Tag Archive for поэзия

Война и порнография. Три стихотворения о войне в проекте «Новая поэзия»

На  проект «Новая поэзия» российского издания «Афиша Daily»  обратила мое внимание подруга. Афиша публикует три стихотворения определенной тематики, и авторы этих стихов комментируют их, рассказывая, как создавались произведения. Тематика подборок, как правило, лежит в области либеральной повестки, например: «Красный день календаря: три стихотворения о менструации», «Слушай они убьют меня: три стихотворения о расизме» (в эту подборку почему-то попало стихотворение Всеволода Емелина «Скинхедский роман»),   «Познакомьтесь с квир-поэтом…. » (квир –  собирательный термин, используемый для обозначения человека, относящегося к сексуальным и гендерным меньшинствам) и т.д. и т. п.  Все эти темы на грани хайпа и порнографии. Поэтому,  когда я увидела название: «По окончании войн не знаешь, что делать: Три стихотворения о войне и жизни после нее», я насторожилась! И не зря.  Стихи, опубликованные в день нападения Германии на Советский Союз 22 июня 2020 года, выражают представление о войне тех людей, которые не воевали,   не побеждали, не хотят и не могут оценить то, что было сделано в военные годы.

Хотя войну Украины и Донбасса, я переживаю в Луганске, в прифротовом городе, имею опыт пребывания в этом пространстве, я  не считаю, что о войне может писать только тот, кто воевал.  Яркий пример обратного дает поэт Владимир Высоцкий, который написал ряд великолепных песен о войне в силу того, что он разделял взгляды и ценности тех кто воевал. Если говорить по-научному имел с ними общую идентичность. Его собственное воображение и опыт подсказывали ему единственно верные слова.

Совсем другое дело поэты Федор Сваровский, Елена Ефимова и украинский автор Борис Херсонский. Read more

Рывок к свободе

Андрей Чернов

Несколько слов о поэтической книге Юрия Свидерского «…позже, чем никогда»

Сборник стихотворений Юрия Свидерского «…позже, чем никогда» увидел свет в Луганске в 2020 году. Книга оформлена в духе «самиздатовских» изданий, при этом автор и оформители с юмором подошли к изложению традиционных исходных книжных сведений. Иронично-шутливые формулировки «нелитературно-нихудожественного издания» (так в оригинале) явно отсылают к многочисленным собратьям так называемой контркультуры.

Впрочем, это лишь напускная, чисто оберточная сторона книги. Открыв её, мы соприкасаемся с поэзией, созвучной русской классике. Не по букве, а по своему духу, что, конечно же, важнее любых формальностей.

Юрию Свидерскому удалось успешно представить сложную палитру мироощущения современного человека, остро переживающего экзистенциальную тягу к свободе и своё зрелое понимание социальной несвободы – такой же глубинной, как и человеческая тяга к воле. При этом примечательно, что по многим приметам узнается в лирическом герое не только наш современник, но и наш сосед – такой же, как мы, житель Донбасса, который живёт более шести лет в условиях войны. Read more

Николай Гумилев. Заблудившийся трамвай

От редакции: с 2014 года в Луганске не ходят трамваи. Парк был уничтожен, рельсы повреждены, восстанавливать не стали. Только в стихотворении Гумилёва можно почувствовать теперь полёт, который в наше время передается образами космических скоростей. Итак, летим. 

Заблудившийся трамвай
Шел я по улице незнакомой
И вдруг услышал вороний грай,
И звоны лютни, и дальние громы, —
Передо мною летел трамвай.

Как я вскочил на его подножку,
Было загадкою для меня,
В воздухе огненную дорожку
Он оставлял и при свете дня.

Мчался он бурей темной, крылатой,
Он заблудился в бездне времен…
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон.

Поздно. Уж мы обогнули стену,
Мы проскочили сквозь рощу пальм,
Через Неву, через Нил и Сену
Мы прогремели по трем мостам.

И, промелькнув у оконной рамы,
Бросил нам вслед пытливый взгляд
Нищий старик, — конечно, тот самый,
Что умер в Бейруте год назад.

Где я? Так томно и так тревожно
Сердце мое стучит в ответ:
«Видишь вокзал, на котором можно
В Индию Духа купить билет?»

Вывеска… кровью налитые буквы
Гласят: «Зеленная», — знаю, тут
Вместо капусты и вместо брюквы
Мертвые головы продают.

В красной рубашке, с лицом как вымя,
Голову срезал палач и мне,
Она лежала вместе с другими
Здесь, в ящике скользком, на самом дне.

