Search results for алешкин

Оратор Гортензий

Тимофей Алёшкин

Примечание к рассказу «Одиссея Квинта Лутация Катула«.

Квинт Гортензий Гортал – главный соперник и «тень» Цицерона, оратор которым Цицерон восхищался, которого ставил выше всех, с которым всю жизнь соперничал и сотрудничал, и которого прославлял в своих книгах. О Марке Туллии Цицероне мы знаем очень много – до нас дошли десятки его книг, десятки речей, огромное собрание писем (три толстых книжных тома), его жизнеописания, написанные другими авторами, множество упоминаний и описаний в книгах современников и потомков. О Гортензии, ораторе, равном Цицерону и по славе, и по таланту, мы знаем кое-что почти только от Цицерона, ни одной его речи не сохранилось. 

Гортензии («Садовники») были знатным, но не слишком прославленным родом, первым консулом в роду был отец Гортензия, избранный, но не вступивший в должность из-за осуждения за подкуп избирателей. 
Как вышло, что Квинт Гортензий Гортал (и когномен- прозвище его тоже означает «садовник») решил посвятить свою жизнь риторике – неизвестно. Он появляется перед нами в книгах Цицерона как увлечённый, талантливый яркий оратор уже с самых юных лет.  Read more

Главный герой рассказа «Одиссея Квинта Лутация Катула»

Тимофей Алёшкин

Битва римлян и карфагенян на море во времена Пунических войн, III в. до н. э.

Герой рассказа, древнеримский политик Квинт Лутаций Катул Капитолийский, больше всего известен как один из самых яростных и последовательных противников Юлия Цезаря. Но это результат смещения перспективы – на самом деле во время жизни Катула Цезарь был и не самым известным, и не самым сильным его противником. 
Лутации – плебейский род, первые Лутации стали консулами ещё за 200 лет до Цезаря, во время Второй Пунической войны, прославившись победами над Карфагеном на море. Родовое прозвище «Катул» — «Пёсик», «Щенок», заслужил один молодой Лутаций, который отчаянно, как верный пёс, нападал на врагов своего отца. Отец Катула, победитель кимвров, известный оратор и поэт, своими успехами сделал свой род одним из наиболее богатых и влиятельных в Риме. Вероятно, Катул старший построил тот самый дом, возможно, самый большой и богатый на Палатинском холме, да и во всём Риме, вокруг которого происходит действие рассказа. Потом этот дом перестроит император Август, включив его в свой дворец. От этого дворца произойдёт слово «палас», «палаццо», вошедшее во многие европейские языки. 

Сулла Счастливый, диктатор, предшественник Цезаря по единоличной власти в Риме

Катул-сын не был такой яркой и разносторонней личностью, как отец, стихов он не писал, оратором, как говорит Цицерон, был неплохим, но не выдающимся, все свои силы он отдал политике, и умер довольно рано, лет в шестьдесят. Катул стал консулом в 78 году до нашей эры, после отставки консервативного диктатора Суллы и следующие 18 лет он был одним из ведущих политиков-консерваторов. Сулла поручил Катулу восстановление сгоревшего главного римского храма – Капитолия. Катул за 15 лет отстроил храм и написал своё имя н фронтоне – потом его сменит имя Цезаря. Тогда же он выстроил государственный архив – величественное здание Табулария, которое до сих пор можно увидеть на Римском Форуме. Катул был непримиримым и последовательным противником двух главных возмутителей спокойствия своего времени – Помпея и Красса. Оба они выступали с планами больших реформ, которые должны были увеличить их популярность и влияние. Read more

Одиссея Квинта Лутация Катула

Тимофей Алёшкин

Автор благодарит уважаемого Эрмона за консультации и помощь. Все ошибки и неточности остаются целиком на совести автора.

 Солнце над Римом тихонечко катилось по ясному летнему небу. Не было видно ни тучки, ни птицы. Любой авгур бы подтвердил, что все знамения в тот день боги явили самые благоприятные и не то что беды, даже и неприятностей ничто не предвещало.

Квинт Лутаций Катул подошёл к дому и приказал привратнику открыть дверь.

– Не открываю, господин, – ответил привратник.

