Шёлковые знамёна. Часть 1

Тимофей Алёшкин

Цикл «Пять тайн Марка Лициния Красса»

Первая тайна

Вторая тайна

Третья тайна

Тайна 4. Шёлковые знамёна.

9 мая — чёрный день римского календаря, день разгрома армии Красса при Каррах. Наша четвёртая тайна — военная.

У этой тайны даже есть изображение. Вот оно. Найдите на картинке «неправильную» деталь, а я к ней вернусь в конце.

noin ulla 1

9 мая 53 года до н. э. в сражении при Каррах римская армия Красса потерпела тяжёлое поражение от парфянской армии под командованием Сурены. Если хотите, перед началом чтения перечитайте описание сражение у Плутарха, вот здесь, оно ясное и короткое.

В этом сражении нет, по-моему какой-то ужасной скрытой тайны, наоборот, всё про него написано и всё на поверхности, но некоторые важные обстоятельства никто в упор не замечает. Прежде всего то, что римляне воевали не с обычной парфянской армией. Может, даже и вовсе не с парфянами. А с кем – сейчас посмотрим.
Кто сражался при Каррах?

Парфянская армия была нерегулярной. Царь собирал её только на войну. Состояла она из отрядов, приводимых знатными парфянами. Юстин пишет:

«Войско у них состоит не из свободных, как у большинства народов, а по большей части из рабов. О детях рабов парфяне заботятся так же, как о своих собственных, и с большим тщанием учат их ездить верхом и стрелять из лука. Чем богаче [парфянин], тем больше всадников выставляет он [в войско] царю на время войны. Так что, когда Антоний вел войну с парфянами и против него выступало войско в пятьдесят тысяч всадников, только четыреста из них были свободными».

В общем, в более привычной нам терминологии это феодальная армия. Как действует большая конная феодальная армия на поле боя? Она выстраивается, вступает в бой по команде главнокомандующего и после этого управление вступившими в бой отрядами практически теряется, становится невозможным. Когда отдельные отряды «баронов» отступают, они теряют связь друг с другом и не могут остановиться, пока не оторвутся от преследования, и в бой уже обычно не возвращаются.

Вот именно так и ведёт себя в сражениях парфянская армия и в 40-х, и в 30-х годах.

38год, Юстин: «Вентидий притворился испуганным, долго отсиживался в лагере и в течение некоторого времени терпеливо сносил оскорбления со стороны парфян. Но наконец направил на них, не ожидавших нападения и торжествующих, часть своих легионов. Рассеянные этим натиском, парфяне отступили в разных направлениях. Пакор думал, что поспешно отступающие парфяне увлекли за собой римские легионы, и напал на лагерь Вентидия, который он считал незащищенным. Тогда Вентидий, выведя оставшиеся [в лагере] легионы, уничтожил весь парфянский отряд вместе с самим царем Пакором».

36год, Плутарх: «После первого дневного перехода, наутро, Антоний увидел, что парфяне окружают расположение римлян и готовятся напасть на врага в пути, и поднял в лагере сигнал к битве, но, в то же самое время, свернул палатки, словно намереваясь отступать, а не сражаться, и двинулся мимо варваров, выстроившихся полумесяцем. Римская конница получила приказ, как только тяжелая пехота приблизится к первым рядам парфян на полет стрелы, — немедленно гнать коней на врага. Парфян, стоявших при дороге, построение римлян до крайности изумило, и они настороженно следили за неприятельскими воинами, которые шли молча, спокойно, храня равные промежутки между рядами, и только потрясали на ходу копьями. Когда же прозвучала труба и римские конники повернули и с шумом ринулись в нападение, их натиск парфяне выдержали (хотя луки сразу оказались и бесполезны и бессильны — враги были слишком близко), но следом в дело вступила пехота, издавая оглушительные крики и грохоча оружием; тут и парфянские кони испугались, и сами всадники обратились в бегство, не дожидаясь рукопашной. Антоний с жаром преследовал бегущих, питая немалые надежды этим сражением завершить войну полностью или, по крайней мере, в основном. Пехотинцы гнались за парфянами пятьдесят стадиев, конница — втрое больше».

И ещё 36 год: «Антоний еще строил тяжелую пехоту в боевой порядок, оставляя в рядах бреши для вылазок копейщиков и пращников, как уже появились парфяне и стали развертываться, чтобы окружить врага и напасть со всех сторон сразу. Им навстречу выбежали легковооруженные, и хотя многих сразили стрелы, не меньшими были потери и у парфян. Под градом копий и свинцовых ядер они отступили, затем снова бросились вперед, но тут кельтские всадники рассеяли их, ударив плотно сомкнутым клином, и больше в тот день они не показывались».

А вот при Каррах армия Сурены действует и реагирует по-другому. Обратите внимание прежде всего как управляется армия, как взаимодействуют её части. Важные детали я подчёркиваю.

«Первым намерением парфян было прорваться с копьями, расстроить и оттеснить передние ряды, но, когда они распознали глубину сомкнутого строя, то отступили назад и, делая вид, будто в смятении рассеиваются кто куда, незаметно для римлян охватывали каре кольцом. Красс приказал легковооруженным броситься на неприятеля, но не успели они пробежать и нескольких шагов, как были встречены тучей стрел; они отступили назад, в ряды тяжелой пехоты. А парфяне, разомкнувшись, начали издали со всех сторон пускать стрелы.

