Tag Archive for Ольга Валькова

Писатель Ольга Валькова: «Книга Ищенко «Борьба цивилизаций» – отражение океана в капле воды»

Луганский ИнформЦентр

О посылах новой книги члена Союза писателей ЛНР, литературного критика и культуролога, кандидата философских наук Нины Ищенко «Борьба цивилизаций в «Отблесках Этерны» ЛуганскИнформЦентру рассказывает популярная российская писательница Ольга Валькова (Москва).

КНИГА КАК КУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН

Произведение литературного критика, кандидата философских наук Ищенко «Борьба цивилизаций в «Отблесках Этерны» – необычная книга. Автор ставит перед собой задачу проанализировать цикл современных романов Веры Камши с точки зрения культуролога, то есть ученого, для которого книга – феномен породившей ее культуры. Читатель получает возможность взглянуть на произведение чуточку сверху, так, чтобы увидеть его в окружающем ландшафте, понять связи и закономерности. В этой книге читатель найдет ответ на вопрос, как культурные конфликты русской и протестантской цивилизаций проявляются в мышлении, характерах, поступках вымышленных персонажей и событиях, развернувшихся в фэнтезийном мире романов Камши «Отблески Этерны». Read more

«Монтень в Луганске»

Пятый сборник докладов Философского монтеневского общества посвящен тридцатилетию ФМО. В книге «Монтень в Луганске» рассказывается об идеях, концепциях, философских системах, поэтических образах, дискуссиях и даже сетевых спорах, которые отражают интеллектуальную жизнь Луганска, города на передовой, в нескольких километрах от линии фронта, на шестой год войны Украины с Донбассом.

Монтень в Луганске 2020

Книга «Монтень в Луганске. Фокус осознания, спектр возможностей, периферическое видение» выходит в год тридцатилетия Философского монтеневского общества, названного в честь французского скептика Мишеля Монтеня, жившего в эпоху религиозных войн во Франции. Свободная форма изложения своих мыслей и критическое отношение к любой догме определили принципы деятельности ФМО.

Нина Ищенко, кандидат философских наук

Людям разных мировоззрений и тем, кто ещё не построил собственное мировоззрение, старым и юным, зрелым или незрелым умам и душам откроется рано или поздно, что отказ от принятия догмы не значит в познании релятивности всего и вся. Мы собираемся, говорит Монтень, в учёных собраниях, чтобы искать истину, но не затем, чтобы её найти… Словом, нашёл и утвердился – выпал из сообщества ищущих. Не нашедшимся жив человек, но поиском смыслов за уже найденным. За горизонтом – горизонт, за истиной – истина.

Арсентий Атоян, доктор философских наук, профессор

Почти с самого начала основания в Философском монтеневском обществе отсутствует привычная для таких сообществ иерархия. Скорее, это кружок с такими типами связей, которые можно окрестить боевыми: боевые друзья и другини. В этом смысле многие из его членов – больше, чем единомышленники. Если мы говорим о неком боевом братстве, то, можно докрутить эту метафору до определения ФМО как философского спецназа. Чтобы уж совсем по-нашему – философская дружина. Вплоть до того, что все мы пьем из одной чаши, во всех смыслах.

Ольга Бодрухина, собкор сайта «Одуванчик», йогини, факир, обладатель Кубка мира по тайскому боксу

 

 

 

Е. Хаецкая. «Падение Софии». Русский роман

Ольга Валькова

И Русь все так же будет жить,
                                                                                                   Плясать и плакать у забора.
                                                                                                                                          С.Есенин

