Tag Archive for революция

Новый проект «Донбасс-17. К столетию революции»

Совместный проект Одуванчика и Философского Монтеневского общества: «Донбасс-17» посвящается годовщине событий 1917 года.

В наши дни, как и сто лет назад, Донбасс в огне. Здесь происходят важные события, определяющие направление истории и духовный климат общества. Деятели культуры, в частности ФМО, хотят напомнить об историческом переломе прошлого и провести аналогии с переменами нынешнего времени. История должна осмысляться. Любое событие попадает в культурное ядро цивилизации, будучи преображённым с помощью средств культуры — когда о нём поют, пишут, рисуют, создают философские очерки. Гомер сказал, что боги посылают людям приключения, дабы певцам было о чём петь. Борхес развивает эту мысль — всё происходящее с нами вносится в книгу, которую мы пишем своими судьбами, а поэты, писатели, философы ещё и словами.

Проект объединит тексты, относящиеся в событиям столетней давности и нынешнему времени. Это будут небольшие по объему поэтические, прозаические и философские тексты, а также дневниковые записи и мемуарная литература. В проекте могут принять участие все желающие. Если у вас есть любимое произведение, посвященное гражданской войне на Донбассе или нынешним событиям, если какая-то мысль кажется вам верной и необходимой для понимания этих событий поделитесь с читателями Одуванчика.

По результатам этого проекта ФМО и Одуванчик планируют подготовить сборник  в электронном виде и по возможности издать его на бумаге.

Тексты вы можете опубликовать в группе Одуванчика ВК и в ФБ с тегом #донбасс17 или же присылайте на почту: oduvanchik.lugansk@gmail.com

 

«Окаянные дни»: 100 лет назад и сегодня

Лемурка

«Окаянные дни», похоже, читали все, кроме меня. Ну и я теперь асилила.

Мои впечатления:

