Tag Archive for Одуванчикрекомендует

Одуванчик рекомендует: «Тень горы»

Книга Робертса «Тень горы» – долгожданное продолжение «Шантарама». И первая, и вторая часть посвящены Индии 1980 – 1990-х гг. Основное действие разворачивается в Мумбае. Поскольку временного разрыва между первой и второй частью нет, то это верно для обеих книг. В них автор показывает в первую очередь Мумбай криминальный, поскольку главный герой Шантарам сбежал из австралийской тюрьмы и скрывается от закона на самом дне. Лихие девяностые были в Индии не менее лихими, чем в России, с той только разницей, что у нас это была кратковременная катастрофа, а Индия так живёт много веков.

В первой части помимо Мумбая присутствовали и другие локации: деревня, из тех, где последние 1700 лет не было разводов, Афганистан, Гоа. Во второй части добавляет еще и Гора. На Горе обитают учителя мудрости, представляющие весь спектр гуру современного мира – от настоящих философов до тех, кто просто обогащается на идиотах. Шантарам на Горе находит новую инкарнацию Кадербхая, этакого восточного мудреца, бойца и лидера мафии, который погиб в первой части. От него Шантарам узнает, что тень горы – это зло, ненависть, насилие, которые нужно оставить позади, чтобы иметь возможность жить дальше, и в конце романа Шантараму это удается.

Вопрос, долго ли человек вне закона проживет без оружия и с добротой в душе, выходит за рамки действия. Хотелось бы верить, что всё получилось. В этом романе автор так умилительно любит своих героев, что никого не оставляет без кусочка счастья, никто не ушел обиженным: все сюжетные линии, даже мельчайшие второстепенные, кончились хорошо. Всю последнюю часть Шантарам и Карла завязывают кармические ниточки и разносят кармические подарки, прямо как Дед Мороз, доктор Сэм Бэккет или мистер Риз.

В книге есть дружба, любовь, детектив, бандитские войны, много гашиша и прощание Гильгамеша с Энкиду. Это не спойлер с моей стороны, потому что автор сам в предисловии пишет, что это в книге будет. Так что готовьтесь, если вы любите Абдуллу Тахери.

«Одуванчик» рекомендует: «Письма Баламута»

Клайв Льюис — писатель, который в своей деятельности основное внимание уделял христианским ценностям, их проповеди, донесению их до читателя в доступной форме, которая соответствует духу времени. Этим его книги интересны и в наше время, когда проблема нового воплощения старых смыслов стоит особенно остро, поскольку художественные техники меняются непрерывно, формально язык образов в любом жанре постоянно обогащается, появляются новые жанры и процесс ускоряется.

Помимо этого формального момента Льюис интересен и по содержанию, как христианский писатель. Мы сейчас живем в период, который исследователи называют Пробуждением Бога. Это реванш религиозности по всему миру и в разных сферах жизни. Наряду с традиционными религиями возрождаются и зарождаются разнообразные секты, не создающие духовную связь с Богом, а эксплуатирующие потребность человека выйти за свои пределы для того, чтобы склонить его к поклонению кумирам: здоровому питанию, раздельному выбрасыванию мусора и так далее. Не все секты столь безобидны: увлечение учением чайлд-фри, например, приводит к тому, что человек сам себя лишает огромной радости — общения с ребёнком.

В таком духовном климате особенно интересен анализ с христианских позиций различных заблуждений и ложных идей, которые носятся по миру и увлекают людей, отъедая у них огромную часть бесценной жизни. Книга написана хорошим литературным языком, содержательно и грамотно в идейном плане, читается легко. Можно рекомендовать как для самоанализа, так и для лучшего ориентирования в идейном пространстве многообразия современных культур.

Одуванчик рекомендует: «Тёмный лес»

Лю Цысинь. Темный лес.

Вторая часть трилогии современного китайского фантаста посвящена двум большим темам: взаимодействию с культурой, в которой принципиально невозможна ложь, и объяснению парадокса Ферми. Также важную роль играет экологическая тема и демонстрация превосходства традиционного китайского пути недеяния.

Первая тема раскрывается в описании культуры инопланетян, которые в силу своей биологии не способны скрывать мысли, и в языке которых «думать» и «говорить» — синонимы. При огромном технологическом преимуществе трисоляриане не знают обмана, интриг, дипломатии в земном понимании слова. Попытки землян реализовать свое единственное преимущество – основное содержание романа.