  
   Этот роман, стилистически выдержанный, насыщенный, «с атмосферой», на какое-то время превратил меня в сторонницу революции. 
     Знаете, наверное, как это бывает? — видишь сон, тягостный, но такой живой и реалистичный, что, всплывая на мгновение ближе к поверхности яви, думаешь с облегчением: «Да это же все сон! На самом-то деле все иначе…»  Вот примерно  подобное я и испытывала, возвращаясь из реальности романа, где никакой революции (ни Октябрьской, ни, судя по всему, февральской) не было, в реальность нашу, где все это было.
    Российская империя, 20… год.  Космическое корабли достигли дальних звезд, колонизируются планеты; там, на фронтире, доблестные гусары получают ранения и повышения в звании; есть такая наука — ксенопалеонтология. А здесь, в ценре Империи, по-прежнему бесятся от безделья помещики, старая барыня унижает лебезящих приживалок; девушка, интересующаяся наукой, мечтает поскорее стать  старухой, чтобы держать салон и иметь возможность хотя бы поговорить с теми, с кем ей говорить интересно. О том, чтобы самой учиться и работать, даже и речи не идет. Мужику нет хода на «чистую», господскую половину трактира. Одержимый наукой талантливый молодой человек работает управляющим у помещика и втуне мечтает о дальних экспедициях. Они есть, эти экспедиции, но… не для тех, у кого нет средств на жизнь. 
    Серые небеса, серый воздух и вечные напролазные хляби под днищем антигравитационного электромобиля.
    Неистребимый, физически ощущаемый запах старости.
    И совершенно не удивляет, что в этой унылой атмосфере заводится, как мыши в грязном белье, вылезший из каких-то теневых подпространств вампир — и высасывает остатки энергии из без того вялых, не знающих куда себя приткнуть людей. 
     Да, люди, населяющие этот мир, вроде бы совсем такие же, как в «Повестях Белкина», — милые чудаки с такими безобидными, смешными странностями. И даже свой благородный разбойник, кладущий головушку за правду, есть. Но… за прошедшее столетие с лишним куда-то девалась, рассосалась в них та хрустальная чистота, та естественность веры в добро, что неколебимо стояла в душах пушкинских героев. И когда представляешь, как в течение века таяла, уходила она, хрусталинка за хрусталинкой, из сердец, из речей, надежд и поступков, как будто какой-то вампир высасывал незаметно, — вот тут-то и думаешь: «Господи милостивый! Как все-таки хорошо, что была у нас революция! Как это чудесно, волшебно, что крестьянские мальчики летали в стратосферу, хохочущие девчонки окружали профессоров в гулких старых аудиториях — и гудела перелопаченная страна!»
    В одной из рецензий писали: возникает ощущение,что с Россией, описываемой в книге, произошло что-то ужасное, но автор, по доброте своей, от читателя это невыносимо страшное скрывает. Может, и так. А может, наоборот — чего-то  не произошло? А может — и то, и другое?
    Вот название. Ведь вряд ли это только о героине по имени Софья, отдавшейся во власть вампира. Долгое время вампир «подпитывал» ее энергией, взятой у жертв, а потом покинул — и все разом кончилось. София — это ведь Мудрость. Если Мудрость долгое время остается неизменной — не вампир ли рядом с нею?
 
2012

Прогресс технический или социальный?

Ольга Валькова

Мы, если не все, то очень многие, искренне верили в то, что технический прогресс способен смягчить неравенство и улучшить социальное устройство общества.
И у нас, казалось, были все основания для такой веры. Автоматические стиральные машины распространились повсеместно, пришли практически во все дома и освободили женщин от самой тяжелой части их домашнего труда. Страшная пропасть между богатой дамой, отдававшей белье прачке, и бедной матерью семейства, целыми днями корячившейся над корытом, исчезла. И та, и другая забрасывают белье в бак и включают машинку: это и удобнее, и дешевле, и легче для обеих.
И таких примеров много. Лифты, мобильники, интернет, памперсы, антибиотики, витамины стирают различия в образе жизни. Автомобиль богатого бездельника дороже, эффектнее, мощнее автомобиля трудяги, но в городе — ограничение скорости, а машина есть машина — она-таки ездит. И удобства, такие, как кондиционер, раньше отличавшие классные тачки от неклассных, распространяются уже на все. При всей разнице в списке объектов собственности образ жизни выравнивается.
И нам кажется, что это чудо творит технический прогресс.
Так вот. Это иллюзия, от которой, боюсь, нас очень скоро избавят.
Достаточно поднять тарифы на электричество, воду, бензин и газ — и все вернется на круги своя. 
Бедные будут ходить пешком и грязными. Держащиеся «на плаву» — стирать в корытах, мыть посуду в раковине, как наши бабушки мыли в тазиках, и гордиться тем, что не идут пешком, а способны заплатить за проезд в общественном транспорте. Автоматические стиральные машины, упругий горячий душ, памперсы и книги из интернета останутся для тех, кто способен будет за это заплатить, — как раньше прачка, нянька и горничная были для них же.
Потому что все удобства нашей жизни были обусловлены социально. Технический прогресс был лишь ответом на социальный запрос. СССР своим существованием создал вызов, и на него надо было отвечать.
И как только мы о нем, об этом укладе, о самой его возможности забудем — тарифы поднимут. Оправдывая дороговизной и ограниченностью ресурсов. И мы поверим. Потому что ресурсы действительно ограничены, а создание новых способен вызвать к жизни опять-таки только социальный запрос.
А стиралка требует водички и электричества, которые нам будут не по карману. Постоит памятником техническому прогрессу — и уйдет на помойку.
Можете не сомневаться. Как только забудем.

