Tag Archive for Елена Хаецкая

Е. Хаецкая. «Падение Софии». Русский роман

Ольга Валькова

И Русь все так же будет жить,
                                                                                                   Плясать и плакать у забора.
                                                                                                                                          С.Есенин

  
   Этот роман, стилистически выдержанный, насыщенный, «с атмосферой», на какое-то время превратил меня в сторонницу революции. 
     Знаете, наверное, как это бывает? — видишь сон, тягостный, но такой живой и реалистичный, что, всплывая на мгновение ближе к поверхности яви, думаешь с облегчением: «Да это же все сон! На самом-то деле все иначе…»  Вот примерно  подобное я и испытывала, возвращаясь из реальности романа, где никакой революции (ни Октябрьской, ни, судя по всему, февральской) не было, в реальность нашу, где все это было.
    Российская империя, 20… год.  Космическое корабли достигли дальних звезд, колонизируются планеты; там, на фронтире, доблестные гусары получают ранения и повышения в звании; есть такая наука — ксенопалеонтология. А здесь, в ценре Империи, по-прежнему бесятся от безделья помещики, старая барыня унижает лебезящих приживалок; девушка, интересующаяся наукой, мечтает поскорее стать  старухой, чтобы держать салон и иметь возможность хотя бы поговорить с теми, с кем ей говорить интересно. О том, чтобы самой учиться и работать, даже и речи не идет. Мужику нет хода на «чистую», господскую половину трактира. Одержимый наукой талантливый молодой человек работает управляющим у помещика и втуне мечтает о дальних экспедициях. Они есть, эти экспедиции, но… не для тех, у кого нет средств на жизнь. 
    Серые небеса, серый воздух и вечные напролазные хляби под днищем антигравитационного электромобиля.
    Неистребимый, физически ощущаемый запах старости.
    И совершенно не удивляет, что в этой унылой атмосфере заводится, как мыши в грязном белье, вылезший из каких-то теневых подпространств вампир — и высасывает остатки энергии из без того вялых, не знающих куда себя приткнуть людей. 
     Да, люди, населяющие этот мир, вроде бы совсем такие же, как в «Повестях Белкина», — милые чудаки с такими безобидными, смешными странностями. И даже свой благородный разбойник, кладущий головушку за правду, есть. Но… за прошедшее столетие с лишним куда-то девалась, рассосалась в них та хрустальная чистота, та естественность веры в добро, что неколебимо стояла в душах пушкинских героев. И когда представляешь, как в течение века таяла, уходила она, хрусталинка за хрусталинкой, из сердец, из речей, надежд и поступков, как будто какой-то вампир высасывал незаметно, — вот тут-то и думаешь: «Господи милостивый! Как все-таки хорошо, что была у нас революция! Как это чудесно, волшебно, что крестьянские мальчики летали в стратосферу, хохочущие девчонки окружали профессоров в гулких старых аудиториях — и гудела перелопаченная страна!»
    В одной из рецензий писали: возникает ощущение,что с Россией, описываемой в книге, произошло что-то ужасное, но автор, по доброте своей, от читателя это невыносимо страшное скрывает. Может, и так. А может, наоборот — чего-то  не произошло? А может — и то, и другое?
    Вот название. Ведь вряд ли это только о героине по имени Софья, отдавшейся во власть вампира. Долгое время вампир «подпитывал» ее энергией, взятой у жертв, а потом покинул — и все разом кончилось. София — это ведь Мудрость. Если Мудрость долгое время остается неизменной — не вампир ли рядом с нею?
 
2012

«Нищий с моста Драконов»

