Tag Archive for фантастика

Своя дорога, а не проторенные тропы западного фэнтези. Фантасты Белаши о дыхании Дикого Поля и Белоруссии

Тяжелый в разных отношениях 2020 год является не столько однозначно плохим. В частности, весной текущего года вышел второй том сборника мистического фэнтези «Балканский венец» писателей Вука Задунайского, а также Александра и Людмилы Белаш. Осенью читатели смогут ознакомиться с еще одной совместной книгой тех же авторов «Паны, холопы и Другие», которая посвящена России, Украине и Белоруссии. Недавно «Одуванчик» опубликовал интервью с Вуком Задунайским. Сегодня на наши вопросы отвечают Александр и Людмила Белаш.

Александр и Людмила БелашАлександр и Людмила Белаш работают в жанре философский боевик со сложно сплетёнными сюжетными линиями, изобилием сюрпризов и интеллектуальными ребусами для продвинутых. Александр и Людмила живут и работают в Пензе, литературным творчеством занимались задолго до знакомства, но успеха добились, став соавторами. На счету соавторов более 140 рассказов, статей и эссе. Дважды издавалась частными лицами их повесть «Охота на Белого Оленя» (II место в номинации «Фантастическая и приключенческая литература» на сетевом конкурсе «Тенета-Ринет» в 1998/1999 г.); рассказ «Лёгким шагом по Нью-Йорку» получил III место на литературном конкурсе «Сетевой Бродвей» в Нью-Йорке (2000 год). Также перу соавторов принадлежат повести «Двойное дно», «Человек тьмы», «Огонь повсюду» и «Чёртово отродье», написанной совместно с пензенским автором Александром Дыхловым. В 2002 г. издательство «ЭКСМО-Пресс» выпустило первое крупномасштабное произведение супругов Белаш — научно-фантастическую трилогию «Война кукол», до этого публиковавшегося в питерском журнале «Labyrinth» в течении трёх лет.

Сегодня Людмила и Александр отвечают на вопросы о своем творчестве для читателей «Одуванчика». Read more

Одуванчик рекомендует: «Тёмный лес»

Лю Цысинь. Темный лес.

Вторая часть трилогии современного китайского фантаста посвящена двум большим темам: взаимодействию с культурой, в которой принципиально невозможна ложь, и объяснению парадокса Ферми. Также важную роль играет экологическая тема и демонстрация превосходства традиционного китайского пути недеяния.

Первая тема раскрывается в описании культуры инопланетян, которые в силу своей биологии не способны скрывать мысли, и в языке которых «думать» и «говорить» — синонимы. При огромном технологическом преимуществе трисоляриане не знают обмана, интриг, дипломатии в земном понимании слова. Попытки землян реализовать свое единственное преимущество – основное содержание романа.

Парадокс Ферми был высказан великим итальянским физиком уже в пору его работы над американской ядерной бомбой. Суть его заключается в том, что Вселенная практически бесконечна, и в ней должно быть очень много цивилизаций, которые достигли высокого уровня развития одновременно с нашей, и способный выйти на контакт с нами. Почему же мы не наблюдаем ни одной? Лю Цысинь формулирует ответ: мы их не наблюдаем, потому что это сознательная стратегия, независимо открытая разными культурами, а потому имеющая решающее значение для выживания в космосе. Именно описание этой стратегии зашифровано в названии романа «Тёмный лес».

Экологическая тема, столь нашумевшая в последние годы, придает книге популярности. Старая идея «чем больше узнаю людей, тем больше нравятся собаки» трансформируется в книге в теорию межвидового коммунизма, которой придерживаются сторонники уничтожения Земли под огнем трисолярианского флота. Межвидовой коммунизм означает, что ни один вид на Земле не должен быть важнее другого, и жизнь муравья или травинки столь же ценна, сколь и жизнь человека, и человечество, нарушающее эти принципы, повинно смерти. Нельзя не заметить здесь скрытую полемику с христианством, не столько самого автора, сколько той традиции, которая породила в индийском и китайском культурном регионе подобные религии всетерпимости и умаления человека до уровня животных и растений. В христианстве человек сотворен владыкой животных и растений, и всякий межвидовой коммунизм – искажение Божественного решения, а потому недопустим.