Источник

«Немного диалектики»

Нина Ищенко

Сегодня «Одуванчик»  с удовольствием представляет книгу Ольги Вальковой «Немного диалектики».

olga_edelberta_nemnogo_dialektiki_98106

Формально перед нами фанфик по Гарри Поттеру, но по существу — независимое произведение, в котором известные герои и ситуации составляют известный читателю фон, позволяя не отвлекаться на продумывание этой для автора периферийной стороны событий. В то же время все необходимые для понимания сюжета данный в романе приводятся, так что чтение сериала Роулинг — не обязательное требование. 

С точки зрения критика основная тема произведения может быть прояснена следующим образом. По принципам, которые реализуются в момент этического выбора, людей можно разделить на две категории. Первые исходят из себя — своих эмоций, чувств, привязанностей, их яркости и силы. Для них главное в чувстве искренность, а не разумность. Личная привязанность и личное отношение играет решающую роль в принятии решений. Для вторых же главное — сверхличный долг, моральный закон Канта. С одной стороны стоит Дориан Грей, с другой — радистка Кэт. 

Все персонажи Гарри Поттера относятся к первой категории. Единственный и неоднозначный, кого нельзя сразу же сюда отнести, это Северус Снейп. До самого конца эпопеи писательница сохраняла эту неоднозначность, пока в седьмом романе не определила Снейпа решительно и бесповоротно в первую категорию. На наше счастье, эпопею стали экранизировать до её окончания, и Алан Рикман сыграл Снейпа с той шекспировской глубиной, которая не закладывалась в образ автором. В литературе же эту глубину показывает читателю предлагаемый роман. 

Рассматривая художественные средства, использованных в книге, хочется от всей души поблагодарить автора за Александра Грина. От современного читателя редко требуется знание его книг, но отсутствие этого мира на современной литературе сказывается не лучшим образом. Грин — тот автор, о котором с наибольшим правом можно сказать, что он пишет из материи снов: его произведения воспроизводят структуру и логику сна как ни у кого другого, сквозь те события, которые он нам позволяет увидеть, постоянно просвечивает другой уровень, другая мелодия, другая странная логика, необходимость которой познается в прочтении. Воспроизвести это или как-то использовать нелегко, но у автора получилось. 

Вторая важная и приятная встреча — Кристобаль Хунта, который мелькает где-то на самом краю сюжета, но согласно своему характеру играет в событиях решающую роль. Ученики Стругацких в своих произведениях повторяют либо внешние формы, антураж того мира, который создали АБС, либо развивают только одно идейное направление — гностическую линию о разделении людей и разделении миров. В этой же книге мы видим другую сторону — радость творчества и научного поиска, дорогу за горизонт. 

Книга «Немного диалектики» представляет нам яркий пример освоения в нашей культуре инокультурного произведения, которое представляет собой систему самых важных, базовых идей другой культуры, причем идей разрушительных и чуждых. Сама возможность такого освоения  — сложный вопрос, который решён сейчас самым лучшим способом, созданием художественного произведения, в котором это стало возможно. Как всегда, решение сложных теоретических вопросов находят в книге критики постфактум, а читатели находят увлекательную историю и чистое читательское удовольствие!