Парадокс Ферми был высказан великим итальянским физиком уже в пору его работы над американской ядерной бомбой. Суть его заключается в том, что Вселенная практически бесконечна, и в ней должно быть очень много цивилизаций, которые достигли высокого уровня развития одновременно с нашей, и способный выйти на контакт с нами. Почему же мы не наблюдаем ни одной? Лю Цысинь формулирует ответ: мы их не наблюдаем, потому что это сознательная стратегия, независимо открытая разными культурами, а потому имеющая решающее значение для выживания в космосе. Именно описание этой стратегии зашифровано в названии романа «Тёмный лес».

Экологическая тема, столь нашумевшая в последние годы, придает книге популярности. Старая идея «чем больше узнаю людей, тем больше нравятся собаки» трансформируется в книге в теорию межвидового коммунизма, которой придерживаются сторонники уничтожения Земли под огнем трисолярианского флота. Межвидовой коммунизм означает, что ни один вид на Земле не должен быть важнее другого, и жизнь муравья или травинки столь же ценна, сколь и жизнь человека, и человечество, нарушающее эти принципы, повинно смерти. Нельзя не заметить здесь скрытую полемику с христианством, не столько самого автора, сколько той традиции, которая породила в индийском и китайском культурном регионе подобные религии всетерпимости и умаления человека до уровня животных и растений. В христианстве человек сотворен владыкой животных и растений, и всякий межвидовой коммунизм – искажение Божественного решения, а потому недопустим.

Очень интересно автор показал, как Отвернувшийся Ло Цзи пытался выиграть битву традиционно китайским путем отказа от действия, в духе максимы о трупе врага, который сам проплывет мимо тебя, пока ты спокойно сидишь на берегу реки. Только давление и принуждение заставили китайца пойти традиционным западным путем – включить голову, определить собственное преимущество и реализовать его, поставив на кон собственную жизнь. Это тоже приятный момент, который отсылает к классическим страницам из «Феноменологии духа», где Гегель описывает разницу между господином и рабом как способность рискнуть собой, чтобы поставить свою волю выше жизни – своей и будущего раба.

В книге также есть гибернация, то есть возможность путешествовать в будущее, проживая свою жизнь по частям, прогноз будущего развития цивилизации, и очень зрелищная битва Судного дня. В книге есть всё для успеха у человека современной западной культуры: в нужных дозах философия общества и технологии, немного психологии, в меру драматизма и возможность почувствовать, что мыслишь масштабно.

Одуванчик рекомендует: «Задача трёх тел»

Первая часть трилогии современного китайского писателя Лю Цысиня является качественным, продуманным, масштабным произведением в жанре научной фантастики. В книге есть допущения, которые соответствуют современной науке, описанию механизмов и природных процессов уделяется немалое внимание. В то же время в социальном и культурном плане это взгляд на христианство из Китая. 

Тема книги – борьба землян с инопланетной расой, которая живет на Альфе Центавра. Немаловажно для повествования, что эта звезда – тройная, как известно нашим астрономам. Это пример того, как научные факты организовывают сюжет книги. В первой части, о которой я пишу, действие начинается в эпоху культурной революции в Китае, и заканчивается примерно в наши дни.

Уже по этой краткой схеме книги видно, что это продукт на экспорт, что подтверждается и его судьбой на Западе: множество премий и планируется экранизация, хотя отношения между Китаем и западным миром вроде бы не самые теплые. В романе присутствуют все важные моменты, которых западный читатель ждет от современного китайского произведения. В первую очередь это ужасы социализма/коммунизма, и разумеется, западный читатель что-то знает о культурной революции. Лю Цысинь дает этого полной ложкой: ужасы культурной революции занимают всю первую часть романа, которую надо просто пережить, дальше будет легче.

В современной части книги, когда действие подходит к конфликту с инопланетянами, присутствует такая важная для западной культуры тема, как тайное общество, которое хочет приблизить пришествие инопланетян, то есть конец света, который автор именует Судным днем. Естественно, в китайской культуре, где первое место принадлежит идее о взаимном превращении полярностей, гармоническом соединении инь и ян, темного и светлого, никакого Судного дня в принципе быть не может. Это явная отсылка к христианству и его важности для Запада, своеобразный низкий поклон не-китайскому читателю.

