Баллада о летнем городе

10583796_1013085388726546_2711406897375926347_n

Владимир Карбань

Говорят, что как-то обыгрывать фамилии, каламбурить и проч. — признак дурного вкуса. Ну так и быть — согрешим против хорошего вкуса и скажем, что луганчанка Елена Настоящая — настоящий, оригинальный поэт. Посмотрите, как смело она соединяет в своей балладе смешное и трагическое, сюрреалистический гротеск и документальную точность.

БАЛЛАДА О ЛЕТНЕМ ГОРОДЕ

Кто-­то плачет, а кто-­то молчит,

А кто-­то так рад, кто­-то так рад…

В. Цой

 

1

Линия горизонта — это

было моим летом.

Присутствие света в отсутствии света.

Золото. Синее небо. Дым.

Взрывы и раны на теле города.

Мы — не сдаемся!

Мы — сильные, смелые, гордые!

Мы это уже доказали,

спрятавшись в темном подвале.

А город чуть не умер

со всеми своими Лениными,

едва не сбежавшими с пьедесталов.

Даже Ворошилова это все достало.

Он тоже хочет слезть с коня и встать на колени

или уехать в Киев,

лишь бы это все прекратилось.

Но не судьба.

Да.

Линия горизонта — тонкая,

будто вот-­вот оборвется,

взорвется

новыми вспышками звезд ­камикадзе,

а они только рады стараться —

не разорваться

и залечь привычным свинцом.

Их особенно хорошо было видно днем,

когда все выходили посмотреть на смерть

и сказать:

                      Вот так и живем,

Тушенку да гречку жуем

Линия горизонта — четкая,

будто всех нас перечеркивает,

делит все на синеву неба,

синеву глаз, смотрящих в прицел,

синеву тех, кто попался в цель,

и смотрит обратно в небо

широко раскрытыми глазами

и оглушительно молчит…

 

2

Говорит Москва.

Передает Луганску привет.

Сколько мы вместе натворили бед…

Приличные люди давно об этом молчат вслух.

А неприличные где­-то в лондонах

(тоже давно) испустили дух.

 

Говорит украинская армия.

Передает Луганску привет.

Тот, что побольше, посердечнее, погорячее.

Говорит: Потерпите, милые,

мы постараемся как можно скорее

освободить Донбасс от сепаратистов.

И реверсом вернуть Крым.

И реверсом отжать газ

Ну, чего уж там, терпи, брат, терпи,

пока нас освободят от нас.

 

Говорит Обама,

что­-то о том, как мама мыла раму,

впрочем, он всегда несет довольно ясный бред.

Но Луганску, вместе с Псаки,

Барак тоже передает привет.

 

Говорит Ворошилов­град —

всей истерзанной лентой дорог,

всей укатанной лентой дорог

с гусеничными следами.

Он не знает, что будет с нами.

Он от этого очень устал.

Но помехи мешают понять.

И теряется голос в свисте,

И латаются раны быстро…

И латаются раны наспех.

И срывается голос на крик.

Нет, ошиблась, Луганск не кричит.

За него отвечает град;

Говорит Ворошилов­град.

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*