Очень интересно автор показал, как Отвернувшийся Ло Цзи пытался выиграть битву традиционно китайским путем отказа от действия, в духе максимы о трупе врага, который сам проплывет мимо тебя, пока ты спокойно сидишь на берегу реки. Только давление и принуждение заставили китайца пойти традиционным западным путем – включить голову, определить собственное преимущество и реализовать его, поставив на кон собственную жизнь. Это тоже приятный момент, который отсылает к классическим страницам из «Феноменологии духа», где Гегель описывает разницу между господином и рабом как способность рискнуть собой, чтобы поставить свою волю выше жизни – своей и будущего раба.

В книге также есть гибернация, то есть возможность путешествовать в будущее, проживая свою жизнь по частям, прогноз будущего развития цивилизации, и очень зрелищная битва Судного дня. В книге есть всё для успеха у человека современной западной культуры: в нужных дозах философия общества и технологии, немного психологии, в меру драматизма и возможность почувствовать, что мыслишь масштабно.

Одуванчик рекомендует: «Задача трёх тел»

Первая часть трилогии современного китайского писателя Лю Цысиня является качественным, продуманным, масштабным произведением в жанре научной фантастики. В книге есть допущения, которые соответствуют современной науке, описанию механизмов и природных процессов уделяется немалое внимание. В то же время в социальном и культурном плане это взгляд на христианство из Китая. 

Тема книги – борьба землян с инопланетной расой, которая живет на Альфе Центавра. Немаловажно для повествования, что эта звезда – тройная, как известно нашим астрономам. Это пример того, как научные факты организовывают сюжет книги. В первой части, о которой я пишу, действие начинается в эпоху культурной революции в Китае, и заканчивается примерно в наши дни.

Уже по этой краткой схеме книги видно, что это продукт на экспорт, что подтверждается и его судьбой на Западе: множество премий и планируется экранизация, хотя отношения между Китаем и западным миром вроде бы не самые теплые. В романе присутствуют все важные моменты, которых западный читатель ждет от современного китайского произведения. В первую очередь это ужасы социализма/коммунизма, и разумеется, западный читатель что-то знает о культурной революции. Лю Цысинь дает этого полной ложкой: ужасы культурной революции занимают всю первую часть романа, которую надо просто пережить, дальше будет легче.

В современной части книги, когда действие подходит к конфликту с инопланетянами, присутствует такая важная для западной культуры тема, как тайное общество, которое хочет приблизить пришествие инопланетян, то есть конец света, который автор именует Судным днем. Естественно, в китайской культуре, где первое место принадлежит идее о взаимном превращении полярностей, гармоническом соединении инь и ян, темного и светлого, никакого Судного дня в принципе быть не может. Это явная отсылка к христианству и его важности для Запада, своеобразный низкий поклон не-китайскому читателю.

В то же время автор сохраняет и важные для китайской культуры темы, и именно на них строит сюжет, что особенно заметно в следующих книгах. «Задача трех тел» столько же результат западного влияния на китайскую культуру, сколько и инструмент китайского влияния на другие культурные миры, и неизвестно еще, чего здесь больше.

Кому интересны как жанр грандиозные космическо-исторические эпопеи, смело можно рекомендовать. Только не сдайтесь на культурной революции.

Патруль времени

Армен Асриян

Есть такая традиционная фантастическая тема, затертая до того, что фантасты от нее практически отказались, только кино ее юзает — как всегда, на поколение отставая от литературы — «патруль времени»… Сводилась к защите существующей истории от разнообразных энтузиастов, норовящих перкроить ее в пользу любимых героев или идеологий…

Подумалось, что тему вполне может ожидать вторая молодость. В свете воцаряющейся на западе тоталитарной идеократии и параллельного процесса окостенения общественных и граничащих с ними полу-естественных — вроде антропологии или палеонтологии — наук. Процессы, очевидно, взаимосвязаны — ну, да не о них сейчас речь.