В то же время автор сохраняет и важные для китайской культуры темы, и именно на них строит сюжет, что особенно заметно в следующих книгах. «Задача трех тел» столько же результат западного влияния на китайскую культуру, сколько и инструмент китайского влияния на другие культурные миры, и неизвестно еще, чего здесь больше.

Кому интересны как жанр грандиозные космическо-исторические эпопеи, смело можно рекомендовать. Только не сдайтесь на культурной революции.

Одуванчик рекомендует: Дионис, Адольф, Инквизитор, Галилей и Бах!

Карл Кереньи. «Дионис: прообраз неиссякаемой жизни»

Карл Кереньи, автор «Диониса», известный венгерский филолог, антиковед, исследователь греческой мифологии, по воспитанию и научным интересам принадлежал к немецкой культуре. Сотрудничал с Карлом Юнгом. В его книге о Дионисе собраны и проанализированы все античные мифы об этом божестве, показана эволюция его божественной жизни от Малой Азии, откуда Дионис попал на Крит, где был Зевсом и Аидом одновременно, до Греции, где он занял одно из важных и специфических мест в пантеоне. Дионис — один из умирающих и воскресающих богов, его символика — вино, виноградная лоза, пчелы, мед, бык — тесно связана со смертью и восстанием из мертвых. Когда Иисус говорит: «Я истинная лоза», он затрагивает огромный пласт древнейших значений, на ассоциативном уровне много веков формирующихся вокруг смерти и воскресения. Кереньи удалось показать центральную и структурирующую роль мифа в жизни греков. После его книги невозможно считать миф фантазией или аллегорией. Миф предстает как способ истинно человеческого бытия в мире, и в этом непреходящая ценность «Диониса».

Бенжамен Констан. «Адольф»

Это одна из тех книг, которые Онегин возил с собой, когда уже разлюбил читать. Бенжамен Констан позиционировал себя в первую очередь как политика, и в предисловии пишет, что создал эту книгу на спор, чтобы доказать друзьям возможность интересного произведения, в котором действуют только два персонажа. В этом шедевре романтизма можно найти все положенные штампы — клятвы, слёзы, любовь до гроба и болезни, приключающиеся от любви, которых нет, как уверяли Принца-администратора. В «Адольфе» они есть, но современного читателя может примирить с этим тот факт, что в любимой книге Онегина всего 80 страниц печатного текста, и ее можно прочитать за два часа. Эти два часа стоит потратить. Это повесть уже нового времени, и не зря Пушкин со своим другом Вяземским часто ее перечитывали, разумеется, по-французски. Первый перевод «Адольфа» на русский Вяземский посвятил своему другу с замечанием, что подобный герой в минувшем, XVIII столетии вообще не был бы понят — он не возбудил бы ни сочувствия, ни осуждения, его страдания никого бы не тронули и даже не были бы замечены. В нашем столетии этого героя еще можно понять, и это стоит сделать. 

Борис Конофальский. Цикл «Инквизитор»

Цикл романов в жанре исторического фэнтези. Симпатичная вещь, живая, выдержанная исторически и стилистически. Шестнадцатый век как он есть — мерзейшее время в истории Западной Европы. Герой — солдат-наемник, отнюдь не идеальный, жестокий, как и его время, жадный до денег и почестей, как и его время, но не предающий доверившихся, не лгущий себе, не изменяющий вере и данному слову. В мире, который отличается от нашего (или не отличается?) только тем, что ведьмы там на самом деле есть. Одно из лучших произведений новой литературы в избранном жанре. 

Игорь Дмитриев. «Упрямый Галилей»

Книга известного историка науки дает широкую картину интеллектуальной жизни конца XVI — начала XVII века. Это время, когда начался процесс трансформации науки, мышления, общественного сознания, приведший в XX веке к научно-технической революции, полностью изменившей нашу жизнь. В книге три раздела. Первый раздел посвящен увещанию Галилея — его первому столкновению с инквизицией в 1616 году, когда дело ограничилось устным предупреждением о нежелательности разрабатывать коперниканскую систему мира, созданную католическим автором в книге, которая не была запрещена церковью. Во втором разделе рассматривает знаменитый процесс Галилея, политический и культурный фон этого процесса, а также созданный после процесса миф о борце с инквизицией и причины его появления. В третьей части дан сравнительный очерк методов Галилея и Декарта и показано, почему самый талантливый философ следующего поколения не продолжил дело Галилея. Чтение этой книги будет более полезно для людей, знающих что такое Тридентский собор или картезианство, но и для знакомства с эпохой она подходит как нельзя лучше (в этом случае можно опустить многочисленные примечания).

