Tag Archive for Новороссия

Мистическая Новороссия

Роман Михайлов

Доктор физико-математических наук, профессор РАН, автор более 60 научных работ. Живет в Санкт-Петербурге.

На Донбассе нет «нескольких дней» в обычном понимании, там время течет по-иному. Эти несколько дней ощущений и рассказов людей о бомбежках, смерти, окопах, новом мире, протянулись и захватили все осознание. Когда вернулся, поймал себя на мысли, что тянет обратно. На этот странный ритм легко подсесть как на наркотик — не сможешь жить и действовать без поездок на Донбасс. Попробую раскрыть этот момент.

Коменданты мистической Новороссии

Перед поездкой сопровождавшие нас ополченцы посоветовали выбросить из головы все, что я слышал о Донбассе: «Вот съездишь — и составишь свое представление, а телевизору и интернету верить не стоит». Но представление у меня-таки было, и оно складывалось не из внешних источников, а из сна 2014-го года. В этом сне мы поехали на машине в незнакомом направлении и попали на территорию, которая на карте была отмечена как Новороссия. Там был вокзал, рельсы, люди. Я вышел из машины и начал наблюдать за происходящим. Появились пять человек очень впечатляющей внешности, их глаза просверливали пространство точно, жестко, на них была темная широкая одежда, балахоны, черные покрывала. Они прошлись по вокзалу, внимательно вглядываясь в людей. Они были скорее церковные, чем лесные, но несколько неправильно церковные, показалось, что они контролируют кусочек мистической сферы, являются, видимо, комендантами мистической Новороссии. Прошло два с лишним года, я стоял в ночи около Харцызска и рассказывал этот сон ополченцам. Мы ехали в Луганск, на похожей машине, с похожими ощущениями. Ожидания совпали с реальностью.

Переживание альтернативного настоящего

Вечером перед поездкой я узнал о смерти друга юности, которому по жизни много чем обязан. Это был удивительный человек, знаток восточных языков, проживший в Восточной Азии лет пятнадцать. А умер он от медицинской ошибки, во время довольно стандартной операции врач случайно перерезал аорту, и он умер от потери крови. Поехал я в состоянии тяжести, а по приезде в Москву оказалось, что человек, который собирался везти на машине в Донецк, заболел. Ничего не осталось, как взять билет на самолет до Ростова. Из Ростова до Донецка на такси. Поселился в доме с ополченцами, с которыми заранее договорился о поездке, на окраине Донецка. А дальше погрузился в их рассказы, ощущения, звуки Донбасса.

Общение с ополченцами произвело сильное впечатление. Более того, произошло переживание альтернативного настоящего. Они сказали, что по человеку видят, что было бы с ним в бою. И сказали, что меня бы убило в бою, в грудь, что я попер бы вперед. Это прочувствовалось в то мгновение, показалось, что я стал одним из них, только малоразумным и дерзким, идущим вперед, убитым. Read more

Елена Заславская «Год войны»

oblozhka03

«Эта бесхитростность, этот срывающийся, но чистый голос — дорогого стоят. Когда для беды и страдания вдруг найдены свои, а не чужие, чистые, а не затёртые слова. Здесь каждая строка — весит. Здесь каждое слово — осязаемо. Это как будто ребёнок вдруг научился говорить взрослыми словами — и такая боль, и такая печаль. Это как будто взрослый понял, что он так и остался ребёнком — и такой ужас у него, такое одиночество. Всё это разорвало бы сердце, когда бы не высокое чувство Родины в этих стихах, когда бы не вера в то, что Господь сохранит Родину в своих ладонях. Так давно не слышно поэтов с чувством Родины. Так давно поэзия не звучала молитвенно — и молитва эта была во славу нашу — вместо очередного стенания про наш позор. Здесь — счастье какое — нет злобы и осуждения, нет всей этой подлой и глупой мути про «никогда мы не станем братьями». У этой поэзии нет врага в лице одуревших пацанов, какой бы ни были они национальности, по ту сторону фронта: враги в этих стихах — чёрные бешеные птицы, шакальё и демоны, зло как таковое. Радость, что такая книжка есть. Появившаяся песня — оправдание нашему времени. Если у нашего времени есть такие песни — значит, правда была за нами», — писатель Захар Прилепин

god_v

 

Александр Секацкий в Донецке

ГЕРОЙ ДОНБАССА: «СОВЕСТЬ НАЦИИ» ПРОЦЕНТОВ НА 80 — ПРЕДАТЕЛИ

Известный драматург Юрий Юрченко размышляет, почему война в Донбассе не находит отклика в искусстве

О парадоксе отсутствия темы войны в Донбассе на подмостках и киноэкранах молодых республик и в России в эксклюзивном интервью Царьграду рассказывает легендарный поэт и драматург России, Франции и Донбасса Юрий Юрченко.

— Парадокс: за два с половиной года войны ни один театр России не поставил ни одного полноценного спектакля об этих событиях. Также не снято ни одного полнометражного фильма или сериала, если не считать короткий метр "Невыученный урок 14/41". Почему?

— Два года назад Россия готова была ставить пьесы и снимать фильмы о событиях, происходящих на юго-востоке Украины, потому что сердце ее билось в одном ритме с Донбассом, но тогда их еще — ни пьес, ни сценариев — не было (и не могло быть) создано. Тут специфика ремесла сработала на поэтов: они начали откликаться уже с первых — "майданных" — месяцев.