Новый патруль должен не охранять историю, какая есть — а приводить ее в соответствие с кодифицированной университетской нормой. Населить древность вожделенными «переходными формами» в товарных количествах, чтобы подтвердить, наконец, правоту дарвинизма (благо, подлогом дарвинизм промышляет еще со времен отцов-основателей), наверное, не удастся — чудеса генетики, может, и позволят вывести чаемых зверушек, но потребных бюджетов никакие инстанции не утвердят.

Но устранять нежелательное — запросто. Отнимать луки у древних племен, ежели официальная историография полагает, что луки появились парой тысячелетий позже. Мимоходом убивая особо строптивых охотников, не желающих расставаться с любимым оружием. Срезать стремена в неположенном времени — пусть как хотят, так и поражают противника копьем, не опираясь на стремена — сказано же: нет в этом времени стремян! Истребляя слишком зажившиеся стада динозавров — им когда сказано вымирать? А они все норовят чуть не до средневековья дотянуть! Read more

О Кире Булычёве

Олег Комраков

В программе «Культуротека» 21 декабря 2016 г с Игорем Поповым говорили о Кире Булычеве. Вот запись:
На сайте радио: http://nlradio.net/tok-shou-kulturoteka-kir-bulyichev-lotsman-po-reke-hronos/
На сайте podfm: http://nlradio.podfm.ru/kultura/1849/

25620190.coverРазговор получился сложный. Потому что Булычев такая фигура… Как бы сказать. В каком-то фантастическом произведении (не помню каком, кажется, что-то подобное было у Чайна Мьевиля в «Вокзале потерянных снов») есть такое существо, которое существует сразу в нескольких измерениях, и обитатели каждого измерения воспринимают только одну его часть или правильнее, наверное, будет сказать «проявление» или «проекцию», и лишь смутно подозревают, каким это существо выглядит во всей полноте.

Вот примерно что-то подобное являет собой Кир Булычев (он же Игорь Можейко). В одном измерении он востоковед, автор работ по истории Бирмы (мы, кстати, в эфире попытались вспомнить, где находится Бирма, так и не вспомнили) и специалист по буддизму. В другом измерении он автор огромного количества научно-популярных книг, в основном по истории. В третьем измерении он – детский/подростковый писатель, автор цикла про Алису Селезнёву. В четвёртом – автор социальной, местами горько-сатирической фантастики (я, кстати, не уверен, насколько некоторые художественные вещи Булычёва стоит называть фантастикой, скорее это притчи, символистские рассказы, абсурдизм и фантасмагория). В пятом – драматург и сценарист. В шестом – литературовед. В седьмом – фалерист, причём известный в этой области, автор двух книг. Ну и вдобавок – художник и поэт, чтобы уж окончательно добить аудиторию.

Я после передачи поинтересовался у своего соведущего как можно всё вышеперечисленное совмещать и успевать. На что последовал лаконичный и убийственный ответ: «Работать надо!». Тут да, не поспоришь, работать у меня получается плохо, так что увы… Но ладно, что обо мне, речь о Булычёве. Мы в основном говорили о нём как о фантасте, причём старались обращаться больше к произведениям неизвестным или, вернее говоря, известным, но находящимся в тени цикла об Алисе Селезнёвой. Конечно, речь зашла о цикле рассказов и повестей «Великий Гусляр», про маленький провинциальный городок, в котором постоянно случаются чудеса. Мне этот цикл в основном нравится тем, насколько легко в нём сочетаются обыденность и фантазия, впрочем, это черта многих произведений Булычёва (причём это совсем не похоже на «магический реализм» я бы скорее назвал жанр, в котором работал Булычёв, «реализм чудесного», хотя это звучит как-то не очень удачно). Потом, правда, в конце 80-х и в 90-х из Великого Гусляра как-то потихоньку ушли лёгкость и ирония, а больше стало практически прямой сатиричности. Да и сам Булычёв в одном из интервью говорил, что Великий Гусляр исчерпал себя. Но тут скорее эпоха сменилась.

