами кардицепса не понимают,  чего я хочу. На помощь тибетцы призывают слабые интелектуальные системы – переводчики и распознаватели речи. Транслятор, вероятно как в старом добром переводчике «рута» — выходит смешно, но безрезультатно. Да и франклины тут никому не нужны. В одном месте мне чудом заменяли двадцатку, скорее всего, «щоб було».

Забегая вперед — поменять деньги можно в банк-машинах, но при наличии тибетского ID – например, нашего гида Лотсе. Однако КНР-машины часто без причины выплевуют американские банкноты назад, а сдачу так вообще не дают. Даже вызванный гидом меняла – колоритный мужик, выглядевший как потомственный фермер, в сыромятных лаптях, с котомкой набитой юанями, дать сдачи долларами не смог. Проблема была решена с помощью американских членов группы Перри и Тима, которые поменяли мне юани и выдали остаток в своей нацвалюте.  LA, как всегда, рулит. 

В местных супермаркетах есть русский шоколад «Аленка» и русские «семки» по 8 долларов за пачку. В храмах масло в лампадах жгут тоннами, а молоко продают в таблетках, которые дороже шоколада. Вино из Китая дешевле, чем сок. Кто ж его будет пить на такой высоте?.. конечно, я.  

Мою соседку по комнате зовут Даа. Это не настоящее имя. Она из Тайланда, с Пхукета. Даа – ученица и последовательница популярного в Тае основателя нью-эйдж секты «программа духовного прыжка».  В прошлом году они почти всей сектой ездили в Малый Тибет (Ладак, Индия), где медитировали в пещере, в которой ее учитель просветлел. Даа тоже тренер этой программы, 5-го уровня. Всего уровней десять.  В мире маглов она работает в агенстве недвижимости, которым совладеют русский и казах.

Сейчас Даа хреново. У нее началась горная болезнь. Мои таблетки на этот случай, купленные в Непале, не помогают.  Не помогает чай из крымских трав. Не помогает вино. Спускаюсь в лобби отеля, где сидит доктор в халатике с перламутровыми… Он прибегает в комнату, меряет давление, констатирует «повышенное». Предлогает спасительный укольчик за 660 юаней (почти 100 долларов). Или/и устроить кислородную вечеринку у него в кабинете (120 юаней). Убеждает, что в госпитале в 5 минутах ходьбы будет в три раза дороже. Мы обещаем подумать. Доктор говорит, потягивая наше винцо, что скоро его смена финиш и пора баиньки… Решайте, мол, быстрее.

В лобби отеля встречаю даму с короткой стрижкой – по виду, бывалый треккер. Она обещает поискать таблетки от давления и говорит,  про кислород из маленьких балонов, по ее опыту, «что мертвому припарки»- а если нет большого балона, то незачем и бабушку лохматить.

Таблетки находяться – первая же спасает Даа. Доктор все де берет 100 юаней за свои услуги и идет домой. Даа дарит мне в благодарность два платья и две пары нижнего белья. Мы спим в одежде и куртах.

Те, кому понадобились услуги Айболита, те, кого он полечил и снабдил лекарствами на пять дней, например, другие члены нашей группы, индийская пара из Бристоля, причем муж — тоже доктор  — заплатили около 3000 баксов. В итоге, совершить кору по состоянию здоровья эта пара так и не смогла… Если человек не адаптировался без таблеток в первые три дня в Лхасе, то вряд ли состояние улучшиться в последующие дни, по мере продвижения на большую высоту.    

Завтракаем в отеле под портретами великих китайских вождей.  Я набираю еду на вечер – на весь Тибет у меня 100 долларов… Которые перед вылетом из Катманду мне всунул мой компаньон и туроператор : «ты что, возьми, там тарелка лапши 3 доллара стоит, за горячую воду надо полдоллара платить – на Кайлаше нет еды, особенно для вегетерианца», — крайне утешительные новости накануне вылета…  

По пути в первый, наиболее крупный монастрь и семинарию – Дрепунг, гид предупреждает, чтобы мы не задавали политических вопросов в автобусе и на территории храмов. Только в салоне пять (!) глаз саурона, пять камер, а монастыри прямо-таки истыканы записывающими устройствами. Боже, кто-то ж это потом просматривает. Поэтому не прелюбодействуйте в автобусах. Не носите маечки-значки с логотипом «FREE TIBET», иначе ваш гид пропадет навсегда и даже памяти о таком человеке не останется…    

Дрепунг – монастырь секты желтоголовых. А есть еще красноголовые, белоголовые, черноголовые: все как во времена военного коммунизма. В Дрепунге постоянно живут и учаться 800 монахов. Территория монастыря усеяна бычками, уборные навевают мысли о привокзальных туалетах Дебальцево в 1993 году… Такое бывает, если пустить туристов в священный огород.