Даглас Хофштадтер. «Гёдель, Эшер, Бах: эта бесконечная гирлянда»

Книга, в которой известный физик, информатик, теоретик искусственного интеллекта делится своими идеями по поводу всех важных вопросов создания ИИ, а также раскрывает связь своей профессиональной деятельности с такими сферами человеческого творчества как изобразительное искусство и музыка. В книге подробно разрабатываются такие темы как автореференция, рекурсия, нотация, теоремность, деривация, теоремы Гёделя, каноны Баха, парадоксы Кэррола, картины Эшера, параллельные миры, генетика, компьютеры и лимерики. Книга построена так, что серьезная теоретическая часть предваряется или заключается художественной главой, в которой персонажи Кэррола Ахилл и Черепаха попадают в ситуации, доступно иллюстрирующие математические идеи автора. Эта книга интересна как синтез разных сфер человеческого знания, написана доступно, но основательно, и будет полезна каждому, кто хочет увязать в единую систему витающие в воздухе базовые идеи, формирующие культурный фон современной интеллектуальной деятельности.

Одуванчик рекомендует: «Крылья голубки», «Аркадия», «Мельмот Скиталец», «Римские вопросы», «Падение Софии», «Бумажный самолет».

Генри Джеймс. “Крылья голубки”
«Другие женщины, которых приходилось встречать – что они такое? – всего лишь давно прочитанные книги. А ты – целая библиотека не только не читанных, даже еще не разрезанных книг.»– Вот такими образами-комплиментами переполнен этот чудесный, чудесный, чудесный роман. Сюжет его, впрочем, довольно банален – отношения внутри любовного треугольник, а вот развязка весьма неожиданная, но – главное – как это сделано! Этот роман — предтеча модернизма, его отличает тонкое психологическое письмо, когда мы видим не самоё мысль героя, а весь процесс её рождения, развертывания и дальнейшей манифестации, её диалектику и все её нюансы и подтексты. Если вы не поняли и не приняли этот роман, ну что ж – единственное, что вам остаётся – перечесть его вновь ещё раз!

Том Стоппард. “Аркадия”
Спектакль по пьесе Тома Стоппарда «Аркадия» идет в театре на Малой Бронной, и после спектакля определенно стоит прочитать саму пьесу. Действие в ней происходит в две эпохи в английском загородном имении: эпоха Байрона перемежается сценами современной жизни, герои обеих эпох сопоставляются и противопоставляются.Запутанный сюжет пересказывать не будем, но о самой атмосфере грех не сказать – всё наполнено истинной театральностью, интеллектуализмом, даже своеобразной карнавальностью – современные герои пытаются узнать, что же произошло в имении полтора века назад, но еще больше все запутывают. Если всё обобщить, можно сделать вывод — если в прошлом герои действуют (делают открытия, дерутся на дуэлях, влюбляются и ревнуют), то нынешние – только рефлексируют. Лучшая пьеса Тома Стоппарда.

Чарльз Мэтьюрин. “Мельмот Скиталец”

«Мельмот Скиталец» – роман Мэтьюрина, английского автора ирландского происхождения, вышел в 1820-м году. Книга сразу была переведена на французский и приобрела популярность. Бальзак написал продолжение, «Мельмот прощенный», который даже издавался как окончание романа Мэтьюрина. Пушкин прочитал книгу в 1823-м. Один из приятелей Пушкина того времени имел прозвище Мельмот. Автора ставили между Гёте и Байроном, а его героя соответственно между Фаустом и Чальд Гарольдом. По черновой версии, Татьяна читала «Мельмота», а Онегин имел все шансы вместо героя байронического остаться героем мельмотическим. «Всех утопить!» в «Сцене из Фауста» Пушкина явно перекликается с «Пусть погибают!» из «Мельмота Скитальца».
Книга Мэтьюрина – не первая в своем роде, но одна из лучших, квинтэссенция жанра. Тут есть множество романтических клише, которыми до сих пор не брезгуют деятели искусств: утесы, море, замок, вершина, подземелье, буря, тюрьма, пожар, необитаемый остров, прекрасная островитянка, сумасшедший ученый, демонический смех, развевающийся плащ, пристальный взгляд, вкрадчивый голос, удары кинжалом, сумасшедший дом, пытки Инквизиции, всяческое коварство и любовь. Мэтьюрин еще мог писать об этом без стёба, и если читателя не пугает многословие (по словам русского рецензента тридцатых годов XIX-го века, этот обычный недостаток английских писателей), то ничего лучше и рекомендовать нельзя.
В поэтической форме образы этого романа лучше всего переданы в стихотворении “Плаванье” Бодлера, который творил уже в следующем поколении, но даже после заката славы “Мельмота” оставался горячим его поклонником и всегда его ценил.