Вообще, насколько я заметил по книгам Булычёва, он очень остро переживал сначала тот упадок сил, в который СССР погрузился в 80-е годы, затем тот всеобъемлющий кризис, в котором оказалась Россия в 90-е годы. Мне кажется, Булычёв, как и многие советские интеллигенты, испытал двойное разочарование – сначала в социалистическом строе, затем в попытке обновления социализма в конце 80-х. И потом подобно другим фантастам он начал искать те точки в истории Российской империи и СССР, где события могли бы повернуть другим путём, не столь страшным и кровавым. Так появился цикл романов «Река Хронос», где действие разворачивается в различных альтернативных мирах. Тут. Конечно, есть такой тонкий момент, что в российской фантастике обращение к прошлому уже стало настолько общим местом, что подобный сюжет автоматически вызывает отторжение. Но всё же Булычёв – другое дело. Он профессиональный историк, действительно хороший писатель и у него нет той идеологической зашоренности, которая стала уже практически основной отличительной чертой российской фантастики.

Ещё мы подробно говорили о повести «Перевал» (потом Булычёв расширил эту повесть до романа «Посёлок», дополнив сюжет, но, по-моему, не очень удачно получилось) о группе землян, пытающихся устроить свою жизнь на чужой планете после крушения корабля. При внешней простоте фабулы вышла сложная повесть, ставящая вопрос о выборе небольшого сообщества людей между полным приспособлением, сопровождающимся неминуемым одичанием, и сохранением цивилизации, науки, памяти о своём прошлом (выражаясь современным языком, «сохранением идентичности»). Кстати, Булычёв и в самом тексте повести вспоминает о судьбе колонии викингов в Гренландии, а они-то вымерли как раз именно потому, что сохраняли свою культуру и способы хозяйствования, не желали учиться у аборигенов и приспосабливаться к новым условиям. Но самое интересное в повести скорее именно то, что её герои пытаются сочетать изучение нового мира и умение выжить в нём с памятью о своём происхождении, сохранением науки, конечно, насколько это получится. То есть пытаются оставаться не переселенцами, а колонизаторами, даже без связи с Землёй.

Мне, кстати, в «Посёлке» видится, не знаю уж преднамеренная или случайная перекличка с лесной частью «Улитки на склоне». Особенно в части подготовки к экспедиции, сборов, дискуссий о том, стоит ли идти, как идти и так далее, очень уж это напоминает то, как Кандид всё собирается пойти в Город и никак не соберётся. Только вот у Булычёва нет той загадочности (хотя атмосфера чуждой людям среды обитания выписана очень хорошо) и той пессимистичности, что пропитывает «Улитку на склоне», у Булычёва герои собираются, идут и даже доходят (извините за спойлер)! Ну и опять же вместо социального распада, дезорганизации, аномии, крушения как в «Улитке» (причём и в Лесу, и в Управлении) у Булычёва — совместная деятельность, преодоление конфликтов, достижение цели и в финале установление лучшего порядка и лучшей организации общества.

Да, ещё мы, увы, не успели поговорить о романах «Агент КФ» и «Подземелье ведьм», тоже, как мне кажется, написанных в качестве некоторой полемики со Стругацкими. Романы эти посвящены теме столкновения развитой цивилизации с дикарством, причём цивилизация дикарям проигрывает с какой-то даже обидной лёгкостью. И, кстати, повесть «Подземелье ведьм» в 1990 году экранизировали. Получился, понятно, лютый трэш, но по тем временам смотрелся вполне себе ничего (вообще сейчас с некоторой тоской понимаешь, что отечественному кинематографу 90-х, да и первых годов трэш удавался лучше всего), к тому же какие там были актёры! Караченцев, Жигунов, Певцов! Я смотрел этот фильм то ли в кино, то ли в видеосалоне, не помню, и мне очень понравилось (впрочем, мне тогда было 13 лет и это многое объясняет).

