Tag Archive for Ольга Валькова

Е. Хаецкая. «Падение Софии». Русский роман

Ольга Валькова

И Русь все так же будет жить,
                                                                                                   Плясать и плакать у забора.
                                                                                                                                          С.Есенин

  
   Этот роман, стилистически выдержанный, насыщенный, «с атмосферой», на какое-то время превратил меня в сторонницу революции. 
     Знаете, наверное, как это бывает? — видишь сон, тягостный, но такой живой и реалистичный, что, всплывая на мгновение ближе к поверхности яви, думаешь с облегчением: «Да это же все сон! На самом-то деле все иначе…»  Вот примерно  подобное я и испытывала, возвращаясь из реальности романа, где никакой революции (ни Октябрьской, ни, судя по всему, февральской) не было, в реальность нашу, где все это было.
    Российская империя, 20… год.  Космическое корабли достигли дальних звезд, колонизируются планеты; там, на фронтире, доблестные гусары получают ранения и повышения в звании; есть такая наука — ксенопалеонтология. А здесь, в ценре Империи, по-прежнему бесятся от безделья помещики, старая барыня унижает лебезящих приживалок; девушка, интересующаяся наукой, мечтает поскорее стать  старухой, чтобы держать салон и иметь возможность хотя бы поговорить с теми, с кем ей говорить интересно. О том, чтобы самой учиться и работать, даже и речи не идет. Мужику нет хода на «чистую», господскую половину трактира. Одержимый наукой талантливый молодой человек работает управляющим у помещика и втуне мечтает о дальних экспедициях. Они есть, эти экспедиции, но… не для тех, у кого нет средств на жизнь. 
    Серые небеса, серый воздух и вечные напролазные хляби под днищем антигравитационного электромобиля.
    Неистребимый, физически ощущаемый запах старости.
    И совершенно не удивляет, что в этой унылой атмосфере заводится, как мыши в грязном белье, вылезший из каких-то теневых подпространств вампир — и высасывает остатки энергии из без того вялых, не знающих куда себя приткнуть людей. 
     Да, люди, населяющие этот мир, вроде бы совсем такие же, как в «Повестях Белкина», — милые чудаки с такими безобидными, смешными странностями. И даже свой благородный разбойник, кладущий головушку за правду, есть. Но… за прошедшее столетие с лишним куда-то девалась, рассосалась в них та хрустальная чистота, та естественность веры в добро, что неколебимо стояла в душах пушкинских героев. И когда представляешь, как в течение века таяла, уходила она, хрусталинка за хрусталинкой, из сердец, из речей, надежд и поступков, как будто какой-то вампир высасывал незаметно, — вот тут-то и думаешь: «Господи милостивый! Как все-таки хорошо, что была у нас революция! Как это чудесно, волшебно, что крестьянские мальчики летали в стратосферу, хохочущие девчонки окружали профессоров в гулких старых аудиториях — и гудела перелопаченная страна!»
    В одной из рецензий писали: возникает ощущение,что с Россией, описываемой в книге, произошло что-то ужасное, но автор, по доброте своей, от читателя это невыносимо страшное скрывает. Может, и так. А может, наоборот — чего-то  не произошло? А может — и то, и другое?
    Вот название. Ведь вряд ли это только о героине по имени Софья, отдавшейся во власть вампира. Долгое время вампир «подпитывал» ее энергией, взятой у жертв, а потом покинул — и все разом кончилось. София — это ведь Мудрость. Если Мудрость долгое время остается неизменной — не вампир ли рядом с нею?
 
2012

Прогресс технический или социальный?