Катул оторопел. Он оглянулся по сторонам  мол, глядите, квириты, что творится, но поблизости на улице, как назло, никого не было. Катул в упор посмотрел на привратника и медленно, чуть не по слогам, повторил:

– Открой дверь.

Раб замотал головой, так что цепь зазвенела.

– Не могу, господин, – сказал он жалобным басом. – Госпожа запретил.

– Открой дверь твоему господину! – это вышло у Катула уже довольно громко. Всем известно, что Квинт Лутаций был человек кроткий, но тут уж он начал сердиться.

Раб за окошком прятал глаза, громко сопел, пригибал бритую голову, как–то даже вилял плечами, он весь был само раскаяние и почтение, но с места не двигался. Катул поднял руку и сделал шаг к привратнику.

– Прибью, – сказал он. Раб отступил.

– А госпожа сказал, что убить, – ответил он. Катул с поднятой рукой шагнул ближе, привратник отступил и исчез из виду. Потом его вытянувшееся лицо опять вынырнуло, уже поодаль.

–– Я тоже убью, – сообщил ему в окошко Катул, – обратно в гладиаторы продам.

– Ты не убить, господин, ты хороший. Ну, продать, ну что же. А госпожа сейчас убить, она Батту приказал. Read more

Рим магический. Тайная книга

Продолжаем публикацию комикса «Тайная история», в котором излагается альтернативная версия событий в Риме во времена Юлия Цезаря и Цицерона.

Историки XIX века, пережившие бурный расцвет капитализма в Европе, находили в античности буржуа и коммерсантов, искали движущие пружины событий в серебряных рудниках, ссудах под залог и биржевых спекуляциях. Современные авторы (с полным основанием) находят в Риме хтоническую магию, мистические ритуалы и загадочный обряды. Это говорит что-то о нашем времени не меньше, чем об античности, но что именно мы должны понять? Поищем ответ в «Тайной книге» Тимофея Алёшкина. 

Тайная книга Вторая глава

«Тайная книга». Комикс из мира Второй войны богов

1_glavaПервая война богов, в которую были вовлечены люди, это война Троянская. По замыслу авторов, вторая война богов начинается примерно тысячу лет спустя, в Риме, во времена Юлия Цезаря. Известные из истории события конца Республики имеют очень сильный мифический, мистический и оккультный фон, который был несколько размыт под действием рационалистического видения истории, восторжествовавшего в эпоху Просвещения, но явственно ощущается при чтении первоисточников. Именно эта магическая стихия вдохновила современных российских авторов создать книгу, первую часть которой вы можете сегодня скачать на «Одуванчике».

Жанр комикса — криминальная драма с магией в исторических декорациях. При всей фантастике сюжета авторы старались максимально соблюдать историческую достоверность. В комиксе изображен Рим второй половины 1 века до н.э., не мраморный, а больше кирпичный, магия в произведении античная, и даже демоны-лемуры — тоже исконно-римские. Насчёт одежды и бытовых деталей — всё почти так, как было, всё-таки это альтернативная вселенная.

Автор сценария Тимофей Алёшкин, художник обложки и комикса Валерия Гудкова, авторы идеи Тимофей Алёшкин и Фарит Ахмеджанов, исторический консультант Кирилл Рец, все права на комикс принадлежат ООО «Вторая война богов».

История начинается 17 июня в год консулов Брута и Антония. Самого божественного Цезаря, пожизненного диктатора, и прочая, и прочая, в Риме нет — он отправился на войну с Парфией (правильно, в этом мире его не убили заговорщики). И вот однажды в Риме задрожала земля, загорелись храмы Юпитера, а из-под земли по ночам стали появляться демоны-лемуры и нападать на людей. В конце концов консул Брут собрал из тех граждан, кто не убежал и не побоялся, ночную стражу, обрёк себя подземным богам и, получив сверхъестественную силу, победил и загнал лемуров обратно под землю. Вот сразу после этого и начинается наша история, в которой отряд ночных стражников использует открывшиеся возможности чтобы разбогатеть и подняться.

Тайная книга Первая глава

Источник

Отцы и дети: любовь или …?

Алёшкина Мечта

Дерусификация Тургенева. Окончание


Фенечка дерусификатора
 

Второстепенные женские образы Кати Одинцовой и Фенечки, несущие свою смысловую нагрузку (а как иначе в серьезном произведении), конечно, тоже претерпели метаморфозы, соответственные времени.

