Tag Archive for Истинный учитель истины

Слово о борьбе с персотью

Авраам Болеслав Покой

2013

Когда Истинному Учителю Истины (то есть мне) жалуются на бессилие гражданского общества – жалобщики обычно имеют в виду, что им пока так и не удалось спасти Родину на удалёнке через социальную сеть.

Эти люди заслуживают не насмешек, а искреннего сочувствия. «Мы лайкали и ретвитили, но без толку» — на деле куда менее смешная жалоба, чем кажется.

В сущности, в начале десятых годов XXI столетия произошло привычное Человечеству рядовое событие: наиболее склонная к магическому мировосприятию прослойка общества разочаровалась в очередной магии.

Эту мысль необходимо пояснить. Магией становится любой – зачастую полезный – инструмент, который пользователь вдруг начинает принимать за самостоятельную силу, способную что-то сделать по его щучьему велению.

Разочарование в магии не менее древнее явление, чем она сама.

К примеру, замечательным изобретением стала в далёкой древности письменность. Когда несколько палок и огуречиков, начертанные на бересте, начали означать «собираемся на рассвете и выдвигаемся семью колоннами в направлении реки» и воплощаться в конкретных действиях – это был несомненный прорыв. Ибо идееделы древности рисовалы свои черты и резы на поверхностях – и эти знаки действительно превращались в движение первобытных танковых колонн и тоннокиловатты зерна.

Однако когда наиболее продвинутые пользователи пиктограмм пытались, к примеру, остановить наступление ледникового периода начертанием особо священных палок и огуречиков на особо священных камнях – их ждало разочарование. Следы их усилий сегодня с интересом и жалостью изучают археологи. В итоге выжили и породили новые цивилизации те, кто сумел отложить священные карандаши, принять шершавую реальность как она есть и вовремя заняться скучными оргвопросами переселения.

Сегодня наши современники в целом расхлёбывают то, что можно было бы назвать поддельным двадцать первым веком. В этом контексте – главной пострадавшей следует признать такую сложную и энергоёмкую отрасль, как воплощение идей.

Коротко говоря, в нулевых годах нашего столетия очередная инкарнация телеграфа была принята идееделами не за средство сообщения идей адресатам, а за силу, которая эти идеи воплотит. Многочисленные ура-прожектёрские футуризмы на тему «вы будете сидеть у себя в комнате с чашкой кофе и интерактивно кооперироваться с тысячами единомышленников» как-то выпустили из виду простой факт. Если у двоих незнакомцев совпали мнения — это ещё не делает их единомышленниками, как флирт не делает супругами. Для того, чтобы человек в самом деле подчинился чьей-то коллективн воле, необходимо, чтобы эта воля развиртуализировалась для него в настоящую живую дисциплину, настоящее живое доверие и настоящую живую верность настоящим живым людям.

Человек, вынося своё нажитое непосильным трудом тело в тревожный мир, — будет заставлять его терпеть риск, труд и лишения только ради чего-нибудь действительно ощутимого. Сущность же, от которой можно просто отфрендиться, таковой считаться не может.

Забыв об этом, широкие массы современных идееделов возложили неподъёмный груз надежд на химеру, родившуюся от скрещения риторических приёмов с продвинутым средством связи. Мастер аббревиатур проф. Инъязов называет эту химеру презрительным словечком «персоть», образованным из начальных букв выражения «Передовые Социальные Технологии».

Read more

О борьбе с загрёзнением

Авраам Болеслав Покой

2014

В последние дни, в связи с новостью об уходе на заслуженный отдых видного деятеля римской церкви Бенедикта Шестнадцатого, — у поп-мыслителей Северного полушария обострились мысли о судьбах христианства вообще и христианских церквей в частности.

Среднестатистическая импровизация извилин этих мыслителей звучит просто. В нашем веке у христианских церквей — западных ли, восточных ли — осталось только два пути, говорят они. Первый: церкви окончательно станут продуктом для отсталых традиционалистов — потных индейцев, чёрных негров и российского нефтебыдла. То есть обрекут себя на противостояние прогрессу и исторический проигрыш. Второй путь озвучивается капризным тоном. «Церкви должны измениться и побороться за умы цивилизованных европейцев», — рекомендуют мыслители. 

Бороться за их умы христианство, по их мнению, должно путём снятия каких-либо реальных требований к ним и замены их на некую неуловимую Духовность.

«Вы же понимаете, что европеец уже довольно давно имеет другие ценности. Для него не представляет интереса всё это круглогодичное окормление, стояние плечом к плечу с единоверцами в одном потном строю, чувство единства с сомнительной общностью, бесчисленные запреты и требования. Даже христианин-европеец скорее будет лицемерить, чем примет все эти запреты и требования всерьёз», говорят мыслители. «Кто-то должен вдохнуть в его застывшие формы новую жизнь. Пора прекратить притеснять ЛГБТ — они всё равно будут любить друг друга. Хватит притеснять чайлдфри — для них собственный духовный рост всё равно важнее традиционалистских ценностей. Пора перестать защищать права абортного материала — всё равно даже верующие будут делать аборты. И пора сделать уже что-нибудь с этим положением про верблюда и игольное ушко, на которое самим иерархам плевать. А то со всеми этими запретами церковь давно стала хранителем далёкого от жизни ритуала», — констатируют они.