Ольга Валькова

Мы, если не все, то очень многие, искренне верили в то, что технический прогресс способен смягчить неравенство и улучшить социальное устройство общества.
И у нас, казалось, были все основания для такой веры. Автоматические стиральные машины распространились повсеместно, пришли практически во все дома и освободили женщин от самой тяжелой части их домашнего труда. Страшная пропасть между богатой дамой, отдававшей белье прачке, и бедной матерью семейства, целыми днями корячившейся над корытом, исчезла. И та, и другая забрасывают белье в бак и включают машинку: это и удобнее, и дешевле, и легче для обеих.
И таких примеров много. Лифты, мобильники, интернет, памперсы, антибиотики, витамины стирают различия в образе жизни. Автомобиль богатого бездельника дороже, эффектнее, мощнее автомобиля трудяги, но в городе — ограничение скорости, а машина есть машина — она-таки ездит. И удобства, такие, как кондиционер, раньше отличавшие классные тачки от неклассных, распространяются уже на все. При всей разнице в списке объектов собственности образ жизни выравнивается.
И нам кажется, что это чудо творит технический прогресс.
Так вот. Это иллюзия, от которой, боюсь, нас очень скоро избавят.
Достаточно поднять тарифы на электричество, воду, бензин и газ — и все вернется на круги своя. 
Бедные будут ходить пешком и грязными. Держащиеся «на плаву» — стирать в корытах, мыть посуду в раковине, как наши бабушки мыли в тазиках, и гордиться тем, что не идут пешком, а способны заплатить за проезд в общественном транспорте. Автоматические стиральные машины, упругий горячий душ, памперсы и книги из интернета останутся для тех, кто способен будет за это заплатить, — как раньше прачка, нянька и горничная были для них же.
Потому что все удобства нашей жизни были обусловлены социально. Технический прогресс был лишь ответом на социальный запрос. СССР своим существованием создал вызов, и на него надо было отвечать.
И как только мы о нем, об этом укладе, о самой его возможности забудем — тарифы поднимут. Оправдывая дороговизной и ограниченностью ресурсов. И мы поверим. Потому что ресурсы действительно ограничены, а создание новых способен вызвать к жизни опять-таки только социальный запрос.
А стиралка требует водички и электричества, которые нам будут не по карману. Постоит памятником техническому прогрессу — и уйдет на помойку.
Можете не сомневаться. Как только забудем.

Источник

«Немного диалектики»

Нина Ищенко

Сегодня «Одуванчик»  с удовольствием представляет книгу Ольги Вальковой «Немного диалектики».

olga_edelberta_nemnogo_dialektiki_98106

Формально перед нами фанфик по Гарри Поттеру, но по существу — независимое произведение, в котором известные герои и ситуации составляют известный читателю фон, позволяя не отвлекаться на продумывание этой для автора периферийной стороны событий. В то же время все необходимые для понимания сюжета данный в романе приводятся, так что чтение сериала Роулинг — не обязательное требование. 

С точки зрения критика основная тема произведения может быть прояснена следующим образом. По принципам, которые реализуются в момент этического выбора, людей можно разделить на две категории. Первые исходят из себя — своих эмоций, чувств, привязанностей, их яркости и силы. Для них главное в чувстве искренность, а не разумность. Личная привязанность и личное отношение играет решающую роль в принятии решений. Для вторых же главное — сверхличный долг, моральный закон Канта. С одной стороны стоит Дориан Грей, с другой — радистка Кэт. 

Все персонажи Гарри Поттера относятся к первой категории. Единственный и неоднозначный, кого нельзя сразу же сюда отнести, это Северус Снейп. До самого конца эпопеи писательница сохраняла эту неоднозначность, пока в седьмом романе не определила Снейпа решительно и бесповоротно в первую категорию. На наше счастье, эпопею стали экранизировать до её окончания, и Алан Рикман сыграл Снейпа с той шекспировской глубиной, которая не закладывалась в образ автором. В литературе же эту глубину показывает читателю предлагаемый роман. 

Рассматривая художественные средства, использованных в книге, хочется от всей души поблагодарить автора за Александра Грина. От современного читателя редко требуется знание его книг, но отсутствие этого мира на современной литературе сказывается не лучшим образом. Грин — тот автор, о котором с наибольшим правом можно сказать, что он пишет из материи снов: его произведения воспроизводят структуру и логику сна как ни у кого другого, сквозь те события, которые он нам позволяет увидеть, постоянно просвечивает другой уровень, другая мелодия, другая странная логика, необходимость которой познается в прочтении. Воспроизвести это или как-то использовать нелегко, но у автора получилось. 

Вторая важная и приятная встреча — Кристобаль Хунта, который мелькает где-то на самом краю сюжета, но согласно своему характеру играет в событиях решающую роль. Ученики Стругацких в своих произведениях повторяют либо внешние формы, антураж того мира, который создали АБС, либо развивают только одно идейное направление — гностическую линию о разделении людей и разделении миров. В этой же книге мы видим другую сторону — радость творчества и научного поиска, дорогу за горизонт. 