Read more

Отцы и дети: Одинцова Анна Сергеевна

Алёшкина Мечта

Дерусификация Тургенева. Часть восьмая

Однако обратимся к женским образам. 


Анна Сергеевна-2008

Сначала — к Одинцовой Анне Сергеевне – женщине просвещенной, сочетавшей красоту с умом столь же пронзительным. Проблематика ее образа актуальна во все времена: как остаться собой, отдав себя другому, где грань между самоотдачей и самоуничижением, что в браке важнее: разум (идеологическое единомыслие) или чувства? Возможно ли быть счастливой, когда твое благополучие суть плод рабского труда?

 

Read more

Отцы и дети: отцы

Алёшкина Мечта

Дерусификация Тургенева. Часть седьмая

В славном 2008-м для создания необходимого антуража для столь «высокодуховной личности» был создан богатый второй план. Каждая сцена – маленький «шедевр», прозрачно намекающий на убогость и скудоумие наших соотечественников. За 4 серии представлено 6 сценок заднего плана: мужички, работая на крыше, снизу закидывают на нее веревку (подняться не догадываются), а она все падает и падает; 1 бревно, не самое большое, несут 6 человек; 1 баба ловит курицу, а 6(!) наблюдают за ее неудачами; 2 эпизода посвящены ремонту моста (работать, судя по всему, люди просто не умеют, чинить его им с такими заходами ещё долго); грузили на тачку глину, грузили, втроем даже, а все равно перевернули. Апофеозом совокупного образа русского мужика стал визави Базарова по вопросу мироустройства в понимании крестьянства:

И везде, где только можно, персонажи максимально раздеты, распоясаны, расхлябаны. Особенно "порадовала" сцена с маленьким сыном Фенечки, к которому ночью вызвали Базарова.

Read more

Отцы и дети: дуэль

Алёшкина Любовь

Дерусификация Тургенева. Часть шестая

Особо показательны эпизоды в беседке с Фенечкой и дуэль по этому поводу с Павлом Петровичем. Образ Базарова начинает приобретать вполне законченные черты, в каждом случае свои. В результате имеем три разных личности: Человека, человека и человечка.

В инциденте с Фенечкой, во всяком случае, инициатором выступил Базаров, поступок его очевидно неблаговиден, это очередная его ошибка, уступка своему эго, отнесение себя к тем, кто «право имеет». Интересно, как по-разному он ее оценил, как провел ту самую «работу над ошибками». 

В 21-м веке ответственность пока – редкий зверь. Отвечать за свои проступки? Вот скука-то какая. И, замечу, никакого сожаления о содеянном. «Тыыы не только съела цветы…»

Судьба цветка из 80-х и вовсе незавидна: выронили и затеряли в общей куче. Символично.

1958-й год: подаренная Фенечкой роза бережно убирается в карман\петлицу. Базаров готов ответить за свои действия; этот цветок – красная роза – символ не только страсти, но и бережного отношения к ней, равно как и к женщине, вызвавшей это чувство.

Read more

Прощание Одинцовой с Базаровым

Алёшкина Мечта

Дерусификация Тургенева. Часть пятая

Казалось бы, что можно исказить в эпизоде прощания Одинцовой с Базаровым, когда предполагается, что расстаются они навсегда? А это смотря про что снимать.

Если Тургенева И.С. экранизировать, то мы видим жест, характерный для 60-х гг. 19-го века, принятый между людьми просвещенными, эмансипированными, передовыми. Рукопожатие вполне уместно, так как расстаются они именно друзьями, идущие в одном направлении, пусть и разными дорогами. И несложившаяся любовь, создавая некоторую неловкость, не исключает товарищеских отношений. Евгений Васильевич – человек сильный именно тем, что в состоянии контролировать свои желания, понимая важность самодисциплины. Особо подчеркивается возможность и нормальность подобных взаимоотношений между мужчиной и женщиной.

Что же хотели нам сказать в 1983м году? Откуда взялись эти пораженческие позы и жесты? И это при дословном воспроизведении текста романа. То есть жалости Базарову не требуется, милостыни он не приемлет, однако выказать свою несчастность и страдания считает возможным.

Read more