• Валентина Патерыкина

    Каждое поколение живущих выкристаллизовывает людей, ищущих ответы на проклятые вопросы бытия. История человечества преподносит имена славные, высокие, под которыми проживали порой чудаковатые, порой трагические, порой ироничные личности, но всегда с обострённым отточенным умом и болью за несовершенство мира. Имена, прославившие себя, своё время, свою страну. Их не может быть много, ибо не всем дано дотянуться до высот осмысления бытия в суете буден и поиске хлеба насущного. Но такие имена пассионарны, независимо от времени и места проживания. Пафосность такого утверждения оправдана тем, что в периферийном (но не провинциальном Луганске) вот уже тридцать лет здравствует Философское монтеневское общество.

    Луганские пассионарии

    Задача Философского монтеневского общества воистину блага и высока: манифестировать луганскую философско-культурную среду, прикоснуться к поиску истины, ускользающей и манящей, просвещать, объединять мыслящих, неравнодушных к себе и к миру личностей. А в последние семь лет к этим задачам добавилась ещё одна: показать, что интеллект Луганска жив, несмотря на инфернальное состояние территории, именуемой Донбассом. Именно об этой территории как о границе, о фронтире. повествует шестой сборник докладов и материалов ФМО «Донбасс: философия фронтира». 

     В этом, порой теряющем опору жизни, пространстве здравствует Мишель Эйкем де Монтень, пришедший из эпохи Возрождения и звучащий далеко от родной ему Франции. Общество луганских любомудров, названное в честь французского скептика, существует в Луганске более тридцати лет, и юбилейный сборник докладов вышел под названием «Монтень в Луганске». Попробуем разобраться, что же забыл Монтень в Луганске и актуальны ли его опыты здесь, на границе Русского мира, во время войны? 

    Букет Монтеня

    Наброски размышлений Мишеля Монтеня свободной формы воплотились в эссе, давшем начало целому жанру эссеистики. Об «Опытах» (они же размышления или эссе) автор в духе присущей ему неподдельной скромности говорит, что эта книга – букет, составленный из чужих цветов, а ему принадлежит только ленточка, связавшая их. Размышления над размышлениями происходит   без кокетства познания касаемо самого себя и мира. Не назидательно Мишель Монтень даже не учит, а просто размышляет над вечным вопросом счастья человека. «Личность – человек, умеющий наслаждаться жизнью и переносить несчастья», – сказано мыслителем в эпоху войн католиков и протестантов, когда проявилось умение Монтеня понимать и тех, и других. Отсюда проистекает значение мудрости, которая преподносит радостное восприятие жизни, хорошее расположение духа и состояние счастья, которое заключено в том, чтобы хорошо жить.

    Ироничный Монтень сам избегал суетности, говоря о человеке, как изумительно суетном существе. Мыслитель – человек не крайних решений, не допускавший ничего сверх меры. Отсюда проистекает отсутствие любви и ненависти к властям. Мишель Монтень вопрошает: разве не привлекательно повелевать, пусть даже на гумне? Результатом его литературной славы было избрание философа мэром Бордо, для мыслителя решение совершенно неожиданное и обременительное, поскольку в этом случае Мишель Монтень переходил на сторону повелевающих.

    Понимая как изменчивы человек и мир, Мишель Монтень не менторствует, а советует, пребывая в мудрых сомнениях со скептическими настроениями к невозможности познания.  Размышлениям очень часто можно поучиться и у врага, поскольку жизнь – вместилище блага и зла.  Сотканное из противоречий бытие позволяет прийти к заключениям: надо много учиться, чтобы осознать, что знаешь мало; лучший способ запомнить что-либо – постараться забыть; мы не освобождаемся от пороков, а меняем их на другие. Наблюдаемое и наблюдатель слились и, вместе с тем, разъединились в Монтене, поэтому он не трагичен, а оптимистичен, ведь человек страдает не столько оттого, что происходит, сколько оттого, как он оценивает, что с ним происходит. Будучи строгим к себе и порокам (уж больно вольно его воспитывали в детстве), Монтень всё-таки задаётся вопросом о равенстве себе самому и нерастраченности своего целостного состояния, поскольку самая великая вещь на свете – уметь принадлежать себе. И вечная жажда познания: если хочешь излечиться от невежества, надо в нём признаться; нет стремления более естественного, чем стремление к знанию; очень полезно оттачивать свой ум об умы других. От мрачных характеров и от сварливых людей Монтень бежал как от чумы, не вмешиваясь в беседу. 

    Вот таким предстаёт Мишель Эйкем де Монтень, имя которого взяли для своего поля единомышленников луганские мыслители, объединившиеся в философское сообщество. 

    Донбасс: философия фронтира

    Один из создателей Философского монтеневского общества в Луганске Арсентий Атоян дал такую характеристику своим сподвижникам: это сообщество ищущих, а не нашедших. Эта метафора звучит в каждом из сборником ФМО, в том числе и сборнике «Донбасс: философия фронтира». 

    Сборник – одно полотно: плотное, цветистое, избыточное. В нём бессмысленно разглядывать и выискивать скрепы плетения, узелки, сочленения, ибо теряется прелесть целостного восприятия. Вот уж поистине воплощение единства в многообразии и многообразия в единстве! 

    Однако меня зацепила одна мысль, высказанная одним из редакторов и авторов сборников ФМО Ниной Ищенко: является ли Луганск городом-интровертом? Будучи составителем сборников ФМО, литературно-художественным критиком, историком философии, Нина Ищенко утверждает, что Луганск город-интроверт, в культурном пространстве представляющий собой замкнутый локус, не стремящийся ничего транслировать вовне.

    Позволю себе не согласиться! Луганск в самом лучшем своём исполнении – экстраверт, открыт миру, несмотря на незаживающую семь лет рану, нанесенную войной. Сборники ФМО, встречи единомышленников, дискуссии на такие, на первый и на второй взгляд, странные и отрешённые от реалий военного пограничья темы, как творчество Набокова, наследие ацтеков, культура барокко, социология воображения, являются подтверждением того, что тело, страдающее в войнах, несёт в мир вечную мысль о поисках красоты и истины. 

    Поэтому моё пожелание членам монтеневского общества, которое прозвучит, возможно, несколько странно: быть в статусе ищущих, но не нашедших, ибо найдя, завершится поиск того, на чём стоит философия. А она бессмертна!

    Патерыкина Валентина – доктор философских наук, профессор, профессор кафедры теории искусств и эстетики Луганской государственной академии культуры и искусств имени М. Матусовского. Член национального Союза журналистов Украины, Действительный член Международной Академии биосферных наук (МАБИН). Докторская диссертация по теме «Проблема сакрального в культуре постмодерна». Автор поэтических сборников.

     

    Поделиться в соц. сетях

    0

    Posted by admin @ 08:26

    Tags: , , , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.