Книга «Немного диалектики» представляет нам яркий пример освоения в нашей культуре инокультурного произведения, которое представляет собой систему самых важных, базовых идей другой культуры, причем идей разрушительных и чуждых. Сама возможность такого освоения  — сложный вопрос, который решён сейчас самым лучшим способом, созданием художественного произведения, в котором это стало возможно. Как всегда, решение сложных теоретических вопросов находят в книге критики постфактум, а читатели находят увлекательную историю и чистое читательское удовольствие!

Источник

Применимость понятия «модерн» к социокультурной ситуации в России

14269371_1118636454870879_1497471155_nОт редакции: доклад, прочитанный Ольгой Вальковой 7 сентября 2016 г на заседании философского монтеневского общества г. Луганска, открытие сезона 2016-2017 гг.

Ольга Валькова

Термином «модерн» в  культурологическом понимании принято называть в целом ту социально-культурную ситуацию, которая существовала в Западной Европе в Новое время, начав формироваться в эпоху Просвещения.

 Это эпоха, на всем протяжении которой сохранялись определенные общие черты, которые отличали ее от эпох предшествующих. И от последующей тоже, хотя именно Модерн сделал современный Запад тем, чем он сейчас является.

Read more

«Бердмен» (2014, США): война Бродвея и Голливуда 

birdmanОльга Валькова

Фильм мексиканского кинорежиссёра Алехандро Гонсалеса Иньярриту, лауреат «Оскара» 2015 года, отмеченный в девяти номинациях и удостоенный наград в таких категориях, как: «Лучший фильм», «Лучшая режиссёрская работа», «Лучший оригинальный сценарий», «Лучшая операторская работа». 
Об этом, впрочем, можно было бы и не сообщать. Как правило, к характеристике фильма это ничего не добавляет. Выбор Американской киноакадемии в последние годы носит характер настолько стохастический, не подчиняющийся никаким закономерностям, что в букмекерских конторах уже принимают ставки на то, кто станет лауреатом Оскара в текущем году. 
Может быть, в данном случае часть киноакадемиков поддалась ностальгии, припомнив свою бродвейскую молодость. Мне, во всяком случае, почему-то хочется так думать. 
Этот фильм – о Бродвее. 

Read more

Широк Шекспир – я бы сузил. Рецензия на фильм «Макбет» Д. Курзеля

Ольга Валькова

Макбет. 2015
 

kinopoisk.ru

kinopoisk.ru

   Производство Великобритании, поставлен австралийским кинорежиссером. Был представлен на прошлогоднем Каннском кинофестивале, но в число лауреатов не попал.
     Когда анонсируют новую экранизацию шекспировской трагедии – всегда ждешь с нетерпением. Что получится? Как прочитают? Как сумеют сыграть? Так уж оно есть, так уж сложилось в границах видимой Вселенной, что Шекспир – это тот эталон, по которому определяется способность  к большому.  По Шекспиру — от нуля до единицы! – оценивается талант, глубина, умение выйти за пределы обыденных чувств и стандартных реакций. «Я Шекспира играл!» — произносит во множестве романов и пьес опустившийся, спившийся актер, и ничего больше не требуется добавлять, чтобы понять глубину падения. Попробуйте подставить в эту фразу имя любого другого, сколь угодно замечательного драматурга – хоть Расина, хоть Теннесси Уильямса – и вы увидите, что фраза сразу же перестанет быть такой понятной.
    Я Шекспира ставил…
     Вот – поставили еще раз. «Макбета» — самую, пожалуй, сложную трагедию, в которой зло торжествует и кажется, что нет катарсиса. В которой на замок наступает лес, и ведьмы поют глумливую, жуткую, весёленькую песню.
     Сначала о хорошем. 

Read more

Хрустальное касталийское знание сплетается с опытом войны

От редакции: В 2015 году был опубликован сборник докладов философского монтеневского общества за 2014-й год «На грани мира и войны» (можно скачать здесь). Этот год был непростым, он стал годом войны, годом больших перемен для Луганска и для всего нашего края. Книга даёт представление о том, чем в это время интересовались луганчане, какие темы обсждали, что было важно и актуально.

Свои отзывы и рецензии оставили люди разных взлядов и политичесих предпочтений. Некоторыми рецензиями мы хотим поделиться на страницах итогового сборника и на сайте.

Read more