А в переулке забор дощатый,
Дом в три окна и серый газон…
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон.

Машенька, ты здесь жила и пела,
Мне, жениху, ковер ткала,
Где же теперь твой голос и тело,
Может ли быть, что ты умерла?

Как ты стонала в своей светлице,
Я же с напудренною косой
Шел представляться Императрице
И не увиделся вновь с тобой.

Понял теперь я: наша свобода —
Только оттуда бьющий свет,
Люди и тени стоят у входа
В зоологический сад планет.

И сразу ветер знакомый и сладкий,
И за мостом летит на меня
Всадника длань в железной перчатке
И два копыта его коня.

Верной твердынею православья
Врезан Исакий в вышине,
Там отслужу молебен о здравье
Машеньки и панихиду по мне.

И всё ж навеки сердце угрюмо,
И трудно дышать, и больно жить…
Машенька, я никогда не думал,
Что можно так любить и грустить.

Ольга Старушко – Абрикос

Архилоху, границы жизни которого определяют лишь приблизительно, по упоминанию солнечного затмения: 6 апреля то ли 711, то ли 648 года до нашей эры.

…Пусть теперь кругом засады – твердо стой, не трепещи.
Победишь – своей победы напоказ не выставляй,
Победят – не огорчайся, запершись в дому, не плачь.
В меру радуйся в удаче, в меру в бедствиях горюй.
Познавай тот ритм, что в жизни человеческой сокрыт.
в переводе В.Вересаева

Цвет абрикоса опадает в ночь
от влажного дыхания тумана,
и напоён апрель благоуханьем,
когда прольётся лепестковый дождь. 

У косточковых сложная судьба.
То от земли исходит тёплый пар, то
седой Борей надует щёки ― ба! ―
и сад в снегу последним утром марта,
и ржавь пожрёт соцветия: прощай,
надежда на завидный урожай. 

Но всё-таки ― возьми хоть прошлый год ―
цвет выживет и плод подарит спелый. 

Смотри: Read more

Новая жизнь

Елена Заславская

Как ведать, может быть, и есть в природе звуки,
Благоухания, цветы и голоса –
Предвестники для нас последнего часа́
И усладители последней нашей муки, –
И ими-то Судеб посланник роковой,
Когда сынов Земли из жизни вызывает,
Как тканью легкою, свой образ прикрывает…
Да утаит от них приход ужасный свой!..
Федор Тютчев

В Камброде зацветают вишни!
Что ж мы дожили до весны!
Мне виделись дурные сны,
Что ты оставил нас, Всевышний,
Что между мною и тобой
Дистанция, чуть больше метра.
Пьета, не ведая Завета,
Прикрыла маской скорбный лик свой.
И мы без света и любви
Как на асфальте ихтиандры
Хватаем ртами воздух жадно
Уже без стонов и молитв…
Есть неземная красота
Весны под белым покрывалом.
Так что же это – белый саван
Или венчальная фата?
Закончатся дурные сны
И будет новый день господень?
Из косточки росток восходит.
Цветут луганские сады!

2020

«Донбасский имажинэр»: философские аспекты и литературные достоинства

Презентация книги Елены Заславской состоялась на заседании Философского монтеневского общества Луганска в среду, 11 марта 2020 года. Гости мероприятия смогли узнать о роли Социологии воображения в концепции книги, расспросить поэта о тайнах творчества и получить в подарок книгу с автографом!

Аудиозапись презентации: выступление Елены Заславской об истории первых публикаций стихов, вошедших в книгу, доклад Нины Ищенко «Человек воображающий во французской философии и луганской поэзии», прослушав который, вы узнаете, что такое имажинэр, диурн и ноктюрн, а также авторское чтение избранных произведений сборника:

Фотографии с презентации:

 

Презентация книги «Донбасский имажинэр»

Скоро! Сразу после праздников! 11 марта в 14:30 состоится литературно-философское заседание Монтеневского общества.

В ходе заседания состоится презентация книги Елены Заславской «Донбасский имажинэр», а также обсуждение концепции человека воображающего во французской философии, в творчестве Жильбера Дюрана.

«Донбасский имажинэр» – книга-аллигат, что означает две книги стихов под одной обложкой. На создание именно такой книги автора вдохновил любимый сербский писатель Милорад Павич, написавший аллигат «Внутренняя сторона ветра», и русский философ Александр Дугин, построивший на основе философии Дюрана социологию воображения.