Про далёкий от жизни ритуал звучит особенно убедительно от людей, днями напролёт актуально пуляющих из иллюзорных танчиков.

Тем не менее – само предъявленное требование снять требования заслуживает того, чтобы поговорить об этом подробнее.

Read more

Слово о крабрости, или Похвала страху

Авраам Болеслав Покой

2014

— А вот что мне делать? Я работаю на бессмысленной работе в отделе чегонибутинга тупорылой чегонибутинговой компании, в которой всем всё пофигу. Я прекрасно осознаю бесперспективность своей деятельности, но больше ничего не умею. А то, что умею, в нашей стране не нужно. Я вот читаю всякие воодушевляющие тексты про то, что надо менять свою жизнь и приносить пользу, но куда мне податься из моей конкретной заскорузлой ситуации, чтобы пользу приносить? Я уж не говорю, что мне на работе так выносят мозг, что не остаётся ни времени, ни сил на то, чтобы работать над собой. Да и непонятно, куда работать — везде же одно и то же… В конце концов, мне просто страшно что-либо менять. Страшно, понимаете?

Нарубив таким образом правды жизни, наш современник обычно испытывает чувство неглубокого, но приятного удовлетворения от своей правоты. И продолжает жить как жил.

На деле же, если поскрести чудовищную испуганность среднестатистического современника перед переменами — откроются целые бездны хорошо вооружённого и отлично эшелонированного бесстрашия.

Read more

О глобальных аналитиках глобальности

Авраам Болеслав Покой

25 ноября 2007

— А вы исписались быстрее, чем я ожидал. — с неизъяснимым превосходством произнес голос в телефонной трубке Истинного Учителя Истины (то есть меня). 

— Да? — откликнулся я, откусывая голову подарочного дракончика из белого шоколада. 

— Темы пошли совсем мелкие. — голос снисходительно вздохнул. — Любовь, морковь… Я ждал от гиганта мысли чего-то более приближенного к реалиям. Но вы как-то трусливо, ах, простите, я хотел сказать "мудро", обходите действительно важные вопросы. Вы что, не сочувствуете детям Германии решили собственные проблемы и вообразили, что более серьезных тем для анализа, чем жизнь офисного планктона, не существует?

— Подскажите. — попросил я.

— Путинский третий срок и застой. Вы боитесь прогнозировать, к чему это приведет?

На этом месте я быстро отнял трубку от уха и наложил на нее защитный знак. С Глобальной Аналитикой Глобальности лучше не шутить. Передается она вербально, а излечившихся — единицы. Она великолепно выполняет свою античеловеческую задачу: инфицированная личность бросает заниматься самовоспитанием, ложится на диван, выстраивает целый заоконный мир одной силой своего небогатого воображения и принимается ему прорицать. А нередко еще и предписывать необходимые действия.

Read more

О загадках загадочного востока, или Мерлин при дворе янки

Авраам Болеслав Покой

4 ноября 2007

Вчера вечером в кабинете Истинного Учителя Истины (то есть меня) раздался телефонный звонок, и ломающийся мужской голос сообщил мне, что я ничего не смыслю в жизни.

— Вот как? — заинтересовался я.

— Вы глумитесь над Практиками Востока, которым о-чень много лет… — насмешливо произнес ломающийся голос. — Вы в них совершенно не разбираетесь, хоть бы что-нибудь почитали из интереса. Такие псевдоучителя как вы приходят и уходят, а Восток был, есть и останется, когда про вас уже все забудут. Это всё, что я хотел вам сказать. Вы могли бы попробовать сами эти реально работающие техники… Продолжайте оставаться в своем неведении, пытайтесь вышучивать То, Что бесконечно Выше вашего понимания. Вы слепец, стоящий на одной ноге в дырявой лодке и воображающий, будто…

Я осторожно положил трубку на стол, чтобы дать юноше выговориться. А сам сходил к кофейнику, распечатал плитку белого шоколаду и стал думать.

Read more

Окончательное решение сталинского вопроса

Авраам Болеслав Покой

22 декабря 2009

У Истинного Учителя Истины (то есть меня) часто спрашивают об И.В.Сталине. При этом вопрошающие лишь делают вид, что их интересует мое мнение. На деле они ждут подтверждения своей догадки, что я — именно такая мразь, как они думали. 

— Как вы думаете — Сталин был хороший или плохой? Вот хороший или плохой, а? — спрашивают у меня.

— Сталин — это тот парень, который курил трубку и пил вино. — отвечаю я, усмехаясь чему-то своему. — При нём победили Гитлера и придумали Буратино.