Плутарх. “Римские вопросы”
Плутарх жил в небольшом греческом городе Херонее в конце I — начале II века нашей эры. «Я живу в маленьком городе, — писал он, — и чтобы не сделать его еще меньше, собираюсь жить в нем и дальше». Плутарх — писатель, философ, интеллектуал, одним словом, человек греческой учености, за плечами у которого тысяча лет развития греческой культуры. Греция уже триста лет находится под властью Рима и является всего лишь одной из провинций Римской империи, однако приоритет греков в сфере образованности непререкаем. Римляне давно уже не западные варвары, а владетели мира, однако разница культур все еще чувствуется. Плутарх пишет «Римские вопросы» как человек высокой культуры, которого интересуют нравы и обычаи разных народов, в том числе и римлян. Кроме того, Плутарх был непосредственно связан с религией — он выполнял обязанности жреца в Дельфах. Религиозные обряды разных народов империи находились в поле его зрения.
Трактат Плутарха посвящен религиозным вопросам и разбит на небольшие главки, в каждой из которых обсуждается и решается какой-нибудь интересный и спорный вопрос из жизни и религии римлян. Например, почему в праздник на иды августа свободные женщины моют голову, почему в храм Геркулеса не допускаются мухи и собаки, почему человек, которого считали умершим, а он остался жив, должен входить в дом через крышу, и так далее.
Книга Плутарха показывает, на каком уходящем в глубину мощнейшем основании магии и колдовства стояла на самом деле образцовая римская рациональность. В наши дни эту тему разрабатывает автор “Одуванчика” Тимофей Алёшкин в серии комиксов “Вторая война богов”, о мистической стороне событий, совершившихся в эпоху Цезаря-Августа.

Елена Хаецкая. “Падение Софии”
Фантастический роман одного из самых ярких современных авторов, Елены Хаецкой, был впервые опубликован на бумаге в Луганске, в издательства “Шико” в 2009 году. Действие романа происходит в технически передовом будущем – роботы, космолёты, освоение глубокого космоса, инопланетяне, плюс детективный сюжет, но написано это всё классическим языком XIX-го века, Тургенев, Пушкин и немного Достоевский. Это роман – стилистический эксперимент, который блестяще удался. Кроме того, это создание мира альтернативной истории, воссоздание того пути, по которому могла пойти Россия, “если бы в 1917-м году Революции не было”. Талант автора позволил создать живой и реалистический мир, в котором происходит также действие сборника “Звёздные гусары”. Однако несмотря на симпатичных героев, сам этот мир, в котором они живут и действуют, вызывает реакцию неоднозначную, и чаще негативную. Читайте и составляйте своё мнение!

Елена Заславская. «Бумажный самолёт»

Сборник светлой лирики, созданный в военные годы в Донбассе. В этой книге поэт намеренно не затрагивая тему войны и показывает свое поэтическое мастерство, развивая самую всеобъемлющую и вечную тему — тему любви. Война и любовь — беспроигрышное сочетание, однако даже если оставить в стороне войну, которая оживляет древние архетипы и создает новые образы, автору «Бумажного самолёта» есть что сказать. В книге показана хрупкость и в то же время всемогущество чувства, которое поддерживает и оживляет всё вокруг, творит собственный поэтический мир. Этот мир центрирован географически: в книге есть свое пространство и мир за его границами. Свое пространство для автора — это принципиально Новороссия. Бушующая войной республика — это центр, из которого разворачивается движение, охватывающее другие топосы, от Москвы до космоса, и заключающее их в единый культурный универсум. Бумажный самолёт — образ поэзии, которая связывает разные слои мироздания, вовлекая читателя в новый целостный мир. Читайте, меняйтесь!