Источник

Применимость понятия «модерн» к социокультурной ситуации в России

14269371_1118636454870879_1497471155_nОт редакции: доклад, прочитанный Ольгой Вальковой 7 сентября 2016 г на заседании философского монтеневского общества г. Луганска, открытие сезона 2016-2017 гг.

Ольга Валькова

Термином «модерн» в  культурологическом понимании принято называть в целом ту социально-культурную ситуацию, которая существовала в Западной Европе в Новое время, начав формироваться в эпоху Просвещения.

 Это эпоха, на всем протяжении которой сохранялись определенные общие черты, которые отличали ее от эпох предшествующих. И от последующей тоже, хотя именно Модерн сделал современный Запад тем, чем он сейчас является.

Read more

«Бердмен» (2014, США): война Бродвея и Голливуда 

birdmanОльга Валькова

Фильм мексиканского кинорежиссёра Алехандро Гонсалеса Иньярриту, лауреат «Оскара» 2015 года, отмеченный в девяти номинациях и удостоенный наград в таких категориях, как: «Лучший фильм», «Лучшая режиссёрская работа», «Лучший оригинальный сценарий», «Лучшая операторская работа». 
Об этом, впрочем, можно было бы и не сообщать. Как правило, к характеристике фильма это ничего не добавляет. Выбор Американской киноакадемии в последние годы носит характер настолько стохастический, не подчиняющийся никаким закономерностям, что в букмекерских конторах уже принимают ставки на то, кто станет лауреатом Оскара в текущем году. 
Может быть, в данном случае часть киноакадемиков поддалась ностальгии, припомнив свою бродвейскую молодость. Мне, во всяком случае, почему-то хочется так думать. 
Этот фильм – о Бродвее. 

Read more

Широк Шекспир – я бы сузил. Рецензия на фильм «Макбет» Д. Курзеля

Ольга Валькова

Макбет. 2015
 

kinopoisk.ru

kinopoisk.ru

   Производство Великобритании, поставлен австралийским кинорежиссером. Был представлен на прошлогоднем Каннском кинофестивале, но в число лауреатов не попал.
     Когда анонсируют новую экранизацию шекспировской трагедии – всегда ждешь с нетерпением. Что получится? Как прочитают? Как сумеют сыграть? Так уж оно есть, так уж сложилось в границах видимой Вселенной, что Шекспир – это тот эталон, по которому определяется способность  к большому.  По Шекспиру — от нуля до единицы! – оценивается талант, глубина, умение выйти за пределы обыденных чувств и стандартных реакций. «Я Шекспира играл!» — произносит во множестве романов и пьес опустившийся, спившийся актер, и ничего больше не требуется добавлять, чтобы понять глубину падения. Попробуйте подставить в эту фразу имя любого другого, сколь угодно замечательного драматурга – хоть Расина, хоть Теннесси Уильямса – и вы увидите, что фраза сразу же перестанет быть такой понятной.
    Я Шекспира ставил…
     Вот – поставили еще раз. «Макбета» — самую, пожалуй, сложную трагедию, в которой зло торжествует и кажется, что нет катарсиса. В которой на замок наступает лес, и ведьмы поют глумливую, жуткую, весёленькую песню.
     Сначала о хорошем. 

Read more

Хрустальное касталийское знание сплетается с опытом войны

От редакции: В 2015 году был опубликован сборник докладов философского монтеневского общества за 2014-й год «На грани мира и войны» (можно скачать здесь). Этот год был непростым, он стал годом войны, годом больших перемен для Луганска и для всего нашего края. Книга даёт представление о том, чем в это время интересовались луганчане, какие темы обсждали, что было важно и актуально.

Свои отзывы и рецензии оставили люди разных взлядов и политичесих предпочтений. Некоторыми рецензиями мы хотим поделиться на страницах итогового сборника и на сайте.

Read more