В книге Елены Заславской «Донбасский имажинэр» собраны довоенные и современные стихи. Особенность книги в том, что поэмы, в которых действуют два персонажа, разбиты на две части и помещены в разные книги, как отражающие разные режимы человеческой деятельности – режим ноктюрна и режим диурна. В результате получилось новое художественное целое, в котором нашлось место Орфею и Эвридике, Бонни и Клайду, украинскому прошлому и русскому настоящему.

В книге используются иллюстрации Анастасии Лелюк и Станислава Власова.Книга «Донбасский имажинэр» вышла небольшим тиражом на средства поклонников.

Приходите на презентацию по адресу: Далевский университет. 2-й корпус (Кв. Молодежный, 20-А), аудитория 111. Начало в 14:30.
Слушайте стихи, участвуйте в обсуждении! Читайте книгу!

Опыт № 13. НОВЫЙ ЭГРЕГОР

Владимир Карбань

Читатель с первых же строк попадает в ситуацию экзистенциального кризиса, разрушения всего привычного уклада, вызванного войной, причём, наряду с природным миром рушится и мир космический, и мир внутренних психических установок (твой личный эгрегор дряхлеет и истощается, твой близкий человек тебе изменил, сердце каменеет). И если у Леси Украинки выход из подобной ситуации виделся в почти бессодержательном, абстрактном contra spem spero, то здесь помощь приходит от святых сущностей Бога, Правды и Любви, а обращение к ним, повторяясь, превращается в форму заговора. Синергия человека и божественных сил обновляет и возрождает землю. И хотя автор стоически успокаивает себя, что для таких, как она, нет на свете ни покоя, ни счастья, ни любви, последние строки, противореча этому, обещают начало новой жизни. Read more

Фадей Максимов — Мой августовский серафим

Лениво плыл по крышам летний зной,
Распугивала кошка сизарей.
Вылизывал дорожки суховей,
И солнце расползалось на заре,
Дав раненому городу покой.

И вроде бы не скажешь, что война:
Сверчки поют, а вызвездило так,
Что звёзды — будто чищеный пятак,
Слепят до боли — пялиться устал
В межактовом затишье канонад…

Растёкся по роялю парафин
Причудливым негаданным пятном.
Жжёт тишина, больная на излом —
За хрупким забинтованным стеклом
Летает августовский серафим.

Считает битых окон пустоту
В расстрелянных измученных домах.
Тяжёлых камуфляжных крыльев взмах. –
Срывает сон. — Как не сойти с ума? —
И не услышать, как тебя сочтут.

Свернувшись эмбрионом на полу,
Не думая о «завтра» и «потом»,
Бубнить шаблонный и простой рингтон
Учётчику, одетому в хитон:
«Не надо. Не сегодня. Не умру».

Срываешься, коверкая мотив,
Спасение найдя в беззвучье сна.
А шестикрылый шепчет имена
Под выстрелы, какого-то рожна,
Твоё случайно имя… пропустив.

Бумажный самолёт из огненного Донбасса

Андрей Чернов

Так мало преподносит нам война светлых подарков. Война щедра на горести и разлуку, она шлёт нам из своего огненного вихря жуткие сгустки смерти – осколки с рваными краями. Вот один – прикоснись к нему, возьми в ладонь… Ты чувствуешь? Это лежит на твоей ладони чья-то смерть. Но, слава Богу, осколок этот не испил крови, не исполнил своего предназначения.

Сквозь огненный вихрь прорываются, порою, не только осколки. Вот, покружив, спускается легкое невесомое чудо – крохотный бумажный самолёт. Чья рука его пустила из Донбасса? Чья рука уберегла от огненного дыхания?

Сквозь обожжённые складки просматриваются буквы, слова, читаются строки и строфы.

Что если самолёт не долетит?

Что если упадёт листком тетрадки?

И тайна превратится в алфавит,

В застывшую гармонию порядка.

«Бумажный самолёт» – так назвала свою книгу стихотворений поэт фронтового донбасского Луганска Елена Заславская. Созданная среди войны книга, тем не менее, не посвящена военным событиям в Донбассе, автор намеренно увела читателя от этой трагичной реальности. И даже характеристика, поставленная Еленой Заславской на титульном листе: «Светлая лирика», также призвана увести от излишней перегруженности военной тематикой. И это легко объясняется – война в Донбассе длится уже пять лет, дольше, чем Великая Отечественная. Конечно же, общество – прежде всего в Донбассе – устало от этого. Устало от неопределенности «бесконечной войны».

Read more