Местный буддизм в высшей степени фетишизирован и механизирован – тяжелые барабаны с мантрами вращают паломники, либо вода, либо ветер накручивают благодать. Пантеон богов – ближе к кашмирскому шиваизму, письменность и язык основаны на санскрите – трансмигрировавший вариант, более вычурный, но можно понять, по какому принципу. Например, санскритский «самдришти» (погруженный в самосозерцание) – это тибетский «самдрутце» и т д… Много локальной магической традиции, связанной с духами. Богам жертвуют тибетское вино «бали», фруты, конфетки. Статуи за стеклом, в раме прорезь для денюжки, напоминающая щель в банкомате…

В монастыре Сьера наблюдаем за философскими дебатами монахов.  В отдельном дворике они разбиваются по парам – вопрошающий стоит, точнее , сопровождает свой вопрос  активной жестикуляцией в направлении сидящего ответчика. Выглядит как поэтический слэм или бэттл, особенно, если монахи очень молоды. В случае, если ответ совсем некорректен, можно и оплеуху получить. Случается, над одним и тем же вопросом бьються по несколько месяцев. Если ответ так и не найден, обращаются к мастеру…

Узнав о злоклюениях Даа, наш одногруппник – филипинец из Японии по имени Цезарь, раскрывает в аатобусе кейс с пилюлями. Все разделено на секции и подписано. «Мой доктор снабдил меня всем необходимым в этом путешествии. Если надо – обращайтесь». Называем Цезаря «нашим японским диллером» — что вскоре оказывается очень близким к правде.

Во второй день едем в дворец  Поталу – самый крупный и хаотичный храм. Потала – самая высокая точка Лхасы, раньше ее постоянно разрушали молнии. А кажый новый лама – дост раивал.  

Странно, месяца три назад мне приснился сон, где и поля и горы были тибетскими, и  я смотрю на них из окна монастыря. Блуждая по святыне, обнаруживаю за запертыми дверями… живого медведя, которого монахи держат как храмового животного. Проснувшись, штудирую кучу литературы на этот счет – выяснилось, что медведи магическим образом предотвращали пожар. Точнее, отпугивали молнии ревом.

Конечно, могу углубиться в свой опыт посещения Тибета в теле австрийского офицера в прошлой жизни, но считаю это неуместным здесь и вообще, учитывая, что почти все мои прадеды погибли в ВОВ.               

 В Потале находятся погребальные ступы всех предыдуших лам, которые умерли в Тибете и их тела были найдены. Это ярусные сооружения из золота и полудрагоценных камней с вытянутым куполом и небольшой коморкой под ним – обычно там находится статуя божества или священный манускрипт.  В погребальных ступах – мощи. Когда лама покидал тело, его клали на манускрипты, укрытые тибетскими травами, доставали внутренние органы, и натирали полости и покровы солью, засыпали внутрь травы и благовонии.  Какая-то часть сознания лам присутствует тут и по сей день – это можно почувстовать, прикоснувшись к ступе лбом.

 Тело 6-го далай ламы так и не было найдено. До сих пор ходят споры на предмет того, был ли он настоящим или все же произошла ошибка. Его нашли уже подростком, вкусившем все радости деревенской жизни. Периодически «его святейшество» сбегали из дворца или очень далеко путешествовали. Именно шестой далай-лама прославился как автор любовной лирики и многих песен, ставших в Тибете народными.

Скоро мы пойдем в ресторан в качестве бонуса от китайской компании и нам споют там одну из его песен. После чего члены русских групп трекеров покажут рашин пул-дэнс, сдерут с артистов, представляющих  восточный Тибет, национальные листьи шапки и устроят в них фотосессию в боксерских стойках, но это будет потом.    

Пока что, осматриваем главный в Лхасе храм Джокханг, который как гвоздь, воткнут в тело демоницы, раскинувшееся на Тибет, Непал и Индию. Ищем секретные ходы и кинотеатр далай-ламы, упоминаемый во многих источниках. Сотни тибетцев совершают перед Джокхангом простирания весь день – с перерывами на чай и общение с другими паломниками.  Оцениваю местный стиль – спиритуальный милитаризм. Широкополые шляпы и повязки придают ковбоизма. В конце-концов, пол-страны пасет яков…

Попростиравшись за компанию с 80-летними бабушками, которые дали нам фору, идем в подпольный семейный тибетский рест. Гид показал.

Рест в общаге, в закутке главной храмовой улицы, с одним толчком на этаж. Под стеклом  на обеденном столе валюты и монеты всех стран, визитки типа «Ронда. Средняя жена, мать, сестра, наложница, компаньон». На стенах наскальная живопись посетителей со всего мира. Про Луганск не было ничего. Пришлось дописать. Глупо, конечно, но пусть беларусы тоже не выделываются  (продолжение следует)…

За помощь в организации этого трипа большое спасибо друзьям и компаньонам из непальского агенства Мандала Турз — Рине и Кришне

www.mandalatours.ru

https://www.facebook.com/MandalaToursNepal/

Научмысль в Дрепунге https://www.youtube.com/watch?v=8hR_YVZl3yU
Дебаты в Сьере https://youtu.be/uBNOC6xPkZc
Подпольный рест  https://youtu.be/f-6Moab8518

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*