Ещё мы поговорили о том, кому что у Булычёва нравится. Игорь Попов не поленился и принёс на эфир внушительный том – сборник короткой прозы и пьес Булычёва, и назвал несколько своих самых любимых рассказов. А я вспомнил про цикл романов и повестей о приключениях агента ИнтерГалактической Полиции Коры Орват. Это такой довольно странный микс из детектива, фантастики, приключений с постоянными перепадами от трагедии к пародии, с кучей фантасмогорических деталей (так, в одной из повестей Кора Орват становится жертвой покушения, и врачи временно перемещают её сознание в тело инопланетянки-гигантской курицы, и в таком облике Кора вынуждена расследовать преступления). Помню, мне в детстве очень нравился роман «Покушение на Тесея», где героиня попадает в мир греческих мифов (и её там из-за имени принимают за повелительницу царства мёртвых). Очень такое забавное ироничное переосмысление мифов, ну и довольно захватывающий сюжет. Вообще, одна из характерных черт текстов Булычёва – они захватывающи. Ну, по крайней мере, большая их часть. К сожалению, были у Булычёва и неудачные вещи, что неудивительно при такой писательской плодовитости, и, похоже, в конце жизни у него уже не всегда хватало сил отшлифовать текст до конца.

Ещё об одной стороне таланта Булычёва, о его пьесах и сценариях, мы поговорить не успели. Вообще, Булычёву очень везло с экранизациями, уж из советских фантастов он точно самый экранизованный, да и, пожалуй, в мире с ним может разве что Филипп Дик сравниться. Только вот Дика экранизировали скорее «по мотивам», а вот Булычёва близко к тексту. Отличная мультверсия «Перевала» (к сожалению, не очень известная, но поверьте, стоит посмотреть). «Тайна третьей планеты». Несколько мультфильмов по рассказам из цикла «Великий Гусляр». Упомянутый выше «Подземелье ведьм», не совсем удачный, но всё же. «Лиловый шар» и «Остров ржавого генерала» — да, слабоватые были фильмы, особенно в части спецэффектов, но по тем временам смотрелись вполне себе бодро. И last but not least конечно же, замечательный телеспектакль «Осечка» по пьесе «Осечка-67»! Сейчас он, увы, практически забыт и напрасно. Это такая абсурдистская пьеса о том, как в 1967 году в Ленинграде решили отметить 50-летие Октябрьской революции, реконструировав штурм Зимнего дворца, но что-то пошло не так… По нынешним временам читается и смотрится очень интересно. И общественная ситуация у нас во многом похожа как раз таки на конец 60-х. И очередной юбилей Октябрьской революции на носу. А уж насколько мы сейчас увлечены исторической и неисторической реконструкцией в самых разных её проявлениях…

Впрочем, пожалуй, и хорошо, что не стали упоминать эту пьесу в радиоэфире. Такие нынче времена, что о некоторых вещах лучше забыть или сделать вид, что ничего о них не знаешь. И это уже не «ходить бывает склизко по камешкам иным», нет, это уже скорее «мы лёд под ногами майора», а товарищ майор даже упоминаний о революции не любит, не важно какой. Да и апостол Павел предупреждал не давать повода ищущим повода, а это как раз такой случай.

Да, и в конце передачи я всё-таки успел прочитать два стихотворения Кира Булычёва. А с поэтической стороной его творчества ситуация тоже интересная. Стихов у него было много, но всё больше экспромты, что называются, по случаю. Он и сам-то их не всегда запоминал, и не записывал. Но всё же какие-то из них где-то печатались, в начале 90-х выходили даже какие-то отдельные сборнички (кому интересно, на фантлабе есть подробная информация об этих изданиях, довольно любопытная), что-то потом печаталось вместе с рассказами (опять же, см. фантлаю). Стихи разные: детские, лирические, сатирические, абсурдистские, хулиганские, просто на все вкусы. Мне стихи Булычёва нравятся за простоту формы и жизненность. К тому же они легко запоминаются, а для стихов это большой плюс. Моё любимое стихотворение Булычёва я, правда, цитировать не стал, оно про таракана и стакан. Образ таракана вообще один из главных образов русской поэзии от Фёдора Достоевского через Корнея Чуковского и Николая Олейникова до Дмитрия Пригова, вот и Булычёв вписал своего таракана на эти славные страницы. Конечно, его таракан не так знаменит, как другие, но тоже по-своему замечателен.