Красс велел своему сыну постараться заставить неприятелей принять бой раньше, чем они его окружат: ибо парфянская конница устремлялась главным образом на него, чтобы обойти крыло, которым он командовал, и ударить ему в тыл. Итак, молодой Красс, взяв тысячу триста всадников, пятьсот лучников, а из тяжеловооруженных — ближайшие восемь когорт, повел их обходным движением в атаку. Но стремившиеся окружить его парфяне, потому ли, что попали в болото, как некоторые полагают, или же замышляя захватить Красса как можно дальше от отца, повернули назад и поспешно ускакали. Красс, крича, что враги дрогнули, погнался за ними. Римлянам представлялось, что они одерживают верх и гонятся за неприятелем, пока, продвинувшись далеко вперед, они не поняли обмана: враги, которых они считали убегающими, повернули против них, и сюда же устремились другие, в еще большем числе. Римляне остановились в расчете, что, видя их малочисленность, парфяне вступят в рукопашный бой. Но те выстроили против римлян лишь своих броненосных конников, остальную же конницу не построили в боевой порядок, а пустили скакать вокруг них.

А положение Красса было вот какое. После того как он приказал сыну напасть на парфян, кто-то принес ему известие, что неприятель обращен в бегство и римляне, не щадя сил, пустились в погоню. Заметив вдобавок, что и те парфяне, которые действовали против него, уже не так настойчиво нападают (ведь большая их часть ушла вслед за Публием), Красс несколько ободрился, собрал свое войско и отвел его на возвышенность в надежде, что скоро вернется и сын».

Что мы тут видим? Армия Сурены прекрасно управляется, отряды «держат удар» и быстро разворачиваются и возвращаются в бой после того, как их отбросили, большая часть (!) десятитысячной армии во время сражения перебрасывается на большие расстояния, вероятно, несколько километров, части парфянской армии оперируют явно за пределами взаимной видимости, но не рассеиваются, а выполнив свою задачу, воссоединяются. Ребята, ну это же совершенно другие парфяне! Это слаженная, отлично управляемая единая, хорошо подготовленная, не боящаяся потерь конная армия.

Ещё один момент, который я бы тоже отметил. Красс в первой кампании в 54 году выигрывает у армии парфянского наместника Месопотамии Силлака сражение под Ихнами. То есть солдаты Красса с парфянами в бою сталкивались. Но вот весной 53 из тех же Ихн, где появилась армия Сурены, «явились, насилу вырвавшись оттуда, несколько солдат с тревожными вестями. Они видели собственными глазами целые скопища врагов и были свидетелями сражений, данных неприятелем при штурмах городов. Все это они передавали, как водится, в преувеличенно страшном виде, уверяя, будто от преследующих парфян убежать невозможно, сами же они в бегстве неуловимы, будто их диковинные стрелы невидимы в полете и раньше, чем заметишь стрелка, пронзают насквозь все, что ни попадается на пути».

И уже при Каррах: «Красс приказал легковооруженным броситься на неприятеля, но не успели они пробежать и нескольких шагов, как были встречены тучей стрел; они отступили назад, в ряды тяжелой пехоты и положили начало беспорядку и смятению в войске, видевшем, с какой скоростью и силой летят парфянские стрелы, ломая оружие и пронзая все защитные покровы — и жесткие и мягкие – одинаково. А парфяне, разомкнувшись, начали издали со всех сторон пускать стрелы, почти не целясь (римляне стояли так скученно и тесно, что и умышленно трудно было промахнуться), круто сгибая свои тугие большие луки и тем придавая стреле огромную силу удара».

Видите? И с оружием армии Сурены римляне оказались до этого незнакомы.

Так что это была за армия? Явно не феодальная, а организованная и подготовленная по-другому. Как именно готовились подобные армии, мы знаем из более позднего времени. Самая известная конная армия, бившая феодальные армии благодаря высокой организованности и опыту была монгольская. Слово Чингизхану.

«Охота – это дело, подобающее полководцам. Оруженосцы и воины должны поучиться, как подкрадываться к диким животным, как их убивать, как построить ряд, как в зависимости от числа загонщиков окружить дичь, как перед началом охоты организовать разведку, определить породу и количество животных. Если у полководцев нет боевых заданий для войска, то они всегда должны стремиться к охоте и побуждать войско к тому же. Охота – не самоцель, скорее войска должны овладеть этими задачами, как во сне».

В больших степных загонных и облавных охотах кочевые племена практиковались в приобретении и развитии военных навыков. У монголов на охоту являлись, как на войну, все воины. Охотники разбивались на отряды со знамёнами и действовали под единым руководством, подчиняясь сигналам и приказам. Цепь окружения растягивалась в начале на месяц пути, потом постепенно сужалась, пока войско уже плечом к плечу не образовывало тесный круг и начинало охоту, совмещая её с упражнениями в стрельбе и ловле животных.

В общем, у меня выходит, что: армия Сурены была необычной парфянской армией, с такой римляне встретились впервые. Эта армия была сплочённой, слаженной, опытной и прекрасно управляемой. Подготовку, обеспечивавшую такое качество армии, скорее всего могли дать большие облавные охоты, так что вся или большая часть этой армии была, похоже, кочевой ордой.

Откуда же она взялась?

Источник

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.