Tag Archive for экфрасис

Экфрасис (?) Елены Заславской

Назвать данное стихотворение Елены Заславской экфрасисом (как некоторые это делают) можно только с большой натяжкой — ведь в экфрасисе, все таки, центр тяжести сосредоточен на самом произведении искусства, на впечатлениях и мыслях, им вызванных. В "Марсий, вызови Феба!" ситуация античного мифа послужила только вместилищем сложных сопоставлений, призывов к героям, понятным зачастую только участникам этой драмы.

Марсий, вызови Феба!

Марсий, того ли ты вызывал
Ристаться на флейтах?!
Бога вызови моего —
Прекрасного Феба!
Он требует полной самоотдачи,
Чтобы не чуя почвы,
Под сбитыми в кровь ногами,
Днем ли темною ночью
Дойти до предела,
До края!
Марсий, вызови Феба!
Он требует полного отреченья,
Чтобы не зная страха,
Стыда за несовершенство
Забрезжилось под рубахой
Свечение
Сердца!
Марсий, вызови Феба!
Он требует полного возгоранья,
Ты осознаешь не сразу,
Что можно выйти за рамки
Только
На пике экстаза!
Марсий!
Вызови Феба!
Он требует полного поклоненья,
Но все же будь ему равным,
Попробуй коснуться неба,
Воплем своей гортани,
Стань продолжением флейты!
Марсий!
Вызови Феба!
Может тогда поймешь ты
Скудным умом сатира,
Как вытащит нож он из ножен:
С ним я
Словно без кожи,
Совсем без кожи,
Чувствую красоту и уродство
Этого мира!
Марсий, вызови Феба!f23d0dd6cb99image009

Мережковский Д. Конец века

Владимир Карбань

Одна из центральных тем поэтического творчества Дмитрия Сергеевича Мережковского – гипотетическое появление Христа среди современников, их реакция на это чудо. Возможным стимулом к размышлениям в этом направлении послужила картина Жана Беро «Магдалена в доме Симона фарисея», которую поэт видел на парижской выставке 1891 г. Это полотно вызвало настоящий скандал своим сюжетом, так как Христос в ней изображен в обстановке современного модного салона, среди узнаваемых знаменитых современников (в частности, Ж.-Э. Ренана, автора «Жизни Иисуса Христа»), которые восприняли появление Спасителя весьма негативно. Об этом Мережковский так писал в своей поэме «Конец века. Очерки современного Парижа»:

«…На той же выставке задумчивый Христос
В скептической толпе, в гостях у Жюль Симона,
Меж современных лиц парижского салона
Печально говорит в картине у Бэро
Про вечную любовь, про вечное добро.

После описания полотна далее в поэме следует рассуждение автора о том, что сам факт интереса к образу Христа и евангельским сюжетам в «столь скорбный, темный век» вселяет надежду на «обретение веры», на обращение современников к вечным нравственным и духовным ценностям.
Надежда эта ныне столь же жива и актуальна, как и во времена Мережковского.Jean_Beraud_Simon_the_Pharisee

А. Пушкин. «Мадонна»

f1642a0209eftНе множеством картин старинных мастеров
Украсить я всегда желал свою обитель,
Чтоб суеверно им дивился посетитель,
Внимая важному сужденью знатоков.

В простом углу моем, средь медленных трудов,
Одной картины я желал быть вечно зритель,
Одной: чтоб на меня с холста, как с облаков,
Пречистая и наш божественный спаситель —

Она с величием, он с разумом в очах —
Взирали, кроткие, во славе и в лучах,
Одни, без ангелов, под пальмою Сиона.

Исполнились мои желания. Творец
Тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадонна,
Чистейшей прелести чистейший образец.

В стихотворении «Мадонна» (1930) Пушкин подробно описал какую-то картину, поразившую его воображение. Очевидно об этом же полотне он писал Н. Н. Гончаровой 30 июля 1930 г. : «Прекрасные дамы просят меня показать ваш портрет и не могут простить мне, что его у меня нет. Я утешаюсь тем, что провожу часы перед белокурой мадонной, похожей на вас, как две капли воды; я бы купил ее, если б она не стоила 40 000 рублей».

Read more

Аполлон Григорьев. «К Мадонне Мурильо в Париже»

12928340_192768824439357_4059934192256099284_nВладимир Карбань

Сегодня мы открываем новую рубрику «Экфрасис в русской литературе». Она примыкает к нашему большому разделу «Айда в музей!» Надеемся, ее материалы будут полезны и интересны нашим читателям. Но сначала, два слова о самом предмете разговора. Экфрасис – так называется описание произведения изобразительного искусства средствами художественной литературы. Жанр насчитывает многовековую историю. Все начиналось, конечно, у Гомера и его описание щита Ахилла считается первым образцом жанра.

Русская литература часто обращалась к изобразительному искусству, ища в нем воплощения тех проблем, которые волновали писателей. Огромное внимание, которое уделяли русские авторы нравственным, религиозным вопросам, не могли не сказаться на выборе любимых произведений, на их этическом истолковании.

Начинаем мы со стихотворения Аполлона Григорьева «К Мадонне Мурильо в Париже». (1858). А. Григорьев относился к живописи экстатически, целыми днями просиживая перед любимыми полотнами в Лувре, Галерее Уффици, Галерее Питти. Результатом этих бдений стал цикл стихотворений, одно из которых мы и предлагаем вашему вниманию. Образ «Мадонны» Мурильо поэт носил в нагрудном кармане пальто. Красоту, воплощенную в этом образе, он мыслил синтетически, считая ее воплощением и Бога, и Любви, и Идеала.

Из тьмы греха, из глубины паденья

К тебе опять я простираю руки…

Мои грехи — плоды глубокой муки,

Безвыходной и ядовитой скуки,

Отчаянья, тоски без разделенья!

На высоте святыни недоступной

И в небе света взором утопая,

Не знаешь ты ни страсти мук преступной,

Наш грешный мир стопами попирая,

Ни мук борьбы, мир лучший созерцая.

Тебя несут на крыльях серафимы,

И каждый рад служить тебе подножьем.

Перед тобой, дыханьем чистым, Божьим

Склонился в умиленье мир незримый.

О, если б мог в той выси бесконечной,

Подобно им, перед тобой упасть я

И хоть с земной, но просветленной страстью

Во взор твой погружаться вечно, вечно.

О, если б мог взирать хотя со страхом

На свет, в котором вся ты утопаешь,

О, если б мог я быть хоть этим прахом,

Который ты стопами попираешь.

Но я брожу один во тьме безбрежной,

Во тьме тоски, и ропота, и гнева,

Во тьме вражды суровой и мятежной…

Прости же мне, моя Святая Дева,

Мои грехи — плод скорби безнадежной.

image1