Брестский мир

Тимур Хакимов

Брестский мир — мирный договор, подписанный 3 марта 1918 года в Брест-Литовске представителями Советской России с одной стороны и Центральных держав (Германии, Австро-Венгрии, Османской империи и Болгарского царства) — с другой.

Ратифицирован Чрезвычайным IV Всероссийским Съездом Советов 15 марта и германским императором Вильгельмом II — 26 марта 1918 года.

26 октября (8 ноября) Второй всероссийский съезд Советов принял Декрет о мире, в котором предложил всем воюющим государствам немедленно заключить перемирие и начать мирные переговоры. Но отказ Антанты поддержать мирную инициативу Советского правительства вынудил Совнарком стать на путь сепаратных переговоров о мире с Центральными державами, которые были крайне заинтересованы в ликвидации своего Восточного фронта и пополнении истощившихся ресурсов за счет восстановления экономических отношений с Россией и поэтому немедленно откликнулись на советское предложение.

Очень интересно описывает ход Брестских переговоров главнокомандующий германской армией генерал Эрих Фридрих Вильгельм Людендорф в книге «Мои воспоминания о войне 1914-1918 гг.»: «вопрос сводился к тому, будут ли эти переговоры вестись так, чтобы мы могли перейти в наступление и успешно закончить эту титаническую борьбу, чтобы избежать печальной судьбы побежденных… все лозунги Антанты о праве наций на самоопределение, об отказе от аннексий и контрибуций, о разоружении и свободе морей были сплошной химерой».

Наиболее активный сторонник мира В. И. Ленин формулировал свою позицию так: «Для революционной войны нужна армия, а у нас армии нет … Несомненно, мир, который мы вынуждены заключать сейчас, — мир похабный, но если начнется война, то наше правительство будет сметено и мир будет заключен другим правительством».

Его, кстати, поддерживал Ворошилов, заявивший: «Мы все за революционную войну, но в данный момент мы не в состоянии воевать, у нас для этого нет никаких средств, никаких возможностей, мы должны заключить этот не «похабный», а несчастный мир. Но мы не отказываемся от революционной войны, мы только ее откладываем до тех пор, пока мы оправимся».

Это подтверждают слова Людендорфа: «разложение русской армии пошло быстрым темпом. Офицер утратил свое привилегированное положение и лишился всякого авторитета. Он не должен был иметь большего значения, чем простой рядовой, а вскоре должен был еще умалиться и вообще был лишен каких-либо прав. В России … было много недальновидных людей, которые не замечали, что на авторитете держится вся армия и любой мировой порядок и что, подрывая авторитет  офицера, они тем самым расшатывают социальный строй всего мира».

По воспоминаниям Троцкого «сама по себе перспектива переговоров с бароном Кюльманном и генералом Гофманом была мало привлекательна, но, «чтобы затягивать переговоры, нужен затягиватель», как выразился Ленин». Впоследствии он даже назвал свое участие в мирных переговорах «визитами в камеру пыток».

Немецкий госсекретарь фон Кюльманн высказывался о Троцком:

«Выражение его лица ясно указывало на то, что он лучше бы завершил малосимпатичные для него переговоры парой гранат, швырнув их через зеленый стол, если бы это хоть как-то было согласовано с общей политической линией».

Но положение центральных держав на тот момент было таковым, что тот же Людендорф писал: «Троцкий должен был бы быть дураком, если бы он в чем-нибудь пошел на уступки». Зима 1916/1917 годов вошла в германскую историю как «брюквенная зима», в ходе которой, по некоторым источникам, умерло от голода до 700 тыс. чел. Ухудшение продовольственной ситуации в Германии и Австро-Венгрии привело к резкому росту забастовочного движения, которое в Австро-Венгрии переросло во всеобщую забастовку. В ряде районов начали появляться первые Советы по российскому образцу.

Ситуация изменилась с приездом украинской делегации: «Между тем выяснилось, что Троцкий говорит не от имени всей России – 2 января в Брест прибыли представители Украины и заняли четко противоположную большевистским делегатам позицию. Их взял под особое покровительство генерал Гофман; представителям четверного союза представилась возможность завязать сепаратные переговоры с Украиной… В основу продолжавшихся переговоров… было положено обязательство последней поставить большое количество хлеба для Австро-Венгрии и Германии… “Украина нам была нужна как вспомогательная сила для борьбы с большевизмом» и: «Без Украины голод был неизбежен». (Людендорф). Итак, 27 января (9 февраля) 1918 года, Центральные державы подписали сепаратный мирный договор с делегацией Центральной Рады, надеясь использовать это как рычаг против Советской России. Когда Германия продиктовала жесткие условия мира, Троцкий выдвинул свой знаменитый лозунг:  «ни мира, ни войны» — «Мы войну прекращаем, мира не заключаем, армию демобилизуем».

И снова цитата из мемуаров Людендорфа: «Очевидно, Троцкий надеялся, что ему удастся революционировать другие государства, и прежде всего Польшу, Германию и Англию, и в результате добиться всемирной революции. В конечном счете обрыв мирных переговоров вызван не германской, а русской делегацией, которая их прервала и прямо заставила Германию возобновить военные действия». Здесь генерал, конечно же, лукавит, так как ниже пишет следующее: «На Украине надо было подавлять большевизм и создать там такие условия, чтобы иметь возможность извлекать из нее военные выгоды и вывозить хлеб и сырье. Для этого мы должны были сильно углубиться в страну; другого выхода для нас не оставалось».

Так или иначе, на заседании у германского императора было постановлено: «Неподписание Троцким мирного договора автоматически влечет за собой прекращение перемирия». 18 февраля 1918 г. австро-германские армии перешли в наступление по всему русскому фронту — от Балтийского до Черного моря. За несколько дней германские войска заняли Эстонию, Белоруссию, часть Украины и захватили на сотни миллионов рублей необходимого для Советской республики оружия, военного имущества, продовольствия. 3 марта 1918 г. мир все-таки был подписан, но уже на гораздо худших условиях. В частности, в статье VI говорилось: «Россия обязывается немедленно заключить мир с Украинской Народной Республикой и признать мирный договор между этим государством и державами Четверного союза. Территория Украины незамедлительно очищается от русских войск и русской Красной гвардии».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*