Впрочем, то же самое можно сказать и обо всём художественном наследии Булычёва. Вроде бы при разговоре о советской/российской фантастике его имя вспоминается отнюдь не в первую очередь, да и произносится с оттенком некоторого сомнения, дескать, подростковая фантастика, приключения, всё такое. Но когда ближе знакомишься с его творчеством, с его ролью в литературном сообществе фантастов, с тем, насколько он был популярен в те годы и остаётся популярным в наше время, понимаешь, что Булычёв куда более крупная и значимая фигура, чем это кажется на первый взгляд. И не только для жанра фантастики, но и для всей российской культуры конца 20-го-начала 21-го века.

Источник

О попаданцах

Армен Асриян

Попаданцы в послевоенный СССР удивительно однообразны. Нет, понятно, что почти все бросаются спасать строй, не имеющий никаких шансов на выживание после хрущевско-жуковского мятежа, и это им, вопреки всякой исторической логике, удается. Однообразны они и в обретении начального капитала — исключительно плагиат. Все издают книги, написанные куда позже, самые сообразительные — еще и песни: позднюю эстраду и раннюю попсу. Как была устроена эстрадная кухня шестидесятых-семидесятых — не в курсе, но издательскую представляю неплохо. Только одному-единственному персонажу пришла в голову здравая мысль — во-первых, озаботиться рекомендацией маститого писателя, а во-вторых, предложить гонорар за первые две книги директору издательства в качестве взятки. Ну, у этого хоть какие-то шансы были бы…

А вот хотелось бы, к примеру, прочитать книгу, где герой, шахматист хотя бы уровня кмс, после попадания начинает шахматную карьеру, вооруженный поздними разработками. Шахматы времен Ботвинника-Кереса-Смыслова-Бронштейна и шахматы Каспарова-Карпова-Крамника-Ананда — это, знаете ли, совсем разные шахматы… Увы, закавыка тут в том, что автор сам должен быть шахматистом хотя бы того же кмс-совского уровня — да где теперь такого найдешь…
"Рассуждать о шахматах, не имея хотя бы первого разряда — дешевое пижонство". Михаил Таль. 
А жаль.

Источник

Внимание, конкурс!

СССР-2061: Выбираем рассказ-победитель!

Друзья, мы добрались до финала! Теперь вам предстоит выбрать, кто получит приз читательских симпатий.

Перед вами 24 рассказа. Лучшие из 700, поданных на конкурс.

По сравнению с 2012 годом, уровень работ вырос многократно. И тем труднее было отбирать финалистов. Начиная с топ-100, не говоря уже о топ-50, каждый вычеркнутый рассказ мы провожали с тяжёлым сердцем, а обсуждения едва не доходили до рукоприкладства.

За бортом осталось немало хороших работ, но в финал попали только только отличные.

Встречайте финалистов!

  1. Вампир
  2. Городские соты
  3. Девочка, с которой всё случалось
  4. До конца смены осталось…
  5. Дороги сыновей
  6. Задумки лесничего
  7. Запах яблонь
  8. Как я провёл лето
  9. Зарянка
  10. Здесь и сейчас
  11. Интересы народа
  12. Крылья подарит мечта
  13. Лейтенант Немо
  14. Место для агрессора
  15. Не любит сказка суеты
  16. О гвоздях и ошибках второго рода
  17. Охота на блуждающего робота
  18. Прыжок
  19. Путешествие
  20. Северная железная дорога: Хатанга
  21. Синие птицы
  22. СМЕРШ-2057
  23. Солнечный зайчик
  24. Учитель русского

Изначально мы планировали 20 рассказов, но ужимать ещё — превыше наших сил ; )

Голосуй!

Регистрироваться — не обязательно. Голосовать за несколько рассказов — можно.