И поскольку все (что бывает крайне редко) совпало (заявления с самой высокой трибуны — с мыслями и надеждами большинства россиян), плюс — эйфория по поводу блистательно и бескровно присоединенного Крыма, то поэты и "проскочили" на этой объединившей (как выяснилось, на очень небольшой период времени) весь русскоязычный мир волне: было издано десятка полтора сборников, несколько из них — в московских издательствах, презентация сборника "Час мужества" (Книга года — 2015!) прошла в Думе, стихи о Донбассе, читавшиеся поэтами в Думе, транслировались по ТВ, в программе "Время"! Сегодня все это кажется необузданной фантазией… Драматурги и сценаристы за поэтами, к сожалению, не поспели. Пока их произведения "вызревали" — политический ветер сильно изменил направление. Тему Донбасса "прикрыли". Сверху. И пьесы, и сценарии об этих событиях — не берусь судить о качестве, но — есть.

Нет выхода к читателю и зрителю. Издательства, киношно-театральное чиновничество не только не стремятся отыскать эти тексты, более того — они шарахаются от них, как от чумы. Да, Донбасс показал, проявил ангажированность и зависимость нашего театра и кино… Почему? Может быть, отвечая на следующие вопросы, мне удастся так или иначе ответить и на этот…

Read more

Региональная Россия: публицистическое издание о жизни регионов страны №6 (2016 г.)

В НОМЕРЕ:

Боль и гордость Новороссии

Луганская блокада 2014-го: люди, события, подвиги – 4

Писатели Новороссии – 20

Горячий Восток

Турция от Османа до Эрдогана – 28

Нервный узел мировой геополитики – 50

Сирийский апокалиптический сценарий – 62

Итоги российской военной операции в Сирии – 64

Синайская трагедия – 66

Лицом к Азии

ШОСсе длиной в полмира – 70

Солнечный остров – 80

regruss-06-2016-for-web

А «скорая» меня не довезла…

Анна Вечкасова

А «скорая» меня не довезла,

напрасно била об асфальт колёса.

В единый миг я стала безголоса

среди руин и битого стекла.

Подумайте: молчать! А что осталось?!

Не видеть мир, не трогать и не слышать,

как бисер, дождь рассыпался по крышам…

Опять не повезло — какая жалость.

Сепаратист

Юрий Беридзе

Когда осела пыль от взрыва,

над домом дым завис, когтист…

Мужик спокойно, без надрыва,

сказал, что он — сепаратист…

Что он до смерти неизбежной

отныне — ватник, колорад,

но он не примет незалежность,

которую вещает «град»,

в которой войско атакует

не вражий дот, а дом в саду…

Не примет неньку он такую —

ни подобру, ни по суду,

не примет ни за что на свете —

уж лучше сразу наповал…

Сказал мужик: вот Бог — свидетель,

и крест на этом целовал…

С добрым утром…

Андрей Бениаминов

Чуть дрожит рассвет. Разгоняя мрак,

солнце лезет вверх и слепит глаза:

— С добрым утром, мой недобитый враг.

Я в дозоре, значит, стрелять нельзя.

И не знаю, рад тому иль не рад,

что вчера тебя не поймал в прицел…

Нас прошедшей ночью утюжил «град» —

два «двухсотых» рядом, а я вот — цел.

Я лежу, оглохнув от тишины,

и жую травинку, чтоб не курить,

а на той, другой стороне войны,

мой заклятый враг продолжает жить.

С ним росли бок о бок, в одном дворе,

и играли в прятки, в войну, в футбол:

невдомёк играющей детворе,

что один «кацап», а другой «хохол».

Старый дом разрушил шальной снаряд,

там погибли дочь моя и сынок…

— С добрым утром мой недобитый враг.

Мне осталось только спустить курок

Лето 2014

Михаил Афонин

Не уйдёт бесследно это лето,

Не исчезнет пухом на ветру,

Нам ещё с тобой довольно света,

А не хватит — с окон пыль сотру.

Не исчезнет вмиг и не растает

То, что и случится не должно,

Ну а если света вдруг не станет,

Я возьму и выдавлю окно.

Закричу туда, где ходят люди:

— Люди, вы сейчас сошли с ума!

Не гоните свет, его не будет,

Будет только мерзкая зима!

Не услышали меня и не узнали,

Отвернулись, будто меня нет,

Гибли под снежинками из стали,

Убивали, но тушили свет.

Знаю, что один всегда неслышен,

Потому в окно и не кричу,

Я спокойно выхожу на крышу,

Я молчу, я жгу свою свечу

Двор мой ветхий…

Вера Агаркова

Двор мой ветхий, дом разбитый,

псинка старая моя,

видишь, папа, наши квитки

стёрла мёрзлая стерня,

чёрный ветер ночью грозной

выдул память из щелей,

видишь, папочка, берёзки н

аклонились до корней,

стало холодно и жутко

в том краю, где пел наш птах,

в поле выжженном и жухлом —

человечьи кровь и прах.

Двор мой милый, дом мой отчий

кто хранит ваш детский сон?

Выйду босой, выйду ночью

на чужой хромой балкон —

вижу сквозь туман лохматый

край, измученный войной,

вижу — в поле ангел — папин —

ищет стежечку домой.