Tag Archive for Марина Цветаева

Кавалер де Гриэ

Марина Цветаева

Кавалер де Гриэ! — Напрасно
Вы мечтаете о прекрасной,
Самовластной — в себе не властной —
Сладострастной своей Manоn.

Вереницею вольной, томной
Мы выходим из ваших комнат.
Дольше вечера нас не помнят.
Покоритесь, — таков закон.

Мы приходим из ночи вьюжной,
Нам от вас ничего не нужно,
Кроме ужина — и жемчужин,
Да быть может ещё — души!

Долг и честь, Кавалер, — условность.
Дай Вам Бог целый полк любовниц!
Изъявляя при сём готовность…
Страстно любящая Вас

— М.

31 декабря 1917

Марина Цветаева. Ночного гостя не застанешь…

Ночного гостя не застанешь...
Спи и проспи навек
В испытаннейшем из пристанищ
Сей невозможный свет.

Но если — не сочти, что дразнит
Слух!— любящая — чуть
Отклонится, но если навзрыд
Ночь и кифарой — грудь...

То мой любовник лавролобый
Поворотил коней
С ристалища. То ревность Бога
К любимице своей.

2 июля 1922

Марина Цветаева. Ночи без любимого — и ночи…

Ночи без любимого — и ночи
С нелюбимым, и большие звезды
Над горячей головой, и руки,
Простирающиеся к Тому —
Кто от века не был — и не будет,
Кто не может быть — и должен быть.
И слеза ребенка по герою,
И слеза героя по ребенку,
И большие каменные горы
На груди того, кто должен — вниз...

Знаю всё, что было, всё, что будет,
Знаю всю глухонемую тайну,
Что на темном, на косноязычном
Языке людском зовется — Жизнь.

Между 30 июня и 6 июля 1918

Марина Цветаева. Роландов рог

От редакции: одно из тех стихотворений, где поэт противопоставляется толпе, черни, мещанам, тем самым записываясь в умники (см. эссе ГКЧ "Три типа людей" на Одуванчике). Предлагаем понимать это произведение как зов из вражеского стана к простым людям, которые поэта услышали и полюбили. 

Как бедный шут о злом своем уродстве,
Я повествую о своем сиротстве:
За князем — род, за серафимом — сонм,
За каждым — тысячи таких, как он,—
Чтоб, пошатнувшись,— на живую стену
Упал — и знал, что тысячи на смену!

Солдат — полком, бес — легионом горд,
За вором — сброд, а за шутом — все горб.
Так, наконец, усталая держаться
Сознаньем: долг и назначеньем: драться,—
Под свист глупца и мещанина смех,—
Одна за всех — из всех — противу всех,
Стою и шлю, закаменев от взлету,
Сей громкий зов в небесные пустоты.

И сей пожар в груди — тому залог,
Что некий Карл тебя услышит, Рог!

Марина Цветаева. Наяда

От редакции: одно из немногих произведений, которые можно добавить к условному циклу "Сирано де Бержерак в России". У Цветаевой много необычных образов, и очень интересно, что в ее поэтике оказался востребован и этот: 

Сирано.
   Но как я к ней приду, когда мой милый носик
   Всегда за полчаса приходит до меня?
   О милый друг Ле-Бре, я от тебя не скрою,
   Что, как-то проходя вечернею порою
   В тени густых аллей полузабытых скверов,
   Я, видя юных дам и стройных кавалеров,
   Им позавидовал... Мне стало грустно, горько...
   И мне б хотелось так... Но вздрогнув, как во сне,
   Я вдруг увидел тень...
Ле-Бре.                   Свою?
Сирано.                         Мою, поскольку
   Тень носа моего принадлежала мне.

Цветаева уверенно использует отсылку к пьсе Ростана в формировании женского образа, чем еще раз подчеркивает заявленное в начале стихотворения требование любить невзирая на "стопудовую дань полу":

     *****
     Проходи стороной,
     Тело вольное, рыбье!
     Между мной и волной,
     Между грудью и зыбью --

     Третье, злостная грань
     Дружбе гордой и голой:
     Стопудовая дань
     Пустяковине: полу.

Read more