  • Очень злободневно звучит. Ну очень-очень-очень злободневно. Бунин высказывается примерно в том же хейтерском ключе, как сегодня половина фейсбука вещает (либеральная половина, заметим). Некоторые пассажи выглядят, как будто сейчас из бложика Сергея Пархоменко (ну, Бунин, несомненно, много талантливее, но градус ненависти – схож).
  • Бунину аж дурно от того, в каких условиях он живёт и с каким быдлом сталкивается. Его в самом прямом смысле «аж трисёт» – постоянно упоминает о разных проявлениях соматизации: руки тряслись, ноги подкашивались, шёл как пьяный, мороз в голове, услышал новость – и чуть не упал. Тут, конечно, человека жалко – эк его колбасит.
  • При этом он совершенно нерефлексивно ненавидит происходящее вокруг и даже не пытается вникнуть в положение других, проявить эмпатию. Не, нуачо? Всё ж было суперски, ему всегда жилось тепло, сыто и удобно; антоновские яблоки, деревенские девки, вот это вот всё. Самая тягостная проблема описывалась  в "Чистом четверге": когда дама обманула – дать дала, а замуж не пошла. А потом вдруг бац – и набежала вся эта злобная матросня, жиды и недоучившиеся студенты с наганами. Затрясёшься тут от ярости. Откуда вы все выползли, спрашивает автор, ну чего вам не жилось? Мне же вот жилось отлично. Без вас-то.
  • Бунин явно привык жить сыто, по-барски, это для него правильно, нормально, естественно. Как выживает прочая голытьба, его в душе не интересует. Историйка: Бунин покупает фунт табаку, вывешивает в окне между фортками («чтобы не сох»). На следующий день – звон разбитого стекла, улепётывающий голодранец с табаком. «Везде грабёж!» – возмущен Бунин. Да, нехорошо как-то, барина обчистили. Ему теперь неприятно, он обижен и возмущён. О том, чтобы пожалеть кого-нибудь нищего на улице, купить что-то из жалости у обедневшего или просто подать бедняку – о таком ни разу не сказано (не знаю, делал ли он это; но точно не упомянуто); видимо, не случилось ничего такого, от чего шевельнулось сочувствием бунинское сердце. О том же, какие лишения претерпевает он сам (грубость, гадость, хамство, грязь, дороговизна; жену его могут облапать на улице) – об этом упоминания на каждой странице. С большой причём ненавистью. Других же ему не жаль ни секундочки – ни ближних, ни дальних.
  • Вообще очень заметно, что внешнюю сторону происходящего Бунин описывает в своей фирменной стилистике, тонко подмечая детали («широкие, крепкие спины извозчиков»; «раздувающиеся ноздри матросов», их адские клеша и переизбыток оружия) – а внутренняя жизнь людей вокруг его не интересует ну совсем ни капельки. Ни одной попытки узнать, чем живы другие, вникнуть в душу. Только ярлыки, хейтерство, злопыхания.
  • «Улица безъязыкая» явно не в состоянии объяснить культурному и начитанному барину, что именно их не устраивало в прежнем, таком для него сладком укладе жизни. Бунин раздражается: «Да что это вы всё поминаете Салтычиху» – то есть, похоже, что в публицистике тех времён упоминалась эта изуверка. Действительно, тут не поспоришь: Салтычиха была давно и её даже наказали. Обитатели улиц, вот эти тогдашние 84% – явно говорят на другом языке, на нём и выражают свои претензии. Культурный, начитанный аристократ и помещик просто живёт в другом мире, с другими интересами и проблемами. Его не волнуют сложности «пролов», ему было всегда всё норм. Тем удивительнее и неожиданнее для него оказывается социальный взрыв. То есть, народ не умеет объяснить интеллигенции своих проблем, а интеллигенция просто не интересуется, как на самом деле живётся народу. Знаете, а за 100 лет ничего не изменилось; и сегодня всё так.
  • За собственный дискомфорт и неудобства Бунин ненавидит всё и всех совершенно утробно, хтонически (как тут не вспомнить недавние пармезанно-хамонные волнения в фейсбуках и призывы к топору от некоего фрилансера, который внезапно обнаружил, что привычная продовольственная корзина из деликатесов и лакомств внезапно подорожала). Где-то с середины текст написан чистым ядом; ненависть брызжет из каждой бунинской строчки.
  • Автор постоянно делает далеко идущие глубокомысленные выводы из каждой мелкой ситуации, которая случается с ним или вокруг в мире (а тут вспоминаются блоггеры, которые примерно раз в неделю-две публикуют заявления: «Ну вот, началось…» — маркером этого «началось» может служить, кроме шуток, что угодно). Сейчас читать эти бунинские заметки и смешно и любопытно: кто все эти люди, с которыми он связывал существенные, важные грядущие перемены? Неизвестные фамилии, ничем не прославленные.
  • Ещё одно забавное свидетельство истории вековой давности – заголовки газет. Из тех, что упомянуты, понятно, что большевикам в те поры было глубоко и искренне наплевать на всё, что творится в России: они и правда ждали «пожара мировой революции». Цитируемые Буниным заголовки так и кричат: вот же, вот, вот, товарищи, немного осталось – щас полыхнёт!!! Как-то понятнее становится, почему такая фигня и беспредельщина творились: похоже, на внутренние дела и проекты большевики переключились несколько позже (замутили всякие там ГОЭЛРО и прочие НЭПы), а тогда в приоритете была политика внешняя.
  • Часты упоминания о встречах автора с вооружёнными людьми, которые либо молча мрачны, либо беспричинно жестоки. Опять-таки, это перекликается с историями о сегодняшних днях ополчения, когда у «человека с ружьём» от близости собственной смерти, а также от потенциальной лёгкости убийства слегка (или не слегка) съезжает крыша. (Где-то в блогах встречала историю от журналиста, который приехал на Донбасс, подошёл к ополченцу и стал выпрашивать шеврон: «Я их коллекционирую». Тот, не мудрствуя лукаво, предложил убираться подобру-поздорову, не то шлёпнем тебя, дядя. Журналист почёл за благо отвалить). Вооружённая солдатня регулярно врывается к Буниным в квартиру, ищет кого-то (или чего-то), потом отваливает, потом снова врывается. В какой-то момент у него заканчиваются даже силы их за это ненавидеть.
  • Забавно выглядят (и я тоже нахожу параллели с сегодняшними днями) попытки объяснить происходящее с «научной» точки зрения – привлекая антропометрию, Ломброзо, «теорию личности преступника», вот эту вот всю гуманитарную муть. Да-да, и про «красивые лица» у Бунина тоже есть, вы не поверите! Правда, Бунин был ещё и образованным человеком (чем наши креаклы похвастаться не могут). Поэтому Бунин пространно рассуждает о деятелях Великой Французской революции, находя их такими же подлыми, жестокими, развратными мутантами, какими, несомненно, являются вожди большевиков; а нынешним креаклам удаётся только ляпнуть: «население России восемь миллионов». Тут, несомненно, разница есть.
  •  

Резюме: не, ну что-то надо уже делать. Вот уже 100 лет что ни делаем – всё равно, как в том анекдоте, пулемёт получается. Почему образованному классу настолько искренне начхать на собственный народ? Откуда этот паразитизм и любовь исключительно к хамонусобственному набитому брюху и сытой, беззаботной жизни? Откуда это глубокое, истовое нежелание увидеть, за чей счёт живешь? И можно ли это изменить?..