Tag Archive for попаданцы

Константин Фрумкин. Альтернативно-историческая фантастика как форма исторической памяти

Фрумкин К.Г. Альтернативно-историческая фантастика как форма исторической памяти // «Историческая экспертиза»

Не будет большим преувеличением сказать, что примерно на рубеже 1980-х и 90-х годов русская культура перестала быть литературоцентричной и стала «историоцентричной». Причин для этого было более чем достаточно. Прежде всего, Россия оказалась в центре жестокого катаклизма, который не мог восприниматься иначе как именно исторический катаклизм – следствие предшествующего исторического развития. При этом советский режим считал одним из источников своей легитимации определенную философию истории, а «перестроечная» интеллектуальная революция, на фоне которой коммунистический режим рухнул, сама базировалась на отрицании этой философии истории, на альтернативном взгляде на место советского режима в мировом социальном развитии, и заодно на преодоление касавшейся исторической информации советской цензуры. Геополитический катаклизм 1991 года был одновременно революцией в сфере исторической памяти, все важнейшие события текущей политики оказалась под прицелом ориентированной на историзм оптики, при этом катастрофичность последовавших событий немедленно поставила вопрос о проблематичности и даже «ошибочности» предшествовавшей истории. И одним из отражений этой коллизии в художественной литературе стал расцвет так называемой альтернативно-исторической фантастики, то есть фантастики, предлагавшей воображаемое исправление реального хода истории и рисовавшей картины измененного, альтернативного течения исторических событий.

Конечно, альтернативно-историческая фантастика не является русским изобретением и возникла гораздо раньше эпохи Перестройки. На русском языке первые альтернативно-исторические произведения были написаны еще в начале 1920-х годов: это «Вторая жизнь Наполеона» и «Пугачев победитель» жившего в Италии русского эмигранта Михаила Первухина. В 1926 году трое писателей — Вениамин Гиршгорн, Иосиф Келлер и Борис Липатов – пишут «Бесцеремонный роман», в котором отправляют уральского инженера в наполеоновскую Францию, чтобы изменить историю и дать победу Наполеону. Затем был перерыв — и только в 1968 году советский фантаст Север Гансовский публикует рассказ «Демон истории» в котором герои с помощью машины времени пытаются изменить ход Второй мировой войны. Стоит при этом отметить, что в эту эпоху «Больших 60-х» и на западе пишутся известные романы об альтернативном сценарии Второй мировой войны — это «Человек в высоком замке» Филиппа Дика и «Фатерланд» Роберта Харриса. Read more

Обсуждение хронотуризма в Луганске

На философском монтеневском обществе Луганска состоялось обсуждение популярного литературного жанра — хронотуризма. Появившийся в конце XIX века жанр оставался на периферии литературного процесса, а в наши дни, сто лет спустя, переживает настоящий бум. В чём причина такой востребованности попаданчества? Чем привлекательно это явление для культуролога и философа? Каковы перспективы его развития? Варианты ответов на эти и другие вопросы пытались найти философы Луганска на последнем в этом учебном году заседании ФМО. Аудиозапись по ссылке.

ФМО 310517 Хронотуристы

ФМО официально уходит на летние каникулы, заседания возобновятся в сентябре. Если у вас есть идеи докладов, вы хотите выступить, обсудить интересующую вас тему, пишите и делайте заявку! ФМО отрыто для всех, кто увлекается философией, культурологией, социологией и готов поделиться своими идеями! 

Заседание ФМО: «Хронотуризм как межкультурная коммуникация»

В ближайшую среду, 31-го мая, на заседании монтеневского общества будем говорить о попаданцах! Попаданцы, или хронотуристы, суть люди, которые волшебным образом попадают в другое время, и о приключениях которых в этом времени пишут приключенческие книги. О распространённости этого литературного жанра можно составить представление в любой он-лайн библиотеке, а о месте явления в философии культуры — в Далевском университете города Луганска. 

Доклад делает Нина Сергеевна Ищенко, начало в 14.00, кабинет 111. 

О попаданцах

Армен Асриян

Попаданцы в послевоенный СССР удивительно однообразны. Нет, понятно, что почти все бросаются спасать строй, не имеющий никаких шансов на выживание после хрущевско-жуковского мятежа, и это им, вопреки всякой исторической логике, удается. Однообразны они и в обретении начального капитала — исключительно плагиат. Все издают книги, написанные куда позже, самые сообразительные — еще и песни: позднюю эстраду и раннюю попсу. Как была устроена эстрадная кухня шестидесятых-семидесятых — не в курсе, но издательскую представляю неплохо. Только одному-единственному персонажу пришла в голову здравая мысль — во-первых, озаботиться рекомендацией маститого писателя, а во-вторых, предложить гонорар за первые две книги директору издательства в качестве взятки. Ну, у этого хоть какие-то шансы были бы…

А вот хотелось бы, к примеру, прочитать книгу, где герой, шахматист хотя бы уровня кмс, после попадания начинает шахматную карьеру, вооруженный поздними разработками. Шахматы времен Ботвинника-Кереса-Смыслова-Бронштейна и шахматы Каспарова-Карпова-Крамника-Ананда — это, знаете ли, совсем разные шахматы… Увы, закавыка тут в том, что автор сам должен быть шахматистом хотя бы того же кмс-совского уровня — да где теперь такого найдешь…
"Рассуждать о шахматах, не имея хотя бы первого разряда — дешевое пижонство". Михаил Таль. 
А жаль.

Источник