Елена Хаецкая

Сегодняшняя «матчасть» предназначена для любителей чтения, которые отрывают драгоценное время от просмотра дорам ради книг. Для них я отсканировала одну библиографическую редкость, которая, предполагаю, послужила основой для некоторых фильмов (а может быть, просто написана на тот же сюжет). 
Книжка Шарля Петти «Нищий с моста Драконов» была издана в Ленинграде в 1926 году. По всей видимости, она хорошо вписывалась в кампании «борьбы с религиозными предрассудками», потому что приблизительно в то же самое время (то ли в 1924, то ли в 1926) вышел другой перевод того же произведения под названием «Маленький Будда». 
Очень странными путями ко мне пришел неимоверно затрепанный экземпляр «Нищего», из которого вываливались страницы. И два листа из книги вывалились насовсем, то есть в общей сложности отсутствуют четыре страницы. Не скажу, чтобы их отсутствие критически сказалось на содержании, но все-таки была такая мысль – пойти в Публичную библиотеку, взять там «Нищего» и перепечатать недостающий текст. Но оказалось, что хоть эти книги и значатся в каталоге, сейчас они не в доступе! 
В интернете можно купить экземпляр в другом переводе и по запредельной цене. Короче, я решила, что любители странных плутовских романов, где действие происходит на Востоке, должны получить «Нищего с моста Драконов». Читатель, как говорится, имеет право читать. Все винтажные прелести моего экземпляра можно наблюдать на скане: загнутые или порванные страницы, пятна и пометки. Хорошо, что книжка электронная и ее не страшно брать в руки. 
На русском языке выходило еще одно творение Шарля Петти – «Любовь китайского мандарина поэта и ученого Ли-Та-Чу», издание 1927 года, но этот шедевр мной не прочитан. Он, кстати, в Публичной библиотеке доступен. 
О самом писателе удалось узнать мало и, боюсь, больше мы уже не узнаем. Он родился в 1875 году. Был известен как путешественник, журналист, автор путевых заметок и романов, вдохновленных картинами экзотических стран, куда его заносила судьба: Китая, Японии и России. Творения Шарля Петти отличаются юмором, фривольностью и любовью к экзотике. 
Полное имя писателя – Шарль Анри Жюль Мари Петти. Он скончался 1 января 1948 года в Париже. 
Среди его творений можем назвать такие «шедевры», как: 

Снято! (1904) 
Страна мусульман, страна войны! (1905) 
«Мадемуазель Бамбу» («Мамзель Бамбук»?), китайско-японский роман (1907) 
Приключения прусского барона в Японии (1910) 
Нефритовое кольцо (1911) 
Сын великого евнуха (1920) 
Любовь Распутина, роман, основанный на подлинных событиях (1921) 
Человек, потерявший свою душу (1924) 
Импотенция могущественного генерала, китайский роман (1926) 
Эмансипированная Китаянка (1927) 
Любовь и приключения человека, приговоренного к смертной казни (1946) 
Из публицистики известны «Письма с Меконга», какие-то очерки о гейшах, но в общем и целом наследие этого, не сомневаюсь, плодовитого автора не самое доступное для нашего читателя (и, возможно, оно и хорошо). 
Заслуживает интереса роман «Сын великого евнуха», который послужил основой для либретто бродвейского мюзикла. После тридцати представлений мюзикл «Чи-Чи» (так он назывался) был снят со сцены. Американская публика плохо воспринимала поднимаемые там темы – такие, как изнасилование, кастрация и т.п. и, очевидно, не видела в этом сюжета для музыкальной комедии. Кроме того, сама музыка для этого произведения не блистала оригинальностью. Впрочем, некоторые критики нашли обращение к подобной тематике довольно интересным, но мюзикл это не спасло. Новую попытку предприняли в октябре 2002 года в Лондоне, но результат опять был неутешительным. 
Вот, собственно, и все, что можно сообщить на данном этапе о Шарле Петти. 
Портрета его я не нашла.

Скачать книжку можно по ссылке

Сапоги выше Шекспира, или О буржуазной фэнтези

Елена Хаецкая

Поп'обуем, това'ищи, взглянуть на фэнтези с классовой точки з'ения — п'елюбопытнейшие вещи нам отк'оются…

Пространством сказки традиционно является условное средневековье. Соответственно, фэнтези как разновидность сказки обслуживает интересы господствующего класса — феодалов. Однако мы знаем, что в недрах феодализма зреет новая формация — капитализм, и после буржуазной революции господствующим станет новый класс, буржуазия, которая при феодализме имеет довольно скромный облик ремесленников и купечества (горожан).

Поскольку современный создатель фэнтези живет именно при капитализме и в большинстве случаев весьма комфортно себя при этом чувствует, то и сам жанр зачастую идеологически обслуживает именно буржуазию, восхваляя ее моральные ценности и подчеркивая их значимость.

Рассмотрим главнейшие признаки буржуазной фэнтези в сопоставлении ее с фэнтези феодальной.

Read more