Tag Archive for Пропп

Одуванчик рекомендует: «Степь»

Архаичный ритуал и волшебная сказка в книге реалиста и классика

Антон Чехов. «Степь»

Сюжет повести Чехова прост: мальчик Егорушка едет из родного дома в большой город, где ему предстоит поступить в гимназию учиться. Его дорога по степи, встречи с разными людьми, незначительные на первых взгляд события этого путешествия – купание в реке, гроза – и составляют содержание повести. Однако в конце дороги, в новом городе, Егорушка оказывается не таким, как в начале пути. Степь, по которой он ехал, изменила его, и поступать в гимназию приехал другой человек. Не говоря этого прямо, Чехов явно показывает, что дорога по степи стала инициацией, в результате которой, пройдя через ряд испытаний, мальчик становится взрослым человеком.

У Чехова инициация связана с дорогой, что бывает не всегда. Местом инициации часто является лес, но у Чехова это место занимает степь.

Советский филолог Владимир Пропп в своей классической работе «Исторические корни волшебной сказки» показал, что темный лес в сказке является местом инициации, а персонаж, которого главный герой встречает на окраине леса – баба Яга в избушке – является привратников другого мира, пропускающим героя в мир смерти. В избушке бабы Яги герою часто дают какой-то подарок, который помогает ему в пути через лес, – коня или клубок. В лесу также герой встречает демонических существ, отшельников-аскетов, а также волшебного помощника, который помогает ему советами. У Чехова всех этих персонажей Егорушка встречает в степи, начиная с постоялого двора Мойсей Мойсеича.

Постоялый двор воспринимается Егорушкой как что-то незнакомое и совершенно чуждое. Хозяин постоялого двора и его семья производят впечатление людей иного мира, Егорушка никогда ничего подобного не видел, их странность подчеркивается. Мойсей Мойсеич и его жена дают Егорушке пряник. Этот пряник Егорушка положил в карман и не съел. Пряник остается в кармане на всем пути Егорушки, и полностью размокает от дождя и тает во время последней грозы, в которой и завершается перерождение героя. После этого волшебный предмет из иного мира уже не нужен, он сам собой разрушается и не выходит из мира степи в обычный город.

Также на постоялом дворе Егорушка видит Соломона, брата Мойсей Мойсеича, который полученное им наследство, все деньги, сжег в печке. Это поступок подчеркнуто аскетический, символизирующий отказ от мира, который по плечу не каждому.

Функцию волшебного помощника, который помогает герою советами, в повести выполняют два персонажа – отец Христофор и старик Пантелей. Оба помощника в первую очередь помогают герою советами, объясняют, как себя вести в новом мире.

Отец Христофор едет в степь по торговым делам, однако это не отменяет его сакрального статуса. Наоборот, тот факт, что он священник, постоянно подчеркивается: он говорит о церковной жизни, читает молитвы, дядя Егорушки Кузьмичев, руководитель поездки, вынужден против воли задерживаться в пути, чтобы отец Христофор мог исполнить нужные обряды. Отец Христофор рассказывает Егорушке, как нужно учиться, что нужно делать в той будущей жизни, к которой он направляется. В начале пути Кузьмичев и отец Христофор сворачивают в сторону по делам, оставляя Егорушку с обозом, который идет к пункту их общего назначения. Здесь Егорушку берет под свое покровительство старик Пантелей.

Странность, неотмирность старика Пантелея подчеркивается прежде всего его внешностью, тем, что он ходит босой. Связь Пантелея с миром смерти тоже существует в повести: у Пантелея сгорела вся семья, жена бросилась в горящую избу за детьми, и с ними погибла. Пантелей не только дает Егорушке конкретные рекомендации, как себя вести в пути, но и защищает мальчика, когда это нужно, кормит его и помогает пережить грозу, в которой и происходит заключительное очищение героя в завершении инициации.

Таким образом, Чехов на материале современной ему жизни воспроизвел, возможно, бессознательно, основные моменты инициации мальчика, существующие в культуре всех народов мира, включая русскую.

Мифологическое клише в фильмах про Джеймса Бонда

eruslanСереченко Е.В., курсовая работа, Москва, 2001. Избранные отрывки:

"Пространство, в котором существует Джеймс Бонд также крайне мифологично. Прежде всего, оно явственно делится на свой и чужие миры. Центром мира Бонда является кабинет начальника секретной службы М, где агент 007 получает очередное задание, с неизменной секретаршей Манипени у входа. Как и положено центру своего мира, он одновременно является и его окраиной, он наиболее удален и одновременно наиболее близок к чужим мирам, так как именно отсюда Бонд отправляется на выполнение задания.

Чужие миры (а их бесконечно много в фильмах) представлены во всем своем ослепительном великолепии. И дело здесь не только в роскошном антураже, на фоне которого происходит действие: фешенебельные отели, пляжи, яхты, лимузины, казино. Места, куда направляется Бонд для выполнения своей миссии, всегда экзотичны. Выполняя разные задания Джеймс Бонд побывал на Ямайке и Багамах, в Стамбуле и Венеции, в Рио-де-Жанейро и Каире, в Японии и Азербайджане, в романтическом Париже и блистательном Лас-Вегасе, в далёкой и экзотической Индии, среди джунглей и старинных дворцов и в суровых льдах российского заполярья. Касательно последнего уместно вспомнить, что чужой мир может быть представлен и крайне неприглядно, ведь в для мифологического мышления характерно тождество противоположностей. Более того, холодная страна льда и снега может являться в фильмах про Бонда воплощением страны смерти. Иногда царство смерти выражено более явственно. Например, в фильме “Завтра не умрет никогда” Джеймс Бонд проникает на затонувший корабль на дне моря (!), который наполнен трупами утонувших членов команды корабля, чтобы узнать причину их гибели. Корабль начинается крениться на бок, и Бонд еле успевает из него выбраться. Связь с водой, мертвецы, отыскание секретных знаний, трудность выхода — все это указывает на то, что Бонд попал именно в нижний мир, т.е. царство смерти.

Read more