Read more

Ъ-синдром как частный случай национальной инвалидности

Авраам Болеслав Покой

19 октбяря 2008

У Истинного Учителя Истины (то есть меня) часто спрашивают про революцию 1917 года. Ответить мне сложно: я встретил её в Париже студентом — чересчур юным, чтобы что-то анализировать. Помню, что местная печать освещала происходящее исключительно в свете "плакали наши облигации". 

В последние дни, с выходом в свет замечательного х/ф "Адмирал", к которому зачем-то присоединили ер, вопросы о революции участились. Оставив в стороне художественные достоинства картины, я не могу не констатировать: за последние двадцать лет на пост-советском пространстве устоялся и окреп специфический жанр фэнтези, который проф. Инъязов, находившийся не в духе, сурово обозвал словом "Ерня". Термин, понятное дело, происходит от назойливого вклеивания буквы Ъ в произведения жанра.

Read more

О стадоепизме

Авраам Болеслав Покой

24 января 2008

Многие визитеры, приходящие за советом к Истинному Учителю Истины (то есть мне) — демонстрируют нездоровое умиление. Их почему-то восхищают признаки моего западного происхождения: фамильные серебряные запонки с янтарями, манера принимать гостей в красном с золотым шитьем шлафроке, книжные полки, сигариллы, белый шоколад, часы с маятником и то, что я не матерюсь. "Кусочек старой доброй Европы!"  — говорят они со значением. — "Видна устоявшаяся цивилизованность…"

Меня при этом обычно передергивает. Если есть на свете заблуждение более жуткое, чем вера в справедливость копирайта — то это вера в Старую Добрую Европу (сокращенно, по первым слогам — стадоепизм). 

Read more

Беллетристика (дополнение)

Авраам Болеслав Покой

5 августа 2007

Все-таки 105 лет не шутка. Я начинаю порой терять связность мысли при изложении, отчего страдают мои молодые друзья. Приношу извинения.

Запись об "экономичных христах для среднего класса", порожденных современной масс-культурой, необходимо дополнить, по-моему, еще одним важным, я бы даже сказал ключевым, моментом.

Когда я говорю о возвращении масс-культуры в античное мироощущение, я имею в виду весьма буквальное возвращение. Нужно четко провести параллель между тем спасением мира, которым занимается в традиции Иисус Христос, и теми спасениями, которыми занимались античные мифические герои и продолжают заниматься герои мифов сегодняшних.

Для традиционного Иисуса враг — действительность.  Враг — то бесконечно греховное и неправильное состояние, в котором пребывает мир, созданный Богом — иначе Бог не пришел бы лично его спасать. Враг — власть "князя мира сего", враг — та самая окружающая реальность, которую необходимо изменить, схема, которую нужно сломать, чтобы было: "се, творю всё новое".

Герои же мифологические дней минувших и дня сегодняшнего, от Геркулеса до Гарри Поттера, исходят из априорного совершенства существующего порядка. Или, если не совершенства — то уж в любом случае "лучшего из возможных вариантов". Поэтому НИ ОДИН ИЗ НИХ НЕ "ТВОРИТ ВСЁ НОВОЕ". Все они стоят на страже действительного, накатанного, укоренившегося. Ни одного революционера, одни ФСБшники, как бы они ни назывались — аурорами или детективами Джонами Маклейнами. 

Грубо говоря, Христос дал понять, что так жить нельзя, и призвал сделать всё иначе. 

Нынешние же "христы для среднего класса", если им и случается положить свою жизнь — кладут ее за то, чтобы оставить всё как есть. По сути, цивилизация вернулась к классическому представлению о вечном и вполне терпимом "сейчас", нарушаемом время от времени лишь вторжениями варваров. Эти варвары принимают разные обличья — вирус Смит, лорд Волдеморт, злые кулхацкеры. Однако ни один из них не воспринимается как "князь мира сего" — напротив, "христы среднего класса" защищают мир сей от тех, кто пытается разрушить привычный круговорот горя и радости, победителей и лузеров, смеющихся и рыдающих. 

И от этого мне печально.

Источник

Слово Учителя о беллетристике

Movies_Movies_H_Harry_Potter_and_the_Deathly_Hallows__Part_2_030615_Авраам Болеслав Покой

3 августа 2007

Как всем моим друзьям, несомненно, известно, я только что прочел завершающую часть книг английской писательницы Иоанны Раулинг "Гарри Поттер", название которой я лично перевел бы как "Гарри Поттер и Дары Смерти". 

При чтении мне бросилось в глаза явное желание автора абсорбировать Евангелие. Начиная со знаменитых цитат "Где будет сокровище ваше, там будет и сердце ваше" и "И последний враг уничтожится — смерть", и заканчивая временною смертью главного героя с его последующим воскресением и победой.

За попытку спасибо, Иоанна. Но все это очень и очень грустно. Ибо перед нами в очередной раз — попытка сделать "малого христа", "христа для среднего класса". И уж в любом случае — не Бога.

Read more