Если вы читаете с планшета — держите все рассказы-финалисты одним файлом.
Источник

 

Альманах коммунистической фантастики

7430_900Редакция "Буйного Бродяги" рада представить вашему вниманию четвертый номер альманаха коммунистической фантастики.

В этом выпуске

— новые рассказы наших авторов о будущем без капитализма;
— впервые на русском — критическое эссе одного из знаковых авторов "новой волны НФ" Майкла Муркока "Эпический пух";
— разбор мифов вокруг скандала с "Хьюго-2015" — куда движется американская фантастика, и куда хотят повернуть ее консерваторы?

… и это далеко не все, о чем можно прочитать на страницах нового номера.

Читать онлайн и скачать номер.

Отзывы, комментарии и распространение приветствуются!

Источник

Лезвие бритвы как оружие будущих битв…

Автор Андрей Лазарев

В прошлых темах я затрагивал вопрос о закономерностях социального развития, приводя в качестве примера разбор их в произведениях известного советского ученого и писателя Ивана Антоновича Ефремова. Это связано с тем, что работы Ефремова, несмотря на их принадлежность к жанру фантастики, на самом деле во многом посвящены как раз указанной задаче, и представляют собой не что иное, как изложение взглядов и теорий Ивана Антоновича. В них в самой увлекательной форме поднимаются сложнейшие вопросы человеческой истории — и даются ответы. Поэтому я довольно часто обращаюсь к творчеству Ефремова, считая его важным источником в вопросах понимания развития общества. Именно этой теме и будет посвящен данный текст.

Роман Ивана Антоновича Ефремова «Лезвие бритвы» вышел из печати в 1963 году. Впрочем, писать его автор начал вскоре после потрясающего успеха «Туманности Андромеды», с 1958 года. Уже этот факт, сам по себе, показывает, что Ефремов возлагал на роман большие надежды. Время написания «Лезвия» — 5 лет, больше, нежели время написания «Туманности» (1955-1956 годы). И уж конечно, на намного больше, нежели время написания «обычного» приключенческого романа «обычным» писателем (даже тогда, сейчас вообще по две-три книги за год пишут, а то и больше). Причем, в течении всех этих лет Иван Антонович крайне напряженно работал, собирая обширный материал для «легкого», на первый взгляд, жанра. Обширные сведения по йоге, и вообще, восточных учениях, множество статей и работ по теории искусства, по человеческой анатомии и физиологии, по работе человеческого мозга были отобраны и прочитаны Ефремовым. При этом следует брать поправку на «то время», когда уровень информационной обеспеченности общества был намного ниже современного («Интернета не было»), и за каждой статьей приходилось еще «поохотиться» в библиотеках…


Результатом данной работы и стало «Лезвие бритвы». Сюжет романа, если честно, то не слишком оригинален и похож на большинство сюжетов приключенческой литературы.

Read more

Донецкий портрет: творческий вечер писателя-фантаста ко Дню города

11951844_890320101017448_4792359696678135044_nВ «Русском центре» Донецкой республиканской универсальной научной библиотеки им. Н. К. Крупской 27 августа в 15:00 состоится авторский вечер донецкого писателя-фантаста, лауреата премии «Лунная радуга», доцента кафедры «Технология и техника бурения скважин» Донецкого национального технического университета Владислава Русанова.

Владислав Русанов – преподаватель, ученый, изобретатель, писатель, переводчик, общественный деятель. Наш земляк является автором 19 фантастических произведений и 10 переводов, ему принадлежит 25 изобретений в области бурения, более 50 научных статей и два учебных пособия.

Одновременно В.Русанов является заместителем председателя Союза писателей Донецкой Народной Республики и членом группы творческой интеллигенции «Гражданская инициатива Донбасса».

Гости вечера смогут поближе познакомиться с творчеством писателя, задать вопросы, пообщаться и зарядиться прекрасным добрым юмором.

Вечер приурочен к празднованию Дня города Донецка.

Справки по тел.: 335-84-60

Адрес: Донецкая республиканская универсальная научная библиотека им. Н.К.Крупской, г.Донецк, ул